Супруга забрала ребёнка и уехала жить к матери без моего согласия, как мне их вернуть?

Незаконное перемещение и удержание ребенка | IFM

Супруга забрала ребёнка и уехала жить к матери без моего согласия, как мне их вернуть?

Когда переезд или перемещение в другую страну считается незаконным

Родитель, особенно если он является основным опекуном детей, может посчитать совершенно правомерным выехать в другую страну вместе с детьми. Однако в большинстве случаев такой выезд будет законным только при наличии согласия другого родителя или после получения разрешения на вывоз детей в суде или другом органе.

Пример: Вы находитесь за границей в отпуске вместе с Вашими детьми, навещаете Вашу семью в Вашей стране происхождения. Отношения с отцом детей, оставшимся дома, не ладятся.

Ваши родители и друзья предлагают Вам просто остаться вместе с детьми и не возвращаться к Вашему партнеру.

Вам необходимо иметь в виду, что, хотя Вы имели право на выезд из страны постоянного жительства вместе с детьми для проведения отпуска, если Вы остаетесь дольше, чем было оговорено, невозвращение детей может быть квалифицировано как незаконное удержание и иметь серьезные последствия.

В зависимости от законов страны постоянного проживания детей согласие второго родителя может также требоваться при переезде на большое расстояние в пределах одной страны.

Даже когда закон предоставляет одному родителю право исключительной опеки, второй родитель может иметь право вето в вопросах перемещения детей. Могут быть и другие лица, обладающие родительской ответственностью, такие как законный опекун, чье согласие может потребоваться.

Если разрешение не предоставляется, можно обратиться в суд или другой орган для получения разрешения на перемещение детей.

Поэтому для родителя, желающего переехать за границу вместе с детьми, чрезвычайно важно выяснить, чье разрешение требуется на это.

Среди источников получения подобной информацией могут быть специализированные юристы, Центральный орган в стране постоянного проживания в соответствии с Гаагской конвенцией о гражданско‑правовых аспектах международного похищения детей 1980 года и консультанты Международной социальной службы (страница доступна только на английском и французском языках).

Последствия для ребенка

Психологически существует большая разница между последствиями законного перемещения за границу и незаконным перемещением или удержанием ребенка.

Незаконное перемещение или удержание детей влечет за собой резкий и, возможно, окончательный разрыв их связей с обычным окружением (таким как дом, школа, спорт, родственники, друзья, соседи, домашние животные) и, что более важно, контакта с другим родителем. Таким образом, незаконное перемещение или удержание может иметь для детей серьезные психологические последствия и нарушать их важное право, гарантированное Конвенцией ООН о правах ребенка, на непрерывный контакт с обоими родителями.

В таких ситуациях реакцией детей может быть агрессивное поведение, депрессия и/или уход в себя. Они могут также быть охвачены страхом оставления или отказа и в дальнейшем потерять доверие к родителям или людям вообще.

У них могут развиться эмоциональные проблемы, влекущие за собой трудности в выражении привязанности, или они могут потерять самоуважение, или обрести искаженное представление о реальности.

Физическому здоровью детей тоже может быть нанесен ущерб.

Незаконное перемещение или удержание ребенка может стать началом цепной реакции, включающей вмешательство суда и правоохранительных органов, а также возможных действий некоторых членов семьи, направленных на во вращение ребенка другому родителю. Такие действия могут только усугубить вредоносное влияние на ребенка. В крайних случаях дети оказываются в ситуации, когда они живут, скрываясь, или в постоянном бегстве, что серьезно вредит их развитию.

Медиаторы предупреждают родителей в случаях серьезного конфликта об этих рисках и обращают внимание на то, что дети должны иметь стабильные отношения, основанные на любви, с каждым из родителей и другими близкими родственниками.

Последствия для родителя, уехавшего с ребенком

Последствия для другого родителя

Для другого родителя незаконное перемещение или удержание ребенка является шоком. Отношения между родителем и ребенком грубо и резко обрываются, и родитель часто боится, что ребенок потерян навсегда.

Появляющиеся как следствие тревога, беспомощность и отчаяние усиливаются, когда родителю неизвестно точное место нахождения ребенка. Даже когда место нахождения известно, родитель может не найти возможности установить контакт с ребенком.

Возможны дополнительные трудности даже в случаях, когда родитель может видеть детей, такие как, например, большое расстояние, расходы на проезд, визовые ограничения.

Поддержание контакта с использованием современных технологий не всегда может быть возможно из‑за их отсутствия в месте пребывания ребенка или когда ребенок слишком мал для их использования.

Дополнительной проблемой может стать то, что ребенок, с течением времени, может забыть язык отсутствующего родителя.

Гаагская конвенция 1980 года

Гаагская конвенция о гражданско‑правовых аспектах международного похищения детей 1980 года определяет как незаконное любое перемещение или удержание детей до 16 лет вне места их постоянного проживания с нарушением прав опеки одного из родителей (см. статью 3 Гаагской конвенции 1980 года).

Конвенцией установлены процедуры, направленные на обеспечение скорейшего возвращение детей в страну их постоянного проживания, а также на защиту прав родителя, лишенного детей, на поддержание контакта с ними.

Суды страны, из которой дети были перемещены или в которой они удерживаются, должны вынести решение об их немедленном возвращении в страну обычного проживания.

Конвенция предусматривает крайне ограниченный список исключений из этого общего правила.

Для предотвращения возможного принятия конфликтующих решений об опеке Конвенция устанавливает, что никакие решения по существу дел об опеке не могут быть приняты в стране нахождения детей, если начата процедура возвращения. Смысл данного положения заключается в том, что после возвращения в страну обычного пребывания суды указанной страны примут решение о распределении родительской ответственности и о месте жительства детей.

Информация о применимости Гаагской конвенции 1980 года в конкретных случаях может быть получена в Центральных органах, учрежденных в каждом Договаривающемся государстве в соответствии с Конвенцией (страница доступна только на английском и французском языках). Центральный орган может также предоставить информацию о применимости других региональных, многосторонних и двусторонних инструментов, предоставляющих средства защиты в случаях трансграничного незаконного перемещения или удержания ребенка.

Когда Гаагская конвенция 1980 года не применяется

Медиация в урегулировании случаев незаконного перемещения или удержания ребенка

Трансграничная медиация всегда сталкивается с рядом трудностей, которых не встречается в конфликтах в пределах одной страны: большое расстояние между членами семьи, взаимодействие разных правовых систем и ограниченное время, поскольку всегда есть риск утраты связи с одним из родителей. В случаях незаконного перемещения или удержания детей особой проблемой являются сжатые сроки проведения медиации в соответствии с применимыми юридическими нормами и рамками.

В ряде стран предусмотрены специализированные услуги по медиации, проходящей параллельно и во взаимодействии с механизмами по Гаагской конвенции о гражданско‑правовых аспектах международного похищения детей 1980 года. Тем не менее, содержание медиации остается строго конфиденциальным. Как правило, суд информируют только о результате медиации, но не о ее содержании.

В целом, международная семейная медиация может быть использована на всех стадиях судебного производства, не нарушая обмен информацией и взаимодействие с административными и судебными органами.

Медиация возможна немедленно после незаконного перемещения или удержания детей или когда исковое заявление о возвращении или соответствующая жалоба направлена в суд (начало производства).

Суды или административные органы часто информируют родителей о возможности медиации на этой стадии для избежания принудительного возвращения детей.

Медиаторы знают о сжатых временных рамках и поэтому действуют незамедлительно.

Когда медиация начата после вынесения судебного решения (такого как постановление суда о немедленном возвращении ребенка) или подачи апелляции, она может помочь в ускорении процесса урегулирования конфликта и в согласовании возвращения ребенка. Даже в случаях, когда позиции двух родителей непримиримы, осознание большой длительности процедуры апелляции без гарантии ее успеха может стать дополнительным стимулом для родителей к достижению успешного урегулирования через медиацию.

В случаях незаконного перемещения или удержания ребенка рекомендуется и пост‑судебная медиация, поскольку она принимает во внимание долгосрочные интересы всех сторон.

Возвращение или невозвращение ребенка не разрешают человеческого конфликта между родителями, и возможность нового равно травмирующего незаконного перемещения и его последствий может оставаться и после вынесения судебного решения.

Смягчение напряженности и чувства обиды посредством медиации может содействовать выработке долгосрочных решений, учитывающих жизненные обстоятельства каждого из родителей (в том числе финансовые, географические и коммуникативные факторы).

Работает ли медиация в подобных случаях?

Источник: http://www.ifm-mfi.org/ru/rukovodstvo_razdel_6

«Бывшая жена уехала в Италию к жениху и без моего согласия вывезла детей». История одного развода

Супруга забрала ребёнка и уехала жить к матери без моего согласия, как мне их вернуть?

Александр и Виктория прожили вместе 13 лет, растили двух детей, но в какой-то момент мужчина решил: нужно расходиться. Около двух лет назад они развелись.

Минчанин говорит, что все время навещал детей и общался с ними. Но в прошлом году экс-супруга неожиданно уехала за границу и увезла их с собой.

Мужчина недоумевает, как такое вышло, ведь письменного разрешения он не давал, да и паспорт сына остался у него на руках…

— Мы расписались в июне 2003 года. Через девять месяцев родилась Кристина, спустя четыре года — Денис. Все вроде было хорошо, но потом, если честно, мне надоели скандалы, какая-то ревность.

В общем, я принял решение, что нам нужно расстаться, — говорит мужчина. — Ни измен, ни каких-то подлостей ни с ее стороны, ни с моей не было.

Каждый по-своему хорош, по-своему плох, просто не сошлись характерами.

По словам Александра, с разводом они не спешили. С февраля 2015 года супруги стали жить раздельно: он — на улице Уборевича, бывшая жена с детьми — на Жуковского. Минчанин говорит, что он все равно возил сына на хоккей, делал с детьми уроки, проводил время и забирал их к себе, когда у жены была ночная смена.

— Я оплачивал половину аренды квартиры, покупал продукты. На заводе работал, ушел специально, устроился в такси, чтобы было свободное время заниматься развитием детей.

Сына водил на тренировки по хоккею, покупал форму, на соревнования возил.

У Дениса хорошо получалось играть в хоккей, — Александр достает из рюкзака награды сына: кубки «Лучший игрок матча», «Лучший нападающий турнира», медали.

«Я не предполагал, что она сделает все так быстро»

В конце октября 2016 года Александр и Виктория все-таки разводятся. Она подает на алименты и на определение места жительства сына и дочки с ней. В марте прошлого года суд постановил: дети будут жить с Викторией.

— Для меня этот момент не был таким принципиальным. Ведь у меня оставались точно такие же права на детей, как и у бывшей жены, — объясняет мужчина. — Я точно так же мог общаться, приезжать, забирать их в гости и так далее.

Но постепенно отношения между бывшими супругами накалились. У них возникали разногласия по воспитанию. Также Александр утверждает, что жена не пускала сына на тренировки, а дочку настраивала против него.

— Я решил все-таки определить порядок общения с детьми и в феврале прошлого года подал иск в суд.

Она на заседания не приходила, так все дотянулось до июня, тогда я начал ходатайствовать, чтобы ей наложили запрет на выезд за границу, чтобы она хоть как-то пришла на суд, — объясняет минчанин.

— На следующее заседание приходит ее адвокат, и мы заключаем мировое соглашение. В нем был прописан порядок общения с детьми. Я мог видеть их каждый день, водить на тренировки сына, они могли проводить у меня каникулы и так далее.

После мирового соглашения суд снял запрет на выезд Виктории за границу. Буквально в течение десяти дней после того, как они его заключили, супруга Александра вместе с детьми уехала в Италию. Для него это стало шоком.

— Я знал, что у нее появился мужчина, знал, что он итальянец. Жена ездила по чернобыльским программам в Италию и хорошо знала язык.

Поэтому было неудивительно, что она познакомилась с мужчиной оттуда, — говорит Александр. — Конечно, я думал о том, что она может вывезти детей.

Но мы никогда об этом не говорили, не обсуждали, она и словом не обмолвилась. Я и не предполагал, что она сделает все настолько быстро.

О том, что дети уехали, Александр узнал, когда звонил им в Микашевичи, где они были у бабушки на каникулах. Неожиданно связь оборвалась, и он услышал в трубке что-то вроде «Абонент временно недоступен» на литовском.

«Даже в Палату представителей написал о том, что они приняли плохой закон»

— Я был в шоке. Стал выяснять ситуацию, подал запрос в Госпогранкомитет. Там подтвердили, что жена выезжала вместе с детьми через Литву, — показывает мужчина ответы от чиновников. — Оказалось, что для детей была заранее открыта шенгенская виза.

Это очень интересно, ведь паспорт и свидетельство о рождении Дениса были у меня. Потом я узнал, что она, оказывается, написала заявление об утере паспорта и свидетельства о рождении и ей выдали новые документы.

Но в литовском консульстве, где они открывали шенген, нужно было разрешение на выезд от отца, а я письменное разрешение не давал. Откуда тогда оно у нее?

Уже позже я пытался добиться экспертизы этого разрешения, обращался по этому поводу в милицию: мало ли документ подделали. В итоге МИД сделал запрос в посольство Литвы, там ответили: мол, да, бывшая жена обращалась, визу ей сделали.

Но ответ пришел странный: литовская сторона отвечает, что не накапливает документы, которые позволяют пересекать границу через КПП. То есть ни экспертизы не сделать, ничего… Опять же, детям выдали вид на жительство в Италии без моего разрешения.

Как они это сделали, если по итальянским законам нужно нотариально заверенное разрешение, я не знаю…

Я даже в Палату представителей написал о том, что они приняли плохой закон, его нужно дорабатывать, а то нерадивые родители могут ребенка вывезти куда угодно — и как граждане страны защищены в таком случае? Ответили они мне, что не видят оснований ничего корректировать.

Уехав из Беларуси, Виктория также подала кассационную жалобу на мировое соглашение. Минский городской суд отменил его. Фактически тот режим общения Александра с детьми был отменен, а нового не было. Мужчина и вовсе растерялся.

— Три месяца я ничего не знал о том, где живут мои дети, что с ними. Подал в розыск, ее нашли в Италии в коммуне Кьямпо в области Венеция, — говорит он. — Что мне делать? В сентябре я иду в суд и подаю иск о том, чтобы определили место жительства детей с отцом. Но не тут-то было.

Адвокат жены настаивала на том, что у меня низкая зарплата, мол, как я буду содержать их. Хотя у меня всегда были приработки, и дети никогда ни в чем не нуждались. Сейчас у меня зарплата гораздо выше.

Она говорит, что у нее в Италии хорошая зарплата, но по итальянским меркам она ниже средней. Также ее адвокат говорила, что у меня небольшая квартира, в которой детям пришлось бы жить вместе с моими родителями, а в Италии у бывшей жены хороший дом.

Но у меня ведь квартира своя, а дом у нее — этого мужчины. Что будет, если он завтра передумает и выгонит их?

В итоге суд решил отказать мужчине в иске, кассационная жалоба в городской суд тоже осталась без удовлетворения. Александр говорит, что ему предлагали снова определить порядок участия в воспитании детей. Он даже подал иск, но потом отказался.

— По сути, участие в этом суде для меня означало бы мое согласие с тем, что дети проживают в Италии. Но я ведь не согласен! — возмущается мужчина.

Тогда минчанин решил попытать счастья в итальянском суде. Он обратился в суд по делам несовершеннолетних Венеции с иском о репатриации детей.

— В мае я прилетел туда, нанял адвоката и приехал на процесс, — показывает документы мужчина. — Прокурор настаивал на том, чтобы детей вернули на родину ко мне.

Жена снова говорила про то, что мое согласие было получено, добавляла, что в Беларуси детям будет хуже из-за последствий чернобыльской аварии и так далее. Дети, к слову, ничью сторону не занимали. Про меня и про жену говорили только хорошее.

Говорили, что нравится Италия, но между тем не заявляли, что не любят Беларусь. В итоге суд принял решение оставить их в Италии.

«Для меня белорусский суд совершил трагедию»

— За вот уже почти год детей я видел два раза. Первый раз зимой к ним ездил, второй — вот когда был на суде.

Так в основном общаемся по Viber, но с каким это трудом дается, со скандалами! Бывшая жена все время вмешивается в разговор, это напряженная обстановка, это не просто взял и позвонил беспрепятственно, — вздыхает Александр.

— Сын хоккеем не занимается, жена отдала его на какой-то там футбол уровня дворовой команды, хотя задатки есть прекрасные, болит за него душа. Но вроде сын более или менее приспособился к стране, язык потихоньку учит, друзей завел.

Вот дочка… Дочка моя не особенно говорит по-итальянски, у нее почти нет друзей. Она мало с кем общается, сидит дома. У нее есть вопросы со здоровьем — вижу, что есть. Тоже волнуюсь. Знаете, жена пишет мне иногда: мол, да займись ты своей жизнью, надоел. Что значит «займись своей жизнью»? Это что значит, детей забыть?

Александр говорит, что единственная надежда у него сейчас — это Верховный суд. Правда, от бесконечных заседаний мужчина уже порядком устал.

— Для меня белорусский суд совершил трагедию. Если бы суд определил проживание детей со мной, я бы не запрещал им общаться с матерью. Она не выполняет условия, детей не привозит, я бы их уже год не видел, если бы не съездил в Италию, — огорчается мужчина. — Я не вижу выхода из этой ситуации.

Все эти бумаги и решения судов не действуют. Вот не захочет она привезти детей из Италии — и что ты с ней сделаешь? Я вижу, что, если бы сын приехал в Беларусь, я бы и в хоккейную школу его водил, где он показывал успехи. Я бы его развивал.

Дочке здесь тоже было бы лучше, у нее сейчас такой возраст, что нужны друзья.

Я пытался предлагать ей варианты: мол, давай они сейчас со мной поживут, а поступать в университет приедут к тебе. Или, к примеру, подрастут, а там пойдут в колледж уже в Италии. Но она не хочет…

Другой взгляд. Виктория: «Пользуясь случаем, хочу обратиться к этому господину на всю страну, чтобы попросить наконец-то оставить нас в покое»

Чтобы прояснить ситуацию, мы связались с супругой Александра. Она объяснила, что место жительства детей было определено несколькими судами.

— Решением Заводского суда Минска от 20 марта прошлого года место жительства наших детей Кристины и Дениса определено по месту жительства матери. 7 декабря прошлого года суд отказал отцу в определении места жительства с ним, — объясняет Виктория и присылает мотивировочную часть решения суда.

— В июне 2017 года мы приехали с детьми в Италию на основании законных документов с согласия моего бывшего мужа. Он продолжает лукавить относительно разрешения на визы, поскольку теперь это единственная его возможность объяснить свое поведение, выражающееся в несогласии на проживание детей со мной.

Более того, согласие отца детей на постоянное место жительства в Италии не требовалось, поскольку суд Беларуси определил, что дети должны проживать там, где будет жить их мать.

Да, у меня есть трудовой договор, также все мы втроем имеем регистрацию по месту проживания в доме моего нового жениха и вид на жительство, который действителен до 2019 года с возможностью продления.

Если бы мы не имели законных документов, то у нас не было бы никакой возможности пребывать в Италии.

Мы трое имеем не только все необходимое, но и все возможные удобства, включая медицинское, юридическое обслуживание, моральную и экономическую поддержку.

https://www.youtube.com/watch?v=a9nQpcui7iM

По поводу того, что мы с моим женихом не расписаны. В Италии совместное проживание мужчины и женщины равносильно понятию брака и имеет определение «официальное сожительство» и статус семьи, как указано в документах.

При этом хочу напомнить, что мой бывший муж совсем не проявлял беспокойства, когда все мы вчетвером вынуждены были проживать на 50 кв. м вместе с его родителями (сейчас мы вчетвером проживаем на 100 кв.

м) и я вынуждена была трудиться на двух работах, в том числе ночью, чтобы содержать семью.

Я постоянно предпринимаю попытки решить вопрос мирным путем. Мой бывший муж разговаривает с детьми по несколько раз в день. Он уже дважды приезжал в Италию, и его принимал мой жених, который проявил по отношению к нему максимальное гостеприимство.

Я всегда пыталась и сейчас пытаюсь прийти к договоренности в интересах детей и их отношений с отцом. Но на протяжении нескольких лет я вынуждена защищаться от исков и кляуз бывшего мужа, которые он подает во все возможные инстанции и получает отказы.

При этом я вынуждена была потратить тысячи евро на адвокатов и судебные разбирательства.

Только из-за этого я должна была отказаться от многого, но мой сын будет играть в хоккей в Италии и, как и его сестра, получит все то, что они никогда не видели от своего отца: достойную жизнь, наполненную любовью и стараниями в их интересах.

Пользуясь случаем, хочу обратиться к этому господину на всю страну, чтобы попросить наконец-то оставить нас в покое. А также во благо детей прекратить эту бесполезную войну и прийти к согласию между нами, что и рекомендовали судьи на всех судебных заседаниях.

Юрист общества по защите прав отцов и детей: «К сожалению, таких ситуаций становится все больше»

— По нашему законодательству, для того, чтобы дети могли выехать из нашей страны на оздоровление или на какой-то короткий срок с законным представителем (матерью или отцом), разрешение второго законного представителя не требуется.

Но у стран, в которые въезжает законный представитель с детьми, у него могут потребовать это разрешение, — говорит юрист ОО «Защита прав отцов и детей» Ольга Дударева.

— При выезде же за границу на постоянное место жительства детей вместе с матерью или отцом разрешение второго законного представителя обязательно.

Здесь, конечно, есть нюансы. К примеру, место жительства ребенка определено с матерью. Если она захочет уехать жить за пределы Беларуси и взять своих детей на постоянное место жительства, то может подать в суд иск с требованием разрешить ей это сделать. Как правило, вне зависимости от того, согласен папа или нет, суды однозначно удовлетворяют требование матери.

На мой взгляд, здесь есть пробел в законодательстве. Права отцов в этом случае не защищены. К примеру, если мама увезла тех же детей в Италию. Ну разве он сможет так часто ездить туда и общаться с детьми? Нет.

А с другой стороны, к примеру, мама вступила в новый брак и тоже может выехать из страны. Сейчас участились случаи, когда белоруски подают в суд с требованием разрешить выезд за пределы Республики Беларусь на ПМЖ.

Они чаще знакомятся с иностранными гражданами, уезжают к ним и вывозят детей.

Помощь адвокатов в сервисе «Onliner. Услуги»

Источник: https://people.onliner.by/2018/06/13/otec-2

Защита прав online