Преступления частного обвинения

Уголовное преследование по делам частного и частно-публичного обвинения

Преступления частного обвинения
30.10.2017

В российском уголовном судопроизводстве выделяют три вида преследования: по делам частного, частно-публичного и публичного обвинения.

Уголовное преследование по делам частного обвинения выделяется в отдельный порядок, согласно которому потерпевший самостоятельно осуществляет уголовное преследование лица, совершившего в отношении его преступление.

Уголовное судопроизводство частного обвинения ограничено делами о трех преступлениях:

– умышленное причинение легкого вреда здоровью;

– нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние;

– и клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Указанные преступления являются преступлениями небольшой тяжести и применение частной формы уголовного преследования к ним возможно исключительно при отсутствии квалифицирующих признаков.

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в суд. Рассмотрение данной категории дел отнесено к подсудности мирового судьи.

Если лицо, совершившее преступление, пострадавшему неизвестно, то ему необходимо обратиться в органы внутренних дел. Подача заявления в суд также возможна, но в этом случае судья все равно будет обязан передать заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания.

Следователь или дознаватель по согласованию с прокурором имеют право возбудить дело частного обвинения без заявления пострадавшего, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

Уголовные дела частного обвинения подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Исключением являются случаи, когда по делу частного обвинения мнение несовершеннолетнего потерпевшего по вопросу о примирении с обвиняемым и прекращении уголовного дела не совпадает с мнением его законного представителя.

Судебное разбирательство должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления или уголовного дела. При этом рассмотрение заявления по уголовному делу частного обвинения может быть соединено в одно производство с рассмотрением встречного заявления.

Если в ходе судебного разбирательства в действиях лица, в отношении которого подано заявление, будут установлены признаки другого преступления, то мировой судья направляет материалы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке публичного или частно-публичного обвинения.

Уголовные дела об изнасиловании, о насильственных действиях сексуального характера, о нарушении неприкосновенности частной жизни, о нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, о нарушении неприкосновенности жилища, совершенные при отсутствии квалифицирующих признаков, а также иные дела, указанные в части 3 статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, именуются делами частно-публичного обвинения.

особенность таких дел заключается в том, что они (так же как и дела частного обвинения) возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

Вместе с тем следователь или дознаватель вправе возбудить любое уголовное дело частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам неспособного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

Уголовное дело частно-публичного обвинения не подлежит обязательному прекращению по воле потерпевшего, но может быть прекращено в связи с примирением сторон на общих основаниях, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Все остальные уголовные дела считаются делами публичного обвинения, а уголовное преследование виновного в преступлении носит публичный характер, т.е. осуществляется органами государства и от имени государства. Движение уголовного дела публичного обвинения позицией сторон не связано. Расследование и судебное рассмотрение таких дел производятся по общим правилам уголовного судопроизводства.

Источник: http://prokuratura.omsk.ru/your_right/clarification.php?ELEMENT_ID=6487

Когда уголовное дело относящееся к категории частного обвинения, рассматривается в публичном порядке. Позиция Конституционного Суда РФ

Преступления частного обвинения

Уголовно-процессуальный закон предусматривает три вида уголовного преследования ст. 20 УПК РФ.

Обратим внимание на частное обвинение с элементами публичного.

Частное – вид уголовного преступления, предусмотренный при совершении конкретных преступлений (ч. 1 ст. 115, ст. 116.1 ч. 1 ст. 128.

1) где потерпевший самостоятельно выступает с инициативой привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, происходит это, как правило путем обращения с соответствующим заявлением о преступлении в суд, и последующим самостоятельным доказыванием того преступления в суде, но существуют исключения, связанные с личностью потерпевшего.

Публичное – вид уголовного преследования, предусмотренный при совершении общей части уголовных преступлений, за исключением дел частной и частно-публичной категории, производство по которым осуществляется с участием должностных лиц, уполномоченных государством осуществлять уголовное преследование, независимо от воли потерпевшего.  

Следует сказать, об исключениях, в определенных случаях уголовное преследование по делу, относящемуся к категории частного обвинения может осуществляться в публичном порядке. Каковы эти случаи? Об этом в ч. 4 ст. 20 УПК РФ:

1. Когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

2. Когда преступление совершено лицом, данные о котором неизвестны.  

Рассмотрим одно уголовное дело, которое из публичной категории превратилось в частное, но рассмотрено было, как публичное. О нем, тут.

Из обстоятельств, два давних товарища поссорились, сора переросла в драку, в ходе драки оба получили телесные повреждения, но один из них зафиксировал свои травмы в медицинском учреждении. Соответственно, реакция правоохранительных органов была следующая: 

Возбуждено уголовное дело было, как публичное, по признакам преступления п. «а» ч. 2 ст. 115, п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ. О том, что квалификация была неверной, слышать никто не хотел. От того уголовное дело был направлено в суд, постановлен обвинительный приговор, который потом отменен, а дело возвращено для проведения дополнительного расследования.

В ходе дополнительного расследования, должностное лицо осуществляющее предварительное расследование, все-таки пришло к выводу, что квалификация деяния была не правильной, обвиняемый реабилитирован по публичному обвинению (п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), и деяние квалифицированно по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, то есть на преступление которое относится к категории частного обвинения.

Стало быть, при отсутствии оснований для дальнейшего публичного уголовного преследования – неспособность потерпевшего самостоятельно защищать свои права и отсутствие данных о лице, совершившем преступление, нужно разъяснить потерпевшему право на самостоятельное обращение в суд в порядке, предусмотренном для возбуждения категории дел частного обвинения.  Поскольку, теперь уголовное дело стало частным, и без достаточных к тому оснований (ч. 4 ст. 20 УПК РФ) государство, в лице должностных лиц, уполномоченных осуществлять уголовное преследование не вправе выполнять свою функцию публичного уголовного преследования. По нашему мнению.

Однако, в нашем деле все было иначе.

В материалах дела, куча свидетельств того, что потерпевший волен самостоятельно защищать свои права и интересы, и находился с обвиняемым в хороших отношениях, также ему были известны данные о нем, его месте проживания и т.д. Несмотря на это. Было проведено кроткое предварительное расследование в форме дознания, и дело с обвинительным актом направлено в мировой суд для рассмотрения, по существу.

Далее было еще интересней.

Потерпевший воспользовавшись своим правом на отказ от поддержания обвинения, стоит отметить такое право существует только для данной категории дел, отказался от обвинения в судебном заседании мирового суда ч. 5 ст. 321 УПК.

В связи с этим мировой судья принял постановление о прекращении уголовного преследования в связи с отказом потерпевшего от обвинений. На следующий день правда переосмыслил свое решение, и вынес частное постановление, в котором обращал внимание на признаки более тяжкого преступления в действиях подсудимого.

Удивительно быстро конечно поменялось мнение судьи, но интересно другое, что положения УПК РФ, предоставляют судье по поступившему к нему уголовному делу, в том случае если он усматривает в деянии более тяжкое преступление возвратить его прокурору до начала его рассмотрения п. 6 ч. 1 ст. 237, 320 УПК РФ.

На постановление мирового суда о прекращении уголовного преследования, обратился прокурор с государственным представлением, требуя его отменить, как незаконное.

При рассмотрении государственного представления судом апелляционной инстанции, куда потерпевший был принудительно доставлен, принимал участие государственный обвинитель, который собственно и настаивал на незаконности постановления.

Постановление мирового судьи было отменено районным судом, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении потерпевший неоднократно не являлся в судебное заседание, вопреки положениям ч. 3 ст.

249 УПК РФ, в соответствии с которыми неявка потерпевшего без уважительных причин в судебное заседания, по делу частного обвинение влечет прекращение уголовного преследования.

Суд выносил постановление о приводе потерпевшего, его доставляли в суд принудительно, затем допрашивали в судебном заседании, как в деле публичного обвинения.

В результате чего подсудимого осудили.

Мы конечно не соглашались, возражали и обжаловали такое применение норм УПК РФ, но кто нас слушал.

Тем не менее суд апелляционной инстанции, как и все остальные вышестоящие вплоть до председателя Верховного Суда РФ согласились с таким применение норм УПК РФ, а состоявшиеся судебные акты были оставлены в силе.

Окромя положения ч. 2 ст. 49 УПК РФ, и совокупность норм (29, 50, 51, 72, 122, 217 УПК РФ), связанных и (или) направленных на реализацию права обвиняемого и подозреваемого для участия в уголовном судопроизводстве защитника не обладающего статусом адвоката.

В контексте настоящей статьи, отмечу, что мы оспаривали конституционность положений ст. 20, 21, 22, 24, 43, ч. 2 ст. 111, 113, 147, 212, 239, 246, 249, 254, 272, 292, 318, 319, 318, 319, 321, а также положения ст. 323, ч. 1 ст. 389.1, 389.12, 389.

24 с разными формами взаимосвязи указанных норм, позволяющих при рассмотрении уголовного дела относящегося к категории частного обвинения, некогда бывшего публичным (п. «а» ч.2 ст. 115 и п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), однако переквалифицированного на категорию частного обвинения в виду ошибочной квалификации (ч. 1 ст.

115 УК РФ), и реабилитации обвиняемого по публичному обвинению (п «а» ч. 1 ст.

213 УК РФ), не прекращать уголовное дело в виду неявки потерпевшего без уважительных причин, подвергать потерпевшего приводу, отменять постановление о прекращении уголовного дела принятое в связи с отказом потерпевшего от обвинений в судебном заседании, проводить прения без участия потерпевшего (частного обвинителя), не признавать обязательное участие государственного обвинителя, обращаться государственному обвинителю с представлением на постановление мирового суда о прекращении уголовного дела, принятое в связи с отказом от обвинений потерпевшего (частного обвинителя), при отсутствии обстоятельств указанных в ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

Следует сказать о позиции Конституционного Суда РФ, по этому поводу выраженной в Определении № 668-О от 28 марта 2017 года:

«Предусматривая особенности производства по уголовным делам частного обвинения, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 115, статьей 116.1 и частью первой статьи 128.

1 УК Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 УПК Российской Федерации, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (часть вторая статьи 20); по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 данного Кодекса (часть третья статьи 249); вступление в уголовное дело частного обвинения прокурора не лишает стороны права на примирение (часть четвертая статьи 318).

Вместе с тем согласно части четвертой статьи 20, пункту 1 части третьей и части четвертой статьи 150, части третьей статьи 318, частям первой 1 и первой 2 статьи 319 УПК Российской Федерации по уголовному делу о преступлении, предусмотренном указанными статьями уголовного закона, может производиться предварительное расследование, по результатам которого дело рассматривается в суде как уголовное дело публичного обвинения, что не может расцениваться как нарушение прав обвиняемого».

Следует обратить внимание, что в жалобе мы ссылались на п.

4 Постановления Конституционного суда № 22-П от 17 октября 2011 года, где Конституционный суд указал: «дела же частного обвинения, по общему правилу, возбуждаются только по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (часть вторая статьи 20 УПК Российской Федерации).

Устанавливая эти правила, законодатель исходил из того, что указанные в данной норме преступления не представляют значительной общественной опасности и их раскрытие обычно не вызывает трудностей, в связи с чем потерпевший сам может осуществлять уголовное преследование – обращаться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывать как факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в иных ситуациях (по делам частно-публичного и публичного обвинения) процессуальные стадии досудебного производства. При этом выдвижение обвинения и поддержание его в суде являются не обязанностью, а правом потерпевшего (статья 22 и часть третья статьи 246 УПК Российской Федерации».

Конституционный суд, формально рассматривая материалы и доводы нашей жалобы, не проверил конституционность оспариваемых норм, которые были истолкованы в угоду обвинению, а не потерпевшему или обвиняемому по этому делу. Соответственно правоприменение и толкование норм УПК РФ, остается на усмотрении суда и органов обвинения.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/4/28/kogda_ugolovnoe_delo_otnosyascheesya_k_kategorii_chastnogo_obvineniya_rassmatrivaetsya_v_publichnom_

Статья 20 УПК РФ. Виды уголовного преследования

Преступления частного обвинения

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 128.

1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных статьей 25 настоящего Кодекса.

К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 145, 146 частью первой, 147 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159-159.

6, 160, 165 Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4.

Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны .
5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

1. Под уголовным преследованием согласно п. 55 ст. 5 УПК РФ понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

2. В ч. 1 комментируемой статьи установлено, что уголовное преследование подразделяется на частное, частно-публичное и публичное в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления.

«Характер преступления» – это оценочная категория, которая позволяет определить степень общественной опасности того либо иного деяния, исходя их предыдущего правоприменительного опыта и специфики общественных отношений, которые охраняет та либо иная норма материального права.

Тяжесть преступления позволяет определить, какой по значимости вред был причинен общественным отношениям в результате совершения того либо иного деяния. В отличие от предыдущего параметра законодатель установил формальные критерии составов преступлений, которые относятся к деяниям различной степени тяжести.

Согласно ст. 15 УК РФ в зависимости от характера и степени общественной опасности все деяния, предусмотренные УК РФ, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.

3. Для отнесения уголовных дел к тем либо иным категориям законодатель использовал одновременно два параметра: характер совершенного преступления и его тяжесть.

Тем самым подразделение видов уголовного преследования на частное, частно-публичное является выражением воли законодателя, обусловленной реальной степенью общественной опасности того либо иного деяния как по ширине охвата нарушаемых общественных отношений, так и по степени их нарушения.

Так, к уголовным делам частно-публичного обвинения относятся и дела о преступлениях, которые в соответствии с уголовно-правовой классификацией относятся к тяжким (ч. 1 ст. 131 УК РФ – изнасилование, ч. 1 ст. 132 УК РФ – насильственные действия сексуального характера).

С другой стороны, по большинству видов деяний, которые относятся к разряду преступлений небольшой тяжести, уголовное преследование осуществляется в порядке публичного обвинения.

Таким образом, подразделение видов уголовного преследования на частное, частно-публичное и публичное является выражением воли законодателя, обусловленной реальной степенью общественной опасности того либо иного деяния.

4.

Согласно ч. 2 комментируемой статьи уголовными делами частного обвинения являются дела о преступлениях, ответственность за которые установлена следующими статьями УК РФ: ч. 1 ст. 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью»; ст. 116.1 «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию»; ч. 1 ст. 128.1 «Клевета». Как показывает анализ составов данных преступлений, в результате любого из этих деяний вред причиняется лишь конкретному лицу, в отношении которого оно было совершено.

Как правило, лицо, совершившее это преступление, стремится причинить физический или моральный вред конкретному лицу в связи с имеющимися между ними неприязненными отношениями, что не представляет опасности для общества в целом.

5. Комментируемая статья гласит, что уголовные дела по признакам данных преступлений «возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя». Но данное положение не в полной мере соответствует закрепленному в ч. 1 ст.

318 УПК РФ правилу, согласно которому «уголовные дела о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждаются потерпевшим или его законным представителем». Согласно положениям принципа состязательности (ч. 3 ст.

15 УПК РФ) суд органом уголовного преследования не является и соответственно сам уголовные дела возбуждать не вправе. Поэтому более правильной является позиция законодателя, выраженная в ч. 1 ст.

318 УПК РФ: уголовные дела возбуждает сам потерпевший, который при этом приобретает статус частного обвинителя (ст. 43 Кодекса).

6. Заявление потерпевшего (его законного представителя) должно содержать ясно выраженное желание осуществлять уголовное преследование лица, которое совершило деяние. В качестве такого заявления не могут расцениваться показания, данные лицом при допросе по другому уголовному делу, если оно не настаивало на возбуждении уголовного дела частного обвинения.

7. Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 комментируемой статьи, является безусловным основанием отмены последующих судебных решений.

8. Производство по уголовному делу частного обвинения подлежит незамедлительному прекращению в том случае, когда потерпевший примирился с обвиняемым.

Если уголовное дело было возбуждено по заявлению законного представителя потерпевшего (ст.

45 УПК РФ), то в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым оно также подлежит прекращению, поскольку приоритет в выборе средств и способов защиты своих прав принадлежит самому лицу.

9. Термин «примирение» подразумевает, что между потерпевшим и обвиняемым должно быть достигнуто обоюдное согласие относительно предмета уголовно-правового отношения.

При этом должны быть урегулированы все вопросы, касающиеся способов и размеров возмещения или иного заглаживания вреда, который был причинен в результате преступления.

Если поступило устное заявление сторон, то факт примирения отражается в протоколе судебного заседания. При подаче письменных заявлений они приобщаются к материалам уголовного дела.

10. Стороны могут примириться в суде как первой, так и апелляционной инстанции вплоть до удаления состава суда в совещательную комнату. Если, несмотря на заявление о примирении сторон, суд не прекратил уголовное дело частного обвинения, то вышестоящий суд отменяет приговор и уголовное дело прекращает.

11. В ч. 3 комментируемой статьи закреплен перечень составов преступлений, по которым уголовное преследование осуществляется в частно-публичном порядке. К ним относятся деяния, ответственность за которые установлена следующими статьями УК РФ: ст. 116 «Побои»; ч. 1 ст. 131 «Изнасилование»; ч. 1 ст.

132 «Насильственные действия сексуального характера»; ч. 1 ст. 136 «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина»; ч. 1 ст. 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни» и др.

К ним также относится ряд деяний, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, если они не причинили вред государственным структурам.

12. Возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения производится в общем порядке (раздел VII УПК РФ), но только в случае подачи заявления потерпевшим или его законным представителем. Предварительное расследование по уголовному делу частно-публичного обвинения в зависимости от подследственности осуществляется в форме дознания или предварительного следствия (ст. 150 УПК РФ).

В отличие от уголовных дел частного обвинения дела частно-публичного обвинения имеют более значительную степень общественной опасности. Если потерпевший подает заявление, то впоследствии производство по уголовному делу осуществляется в общем порядке и его дальнейшее движение не зависит от волеизъявления потерпевшего.

13.

По уголовным делам частно-публичного обвинения потерпевший или его законный представитель вправе примириться с подозреваемым, обвиняемым и заявить ходатайство о прекращении уголовного дела по основаниям и в порядке, установленным в ст. 25 УПК РФ. Вместе с тем органы и должностные лица уголовного судопроизводства лишь вправе, но не обязаны прекращать уголовные дела частно-публичного обвинения в связи с примирением сторон.

14. В ч. 4 комментируемой статьи закреплена возможность возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего.

Это вправе сделать следователь, а также с согласия прокурора дознаватель, если преступление было совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

Под зависимым понимается такое состояние лица, когда оно лично или его близкие родственники, родственники либо близкие лица прямо или косвенно связаны с тем лицом, которым было совершено деяние.

Зависимость может быть служебной (подчиненность по службе), материальной (долговые обязательства), имущественной (проживание в квартире, пользование автомобилем), семейной (нахождение в родстве или свойстве) и т.п.

В каждом случае следователь, дознаватель должны как оценивать реальность зависимости, так и устанавливать, является ли эта зависимость причиной того, что потерпевший не обратился с заявлением о возбуждении уголовного дела самостоятельно.

15. К «иным причинам», по которым потерпевший не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, относятся и ситуации, когда преступление, уголовное преследование по которому осуществляется в порядке частного обвинения, было совершено неустановленным лицом.

Этим обеспечивается надлежащее реагирование со стороны следователя, дознавателя на каждое деяние, содержащее признаки преступления, принятие мер, направленных на установление личности виновного в этом преступлении и привлечение его к уголовной ответственности в закрепленном уголовно-процессуальным законом порядке.

16. Уголовные дела обо всех преступлениях, за исключением указанных в ч. 2 и 3 комментируемой статьи, относятся к уголовным делам публичного обвинения.

Их возбуждение, предварительное расследование и судебное разбирательство производятся, исходя из общественных интересов, независимо от мнения потерпевшего и любых иных заинтересованных лиц.

Уголовное преследование по данным уголовным делам осуществляется от имени государства следователем, дознавателем и прокурором.

Если у вас остались вопросы по статье 20 УПК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Источник: http://oupkrf.ru/st20

Защита прав online