Взыскание судебных издержек при определении права общения с ребенком

ВС: Порядок общения ребенка с проживающим отдельно родителем должен быть мотивирован

Взыскание судебных издержек при определении права общения с ребенком

29 января Верховный Суд РФ вынес Определение по делу № 18-КГ18-223 об определении места жительства ребенка и порядка его общения с родителем, проживающим отдельно, а также о взыскании алиментов.

Как суды искали компромисс

Олеся Новожилова и Максим Веретельников проживали одной семьей без регистрации брака, воспитывали их общего малолетнего сына. До июня 2017 г. ребенок проживал с матерью, а когда отношения родителей прекратились, отец забрал его к себе.

В связи с этим женщина обратилась в суд с иском об определении места жительства ребенка, взыскании с ответчика алиментов на его содержание, а также установлении порядка общения ребенка с отцом – 5 часов по четным числам месяца, по месту проживания матери с правом посещения общественных мест в ее присутствии до достижения ребенком трех лет, а после – без нее. При этом Олеся Новожилова добавила, что ответчик удерживает ребенка у себя и препятствует ей общаться с сыном.

В свою очередь Максим Веретельников подал встречный иск, в котором просил суд оставить ребенка с ним, а в противном случае – определить порядок общения ребенка с ним иным образом.

Так, он предложил установить, что отец вправе проводить с сыном по своему выбору любые 4 дня в неделю по 12 часов с правом посещения им места жительства отца, а также общественных мест в отсутствие матери.

Также отец требовал, чтобы ребенок по достижении двухлетнего возраста дважды в неделю ночевал у него, а также находился у него в периоды нахождения матери в лечебных учреждениях и иных случаях ее отсутствия.

Периоды общения с ребенком в праздничные дни истец предлагал разделить между родителями поровну, с ежегодной ротацией, а также добавил право ежегодно проводить с сыном один летний месяц по своему выбору для его отдыха и оздоровления.

Представитель органа опеки и попечительства в судебном заседании поддержал требования истицы.

Суд частично удовлетворил оба иска: определил проживание ребенка с матерью, которая находится в отпуске по уходу за ребенком до достижения им трехлетнего возраста, и взыскал с отца ежемесячные алименты на содержание сына, а порядок общения с отцом определил в соответствии с предложенным им графиком как отвечающий интересам обоих родителей и ребенка.

Олеся Новожилова была также предупреждена о том, что нарушение установленного судом порядка общения ребенка с отцом влечет административную ответственность, а в случае злостного невыполнения решения ребенок может быть передан отцу. Данное решение устояло в апелляции.

Позиция высшей судебной инстанции

Не согласившись с решениями судов в части порядка общения отца с ребенком, истица подала кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, который пришел к выводу, что судебные акты приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В частности, Суд указал, что в нарушение ч. 4 ст. 76 ГПК РФ в процессуальных документах не были приведены выводы суда относительно предложенного заявительницей порядка общения ребенка с отцом, а также мотивы, которыми руководствовался суд, отдавая предпочтение графику, предложенному Веретельниковым.

«Такие юридически значимые обстоятельства, как режим дня малолетнего ребенка, удаленность места жительства отца от места жительства ребенка, режим работы ответчика, его возможность оставаться с малолетним ребенком на указанное время, а также круг близких родственников ни судом первой, ни судом апелляционной инстанций установлены не были», – сообщается в определении. ВС добавил, что при определении порядка общения ребенка с отцом мнение органов опеки и попечительства первой инстанцией не выяснялось.

Кроме того, отметил Суд, апелляция проигнорировала заключение отдела по вопросам семьи и детства районной администрации, в котором указывалось, что график Веретельникова, по сути, является графиком проживания ребенка и недопустимым форматом опеки, поскольку ведет к формированию амбивалентного восприятия ребенком реальности, двойным стандартам и формированию навыков манипулирования родителями, а также лишает ребенка чувства «настоящего дома». Таким образом, ребенок вынужден жить на два дома и приспосабливаться к двум разным бытовым укладам и разным требованиям, что создает для него неврозогенную ситуацию.

В определении подчеркнуто, что при таких обстоятельствах вывод суда о том, что порядок общения отца с малолетним ребенком отвечает интересам последнего, нельзя признать правильным, в связи с чем принятые ранее процессуальные решения в указанной части подлежат отмене, а дело – пересмотру.

Мнения экспертов «АГ»

Комментируя «АГ» определение ВС, директор КА «Презумпция», адвокат Филипп Шишов отметил, что в нем закреплены очень интересные критерии, которые должны были учитываться судами по спорам о месте проживания и воспитании родителями совместного малолетнего ребенка.

При этом он обратил внимание и на конкретизацию критериев, по которым отец и мать, равноправные согласно Семейному кодексу РФ, осуществляют родительские права в отношении общего ребенка. «Мать, по мнению Верховного Суда, в этом случае имеет явное преимущество, – добавил адвокат.

– Конечно, это прямо не указано в определении, однако дает некий “месседж”, четкий сигнал нижестоящим судам».

Филипп Шишов добавил, что в России нет прецедентной системы права, как в Англии или США, однако не следует забывать о заложенном в гражданское процессуальное законодательство принципе единообразия судебной правоприменительной практики ВС, согласно которому решения высшей судебной инстанции по конкретным делам не могут различаться при аналогичных юридически значимых обстоятельствах (п. 3 ст. 391.9 ГПК).

Адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Светлана Старостина поддержала позицию ВС. «Судебная практика рассмотрения данных споров свидетельствует, что в большинстве случаев выводы суда являются общими и абстрактными», – пояснила она.

При этом эксперт добавила, что форма выражения предписаний ВС по конкретным делам имеет казуальный характер, поэтому такие решения следует отнести к судебному прецеденту: «Решения ВС по конкретным делам становятся образцом разрешения правовых вопросов, на который ориентируются другие судьи, предопределяя, таким образом, направление всей судебной практики».

По мнению Светланы Старостиной, определение положительно повлияет на правоприменительную практику в части объективного исследования всех доказательств по делу, представленных сторонами судопроизводства.

«Как правильно отмечено в определении, выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, а должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (ст. 59, 60 ГПК), – подчеркнула она. – В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства».

Адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов Татьяна Третьяк также положительно оценила позицию ВС как направленную, в первую очередь, на соблюдение прав и законных интересов малолетнего ребенка.

«Суд справедливо отметил, что нижестоящими инстанциями было проигнорировано важное замечание органа опеки о том, что предложенный отцом график общения ребенка не просто изменяет его место жительства, а является недопустимым форматом опеки», – пояснила она.

По мнению эксперта, установленный судом график, по сути, не решил, а усугубил конфликт интересов родителей, поскольку мать, таким образом, оставалась в неведении, когда отцу захочется забрать ребенка, будет ли это удобно как ей, так и ребенку, и что в таком случае делать приставу-исполнителю, если отец заявит о создании ему препятствий в исполнении судебного акта. «Выбор отцом дней общения и периодов совместного проживания опять же ограничивается его усмотрением, и нет ни слова об интересах ребенка», – добавила адвокат.

График, предложенный матерью, Татьяна Третьяк считает адекватным и справедливым, с учетом возраста ребенка, распорядка дня и т.п.

По ее мнению, он не ограничивает отца в месте проведения времени с ребенком, а по достижении сыном трехлетнего возраста отец может спокойно видеться с ним в отсутствие матери.

«При повторном рассмотрении дела целесообразно разъяснить родителям, что график, который будет устанавливаться вновь, не является безусловным и может быть изменен по соглашению сторон или в судебном порядке в силу каких-либо обстоятельств, создающих неудобства ребенку и родителям, – пояснила эксперт. – Ребенок растет, у него формируется собственное мнение, меняется досуг и, как следствие, – потребность в частоте общения с тем или иным родителем, что так или иначе приводит к отступлению от графика».

Что касается дней рождения ребенка, родителей, их близких родственников, иных семейных праздников (об этом говорится в графике, предложенном отцом), Татьяна Третьяк добавила, что, как показывает практика, эти вопросы актуальны в случае, когда родители не смогли наладить диалог между собой и принципиально не уступают в таких вопросах при исполнении судебного акта. «Неопределенность в данном вопросе приводит к повторным судебным спорам и изменению графика, поэтому при ведении такой категории дел я всегда детально прописываю порядок общения с ребенком таким образом, чтобы это устраивало обе стороны», – отметила адвокат. Она также рекомендовала, определяя порядок общения с ребенком, предусмотреть случаи, когда тот не желает или по объективным причинам не может в определенный день видеться с отдельно проживающим родителем, чтобы не подвергать ребенка насильственному общению, стрессу и отрыву, например, от учебы или лечения.

По мнению адвоката, определение ВС указывает правоприменителям на недопустимость при разрешении спора о порядке общения с ребенком абстрактно мотивировать свои решения и идти на поводу у родителей, которые не могут четко определиться со временем встреч, выставляя удобный исключительно для себя график по типу «когда хочу, тогда общаюсь», а также игнорировать возраст малыша и влияние длительной смены жилищно-бытовых условий на его развитие.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Марина Пронина обратила внимание, что все обстоятельства гражданского дела, по которому принято решение ВС, неизвестны.

«На мой взгляд, решение первой инстанции и апелляционное определение отменены Верховным Судом по формальным обстоятельствам, – пояснила она.

– Безусловно, если исходить из содержания определения, судебными органами были допущены нарушения процессуального законодательства. Однако в данном случае хочется не согласиться даже не с судебными актами, а с позицией органа опеки».

По мнению эксперта, вывод о том, что установленный ребенку и отцу порядок общения является «недопустимым форматом опеки», не выдерживает критики.

«Непонятно, кто и как определяет количество времени, которое ребенок должен проводить с родителем, проживающим отдельно, чтобы это не создало у ребенка двойственного восприятия реальности.

Или все же формирование у ребенка правильного восприятия реальности зависит не от количества, а от качества общения с родителями?» – задается вопросами адвокат.

Если суд при вынесении решений о порядке общения с ребенком станет исходить из позиции, что общение ребенка с родителем необходимо «дозировать», дабы не создать у ребенка двойственного восприятия реальности, считает Марина Пронина, это может привести к нарушению права родителя, проживающего отдельно, на общение с ребенком, что недопустимо, поскольку мама и папа равноправны.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-poryadok-obshcheniya-rebenka-s-prozhivayushchim-otdelno-roditelem-dolzhen-byt-motivirovan/

Судебные решения.РФ Определение

Взыскание судебных издержек при определении права общения с ребенком
33-878 судья Черносвитова Н.А.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

6 апреля 2016 года

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда в составе:

председательствующего Платоновой И.В.,

судей Косенко Л.А., Максимкиной Н.В.,

при секретаре Горбатенко Е.Ю.,

рассмотрела в открытом судебном заседании частную жалобу Агасиевой И.В. на определение Московского районного суда г. Рязани от 5 февраля 2016 г. об отказе в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов на оплату слуг представителя.

Заслушав доклад судьи Косенко Л.А., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Решением Московского районного суда г. Рязани от 10 августа 2015 г., вступившим в законную силу 21 октября 2015 г., частично удовлетворены исковые требования Агасиева А.А. к Агасиевой И.В. об определении порядка общения с ребенком.

15 декабря 2015 г. Агасиева И.В. обратилась в суд с заявлением о взыскании с Агасиева А.А. судебных расходов за представление её интересов в суде адвокатом Сергиенко А.В. в сумме рублей.

Определением Московского районного суда г. Рязани от 5 февраля 2016 г. в удовлетворении заявления Агасиевой И.В. отказано.

В частной жалобе Агасиева И.В. просит определение суда отменить как незаконное и необоснованное, принять новое определение, которым ее заявление удовлетворить, взыскать с Агасиева А.А. понесенные ею расходы по оплате услуг представителя в сумме рублей.

В соответствии с частью 3 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации частная жалобы рассмотрена без извещения лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия полагает, что определение суда отмене не подлежит по следующим основаниям.

В соответствии со статьями 98, 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. А также по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя. Размер подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителя определяется в разумных пределах.

Судом установлено, что решением Московского районного суда г.Рязани от 31 июля 2015 года установлен порядок общения Агасиева А.

А с несовершеннолетним сыном ФИО1, 2004 года рождения: каждую среду месяца с 14 часов 00 минут до 18 часов 00 минут и вторую и четвертую субботу месяца с 11 часов 00 минут до 19 часов 00 минут по месту жительства отца Агасиева А.А.

по адресу: , при согласии несовершеннолетнего ребенка ФИО1, с возможной организацией и посещением культурных мероприятий (выставок, музеев, театров, цирка и иных мест, пригодных для времяпрепровождения детей); и возвращать ребенка по месту жительства матери: ; один раз в год в период школьных каникул в течение одной недели с выездом на отдых в специально предназначенные места на территории Российской Федерации, а по согласованию с Агасиевой И.В. – с выездом за пределы Российской Федерации.

В остальной части в удовлетворении исковых требований Агасиева А.А. отказано.

На Агасиеву И.В. возложена обязанность не препятствовать общению Агасиева А.А. с сыном в указанный в настоящем решении период.

Агасиева И.В. предупреждена о том, что при невыполнении решения суда к виновному родителю применяются меры, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством. При злостном невыполнении решения суда суд по требованию родителя, проживающего отдельно от ребенка, может вынести решение о передаче ему ребенка исходя из интересов ребенка.

Апелляционным определением от 21 октября 2015 года указанное решение остановлено без изменения.

При разрешении настоящего заявления, суд верно учел разъяснения в пункте 21 Постановления Пленума ВС РФ № 1 от 21 января 2016 года “О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела”, согласно которому, положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (статьи 98, 102, 103 ГПК РФ, статья 111 КАС РФ, статья 110 АПК РФ) не подлежат применению при разрешении иска неимущественного характера, и пришел к обоснованному выводу, что поскольку требования Агасиева А.А. об определении порядка общения с ребенком частично удовлетворены, заявление Агасиевой И.В. о взыскании расходов на оплату услуг представителя пропорционально удовлетворенным требованиям удовлетворению не подлежат.

Доводы частной жалобы основаны на ошибочном толковании норм действующего законодательства и не могут повлечь отмену определения суда.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 334 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Определение Московского районного суда г. Рязани от 5 февраля 2016 г. оставить без изменения, частную жалобу Агасиевой И.В. – без удовлетворения.

Председательствующий –

Судьи –

Источник: http://old.xn--90afdbaav0bd1afy6eub5d.xn--p1ai/bsr/case/7763383

Вс запретил немотивированно снижать возмещение судебных издержек

Взыскание судебных издержек при определении права общения с ребенком

Moscow Live

Порядок определения судом суммы возмещения судебных издержек разъяснил Верховный суд РФ в новом 130-страничном обзоре судебной практики ВС, первом за текущий год (читайте об этом документе на Legal.Report здесь).

В 2016 году решением Нижегородского районного суда, оставленным без изменения Нижегородским областным судом, было отказано в удовлетворении исковых требований В. к акционерному обществу об исполнении обязательств, о взыскании убытков, штрафа и компенсации морального вреда.

После этого общество обратилось в суд с заявлением о взыскании судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением данного гражданского дела.

Компания ссылалась на то, что в судебных заседаниях районного суда 20 июля, 8 и 14 сентября 2016 года принимал участие представитель ответчика, направленный в служебную командировку из Санкт-Петербурга в Нижний Новгород. А в судебном заседании Нижегородского областного суда 6 декабря 2016 г. по рассмотрению апелляционной жалобы В.

участвовали два представителя общества. Продолжительность командировок представителей для явки на каждое судебное заседание в суд первой инстанции с учетом удаленности от места рассмотрения дела составила 3 календарных дня, для явки в судебное заседание в декабре – 2 календарных дня для каждого из двух представителей.

Расходы на проезд по маршрутам Санкт-Петербург – Нижний Новгород – Санкт-Петербург и Санкт-Петербург – Москва – Нижний Новгород – Москва – Санкт-Петербург составили 58 814 руб., командировочные расходы – 10 400 руб.

Отказывая в удовлетворении заявления общества о взыскании судебных расходов, суд первой инстанции исходил из того, что обществом не представлены доказательства, подтверждающие обоснованность и разумность несения затрат на проезд представителей данного общества в вагонах повышенной комфортности «СВ» и бизнес-класса. Также суд указал, что затраты общества на оплату представителям командировочных расходов в силу положений ст. 94 ГПК РФ не относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела.

Отменяя определение суда первой инстанции и частично удовлетворяя заявленные требования, суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст. 88, 94 и 100 ГПК РФ и разъяснениями, содержащимися в абзаце втором п.

 11 постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», исходил из чрезмерности предъявленных обществом судебных расходов.

На основании этого суд снизил их размер до 5000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила обжалуемое апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Как указал ВС РФ, согласно ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. К таким издержкам относятся, в том числе, расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд, а также другие признанные судом необходимыми расходы (ст. 94 ГПК РФ).

По общему правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Подробности25.04.2019

10649

В силу ч. 2 той же статьи данные правила относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях.

Лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием. Недоказанность данных обстоятельств является основанием для отказа в возмещении судебных издержек (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ и п. 10 постановления Пленума от 21 января 2016 г. № 1).

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 14 постановления Пленума от 21 января 2016 г.

№ 1, транспортные расходы и расходы на проживание представителя стороны возмещаются другой стороной спора в разумных пределах, исходя из цен, которые обычно устанавливаются за транспортные услуги, а также цен на услуги, связанные с обеспечением проживания, в месте, в котором они фактически оказаны.

Таким образом, при разрешении вопроса о взыскании судебных расходов в виде транспортных и иных издержек юридически значимым является установление связи указанных расходов с рассмотрением дела, их необходимости, оправданности и разумности, исходя из цен, которые обычно устанавливаются за данные услуги.

Разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов.

Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (ст.

 2, 35 ГПК РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный, чрезмерный характер (п.

 11 постановления Пленума от 21 января 2016 г. № 1).

Поскольку оценка обоснованности требований о возмещении судебных издержек осуществляется по общим правилам гражданского процессуального законодательства, результаты оценки доказательств суд обязан отразить в судебном акте.

В нем приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (ч.

 4 ст. 67 ГПК РФ).

Отменяя определение суда первой инстанции и разрешая требование общества по существу, суд апелляционной инстанции, установив факт несения заявителем расходов на проезд его представителей к месту слушания дела и обратно в сумме 58 814 руб., оплаты командировочных расходов в сумме 10 400 руб., признал за обществом право на возмещение судебных издержек.

В то же время, определяя размер подлежащих возмещению издержек в сумме 5000 руб.

, суд апелляционной инстанции в нарушение норм права и разъяснений ВС РФ не привел мотивов, по которым признал заявленный размер судебных издержек чрезмерным, то есть не соответствующим необходимости, оправданности и разумности, не указал цены, которые обычно устанавливаются за данные транспортные услуги и другие расходы, связанные с рассмотрением дела, а также не представил расчет, который позволял бы проверить правильность исчисления взысканной судом суммы судебных издержек (определение № 9-КГ18-16).

Источник: https://legal.report/vs-zapretil-nemotivirovanno-snizhat-vozmeshhenie-sudebnyh-izderzhek/

Апелляционное определение Московского областного суда об изменении порядка общения с ребенком – Коллегия адвокатов «ЭксЛедж» г. Москвы

Взыскание судебных издержек при определении права общения с ребенком

Судья Корнинеко М.В Дело № ***                                                                Апелляционное определение

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

Председательствующего: Глумовой Л.А.,

судей: Колесниковой Т.Н., Гордиенко Е.С.,

при секретаре Архиповой В.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 28 июня 2017 года

апелляционную жалобу истца О. А. на решение Реутовского городского суда Московской области от 18 апреля 2017 года по делу по иску О.А. к О.И. об изменении порядка общения с ребенком,

заслушав доклад судьи Колесниковой Т.Н.

объяснения О.А., представителя О.А. – Эсеньян Г.П.,

УСТАНОВИЛА:

О.А. обратился в суд с исковым заявлением к О.И., уточнив его в порядке ст. 39 ГКП РФ, об изменении порядка общения с ребенком, установив следующий порядок: первые три месяца после вступления решения суда в законную силу: истец каждые 1, 3, 5, пятницу забирает ребенка из сада вечером и возвращает матери в 20:00 часов.

Каждую субботу и воскресенье забирает в 09:00 часов и возвращает в 13:00 часов.

По истечении трёхмесячного периода: истец каждые 1, 3, 5, пятницу забирает ребенка из сада вечером и возвращает матери в 20:00 часов.

Каждую субботу и воскресенье забирает в 09:00 часов и возвращает в 20:00 часов с дневным сном в квартире истца по адресу: Московская область, г. N

По истечении шести месяцев: истец каждые 1, 3, 5, пятницу забирает ребенка из сада вечером и возвращает в сад к 08:00 часов в понедельник. Все нечётные выходные, с дневным и ночным сном ребёнка, ребёнок проводит в квартире отца по адресу: Московская область, г. N

Проводить 14 дней отпуска совместно с О.Е. ежегодно, с возможностью выезда на отдых за границу.

Также просил суд обязать О.И. решать вопросы, касающиеся обучения, воспитания их ребенка, и иные аналогичные вопросы совместно с истцом.

Взыскать с О.И понесённые судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб. 00 коп. и госпошлины – 300 руб.

В обоснование исковых требований указал, что ранее состоял в браке с ответчиком, в период которого у сторон родился сын Е., 05 февраля 2013 года рождения. После расторжения брака, ребёнок остался проживать с матерью.

Ранее решение Реутовского городского суда от 28 декабря 2015 года был установлен порядок общения истца с ребёнком, однако, в настоящее время О.И.

не в должной мере исполняет решение суда, не даёт истцу видеться с ребёнком, с момента вступления решения суда в законную силу, у истца было всего несколько встреч с ребёнком.

В судебном заседании О.А и его представитель поддержали исковые требования.

Ответчик О.И. возражала против удовлетворения исковых требований, предложила свой порядок общения. Также просила взыскать с истца судебные расходы, понесённые ею в связи с оплатой услуг представителя.

Представитель ответчика О.И. поддержала позицию своего доверителя.

В судебном заседании представитель Отдела опеки и попечительства Министерства образования Московской области по городскому округу Реутов считала необходимым установить порядок общения ребёнка с отцом с учётом интересов ребёнка, указанный в заключении.

Решением Реутовского городского суда Московской области от 18 апреля 2017 года исковые требования удовлетворены частично.

Определён следующий порядок общения О.А. с сыном О.Е., 05 февраля 2013 года рождения.

В будние дни каждую среду и пятницу с 18.00 часов до 20.00 часов по предварительному согласованию с матерью ребёнка О.И., с учётом состояния здоровья ребёнка, режима занятости ребёнка для совершения совместных прогулок, посещения мест детского досуга.

Каждую первую и третью неделю месяца в субботу с 09.00 часов до 13.00 часов по предварительному согласованию с матерью ребёнка О.И., с учётом состояния здоровья ребёнка, режима занятости ребёнка для совершения совместных прогулок, посещения мест детского досуга.

Общение О.А. с сыном О.Е., 05 февраля 2013 года рождения, должно происходить в присутствии О.И. либо иных лиц по её усмотрению, с возможностью изменения порядка общения О.А. с сыном О.Е., 05 февраля 2013 года рождения, исходя из возраста ребёнка, по согласованию с О.И.

Все вопросы, касающиеся воспитания и образования несовершеннолетнего сына, необходимо решать родителям по их взаимному согласию, исходя из интересов ребёнка.

Взыскать с О.И. в пользу О.А. понесённые судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 12 000 рублей.

В удовлетворении искового требования О.А. о взыскании с О.И. судебных расходов, понесённых истцом по оплате услуг представителя в размере 18 000 руб. отказано.

Взысканы с О.А в пользу О.И. расходы на оплату услуг представителя в размере 12000 рублей.

В удовлетворении требования О.И. о взыскании с О.А. судебных расходов, понесенных ответчиком по оплате услуг представителя в размере 18000 рублей отказано.

Взысканы с О.И. в пользу О.А. понесенные судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 150 рублей.

В удовлетворении искового требования О.А. о взыскании с О.И судебных расходов, понесённых истцом по оплате госпошлины в размере 150 руб. отказано.

В остальной части удовлетворения исковых требований отказано.

В апелляционной жалобе О.А. просит решение суда изменить в части определения порядка общения ребёнка в присутствии матери и по средам, ссылаясь на неправильное установление судом обстоятельств, имеющих значение для дела.

Судебная коллегия, выслушав явившихся лиц, проверив материалы дела на основании части 1 статьи 327.1 ГКП РФ в пределах доводов апелляционной жалобы и обсудив эти доводы, приходит к следующим выводам.

В Конвенции «О правах ребёнка», одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989 г.

, предусмотрено признание принципа общей и одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание и развитие ребёнка; родители несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка; наилучшие интересы ребёнка являются предметом их основной заботы (ст.

18); предусмотрено признание и обеспечение ребенку защиты и заботы, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону, и с этой целью принятие соответствующих законодательных и административных мер (ст. 3 п.

2). Согласно Конвенции о Правах ребёнка «уважается право ребёнка, который разлучился с одним или обоими родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это противоречит наилучшим интересам ребёнка» (ст. 9 п. 3).

Статьей 63 Семейного Кодекса РФ установлено, что родители обязаны воспитывать своих детей, заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей.

Согласно ч. 2 ст. 38 Конституции Российской федерации забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей.

В соответствии со ст. 55 СК РФ ребенок имеет право на общение с обоими родителями. В случае раздельного проживания родителей ребёнок имеет право на общение с каждым из них.

В соответствии со ст. 66 ч. 1 СК РФ родитель, проживающий отдельно от ребёнка, имеет право на общение с ребёнком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребёнком образования.

Родитель, с которым проживает ребёнок, не должен препятствовать общению ребёнка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред психическому и физическому здоровью ребёнка, его нравственному развитию.

Согласно разъяснению, данному в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N от 27.05.1998 г.

«О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитание детей», исходя из права родителя, проживающего отдельно от ребёнка, на общение с ним, а также из необходимости защиты прав и интересов несовершеннолетнего при общении с этим родителем, суду с учетом обстоятельств каждого конкретного дела следует определить порядок такого общения.

При определении порядка общения родителя с ребёнком принимаются во внимание возраст ребёнка, состояние его здоровья, привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства, способные оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребёнка, на его нравственное развитие.

При вынесении решения, судом установлено, что 23 сентября 2015 года решением мирового судьи 220 судебного участка Реутовского судебного района Московской области брак между О.А и О.И. расторгнут. Их несовершеннолетний ребёнок – О.Е. 05 февраля 2013 года рождения, в настоящее время проживает вместе с матерью – ответчиком О.И.

Решением Реутовского городского суда Московской области 28 декабря 2015 года был определён следующий порядок общения О.А. с ребёнком:

В будние дни каждую среду и пятницу с 18.00 до 20.00 по месту жительства ребёнка по адресу… Либо совместных прогулок, посещения мест детского досуга, с предварительного согласования с матерью несовершеннолетнего ребёнка с учётом состояния здоровья ребёнка, режима занятости.

Каждую первую и третью неделю месяца в субботу с 09.00 до 13.00 по месту жительства ребёнка по адресу… с соблюдением режима дня ребёнка, с предварительного согласования с матерью несовершеннолетнего ребёнка, с учётом состояния здоровья ребёнка.

Общение О.А. с сыном О.Е., 05 февраля 2013 года рождения, должно происходить в присутствии О.И. либо иных лиц по её усмотрению, с возможностью изменения порядка общения О.А. с сыном О.Е., 05 февраля 2013 года рождения, исходя из возраста ребёнка, по согласованию с О.И.

Все вопросы, касающиеся воспитания и образования несовершеннолетнего сына, необходимо решать родителям по их взаимному согласию, исходя из интересов ребёнка.

Принимая обжалуемое решение о частичном удовлетворении исковых требований О.А.

, суд первой инстанции, проанализировав представленные акты обследования жилищных условий сторон, дал оценку показаниям свидетелей, пришел к выводам о том, что, учитывая равные права родителей по воспитанию и содержанию ребёнка, возраст ребёнка, состояние его здоровья, бытовые условия сторон, а также исходя из интересов несовершеннолетнего, с учётом режима дня и заключений органа опеки и попечительства, необходимо определить порядок встреч О.А. с несовершеннолетним сыном О.Е. каждую среду и пятницу с 18.00 до 20.00, каждую первую и третью неделю месяца в субботу с 09.00 до 13.00, а также указал, что общение несовершеннолетнего должно происходить в присутствии матери О.И.

Судебная коллегия в целом соглашается с данными выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела, установленным судом, собранным доказательствам по делу, которым дана надлежащая правовая оценка на основании статьи 67 ГКП РФ, и закону которым руководствовался суд.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции о необходимости общения истца с ребёнком в присутствии матери, так как данный вывод противоречит установленным судом обстоятельствам дела, что согласно пункту 3 части 1 статьи 330 ГКП РФ является основанием для изменения обжалуемого решения в данной части.

Так, из материалов дела, пояснений сторон, как в суде первой инстанции, так и в заседании судебной коллегии следует, что между О.А. и О.И. возникли неприязненные отношения, повлекшие возникновение конфликтов, в том числе и по поводу общения с ребёнком.

При таких обстоятельствах общение О.А. с сыном в присутствии матери – О.И. является нецелесообразным, противоречащим интересами ребенка, а потому судебная коллегия считает необходимым исключить вывод о таком порядке общения из резолютивной части судебного решения.

Кроме того, судебная коллегия полагает необходимым исключить из порядка общения с ребёнком, указание на общение каждую среду с 18.00 до 20.

00, поскольку исходя из доводов апелляционной жалобы, график работы не позволяет О.А. общаться по средам с сыном.

Судебная коллегия полагает указанные обстоятельства имеют существенное значение, при этом истец не заявлял в исковых требованиях о возможности общаться с ребёнком по средам.

В иной части решение сторонами не обжаловалось и судебной коллегией не проверялось.

Руководствуясь ст. 328 ГКП РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Реутовского городского суда Московской области от 18 апреля 2017 года изменить в части, исключив из резолютивной части решения указание на порядок встреч О.А. с несовершеннолетним сыном О.Е.

, 05 февраля 2013 года рождения, в присутствии О.И.; исключив из резолютивной части решения указание на порядок встреч в будние дни каждую среду с 18.00 до 20.00 часов.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Источник: http://abexlege.ru/praktika/apellyacionnoe-opredelenie-moskovskogo-oblastnogo-suda-ob-izmenenii-poryadka-obshcheniya-s

Защита прав online