Правомерность действий налоговых органов

Правомерность действий налоговых органов

Правомерность действий налоговых органов

 Нет, не правомерны, так как решение вынесено до дня истечения срока, отведенного Вам законом на подачу возражений по акту, и право на принятие к вычету сумм НДС, ранее начисленных Вами с сумм полученных авансов, не зависит ни от выписки счетов-фактур на такие авансы, ни от их регистраций в книгах покупок и продаж. Доначислять к возмещению суммы НДС инспекция не может, так как такое право не предоставлено налоговым органам действующим законодательством.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Главбух» vip-версия

1.Рекомендация:Как возместить НДС, если сумма вычетов превысила сумму начисленного налога

Если нарушения обнаружены, составляется акт налоговой проверки (в течение 10 рабочих дней после ее окончания) (п. 1 ст. 100 НК РФ). Акт поступит на рассмотрение руководству инспекции (ст. 101 НК РФ).

В течение пяти рабочих дней со дня составления этого акта он должен быть вручен представителю организации под расписку или передан иным способом (п. 5 ст. 100 НК РФ).

Организация вправе направить свои возражения по акту проверки в течение 15 дней после получения копии акта и участвовать в рассмотрении дела (п. 6 ст. 100 НК РФ)*.

Решение инспекции

В течение 10 рабочих дней со дня истечения срока, отведенного на подачу возражений, руководитель инспекции (его заместитель) рассматривает акт проверкии возражения организации (если они были направлены). И далее принимает решение о привлечении либо об отказе в привлечении организации к налоговой ответственности. Одновременно с этим решением принимается:*

решение о полном возмещении суммы НДС, заявленной в декларации;

решение о полном отказе в возмещении суммы НДС, заявленной в декларации;

решение о частичном возмещении и частичном отказе в возмещении суммы НДС, заявленной в декларации.

Такие правила установлены пунктом 3 статьи 176 и пунктом 1 статьи 101 Налогового кодекса РФ*.

Ольга Цибизова,

начальник отдела косвенных налогов

департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России

2.Ситуация:Когда продавец может принять к вычету начисленный с аванса НДС

Суммы налога, ранее начисленные с аванса, продавец (исполнитель) может принять к вычету:*

если произошла отгрузка товаров, по которым получена предоплата, или выполнены работы, оказаны услуги. Налог предъявите к вычету на дату отгрузки независимо от условий перехода права собственности от поставщика к покупателю (п. 8 ст. 171, п. 6 ст. 172 НК РФ);

если договор, по которому была получена предоплата, изменен или расторгнут, а сумма аванса возвращена покупателю. Налог предъявляется к вычету после отражения в учете возврата аванса, но не позже чем через год после изменения или расторжения договора (п. 4 ст. 172 НК РФ).

Обязательным условием для вычета НДС в этом случае является уплата в бюджет налога с авансов (п. 5 ст. 171 НК РФ). При этом если аванс получен и возвращен в течение одного квартала, то поставщик вправе принять налог к вычету в том же налоговом периоде (письмо ФНС России от 24 мая 2010 г.

№ ШС-37-3/2447 (согласовано с Минфином России)).

Ольга Цибизова,

начальник отдела косвенных налогов

департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России

3.Рекомендация: Какие права и обязанности есть у налоговых органов

Основные права инспекций

Права налоговых инспекций при работе с организациями (налогоплательщиками и налоговыми агентами) установлены статьей 31 Налогового кодекса РФ и статьей 7Закона от 21 марта 1991 г. № 943-1. В частности, налоговые инспекции вправе:*

требовать от организации документы, подтверждающие правильность расчетаналогов и их уплату в бюджет (подп. 1 п. 1 ст. 31 НК РФ). Форма требования утверждена приказом ФНС России от 31 мая 2007 г. № ММ-3-06/338;

проводить налоговые проверки деятельности организации (подп. 2 п. 1 ст. 31 НК РФ);

налагать арест на имущество организации в порядке, предусмотренном статьей 77 Налогового кодекса РФ (подп. 5 п. 1 ст. 31 НК РФ);

взыскивать с организации недоимку по налогам (сборам), пени, штрафы, а также проценты с сумм НДС, излишне возмещенных в заявительном порядке и подлежащих возврату в бюджет, в соответствии со статьями 46, 47 и 176.1Налогового кодекса РФ (подп. 9 п. 1 ст. 31 НК РФ);

подавать в суд исковые заявления о признании сделок организации недействительными (п. 11 ст. 7 Закона от 21 марта 1991 г. № 943-1);

подавать в суд исковые заявления о ликвидации организации или о признании недействительной ее госрегистрации (п. 11 ст. 7 Закона от 21 марта 1991 г. № 943-1);

приостанавливать операции по банковским счетам организации в случаях и по правилам, предусмотренным Налоговым кодексом РФ (п. 6 ст. 7 Закона от 21 марта 1991 г. № 943-1, подп. 5 п. 1 ст. 31 НК РФ).

Сергей Разгулин,

заместитель директора

департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России

С уважением,

Ваш персональный эксперт Пушечкина Ольга.

_____________________________

Ответ на Ваш вопрос дан в соответствии с правилами работы «Горячей линии» «Системы Главбух», которые Вы можете найти по адресу:http://vip.1gl.ru/#/hotline/rules/?step=2

Источник: https://www.glavbukh.ru/hl/37532-pravomernost-deystviy-nalogovyh-organov

Год добросовестного налогового администрирования. Вспомним, как это было

Правомерность действий налоговых органов

Формулирование (разъяснение) ВС РФ принципа добросовестности налогового администрирования, конечно же, не является единственным результатом судебной практики по налоговым спорам 2018 года. Среди прочих налоговых дел (без ТЦО), наверное, следует выделить дела, в которых рассматривались:

  1. вопросы применения статьи «Дивиденды» СОИДН с учетом комментариев к модельной конвенции ОЭСР,
  2. многочисленные вариации реализации концепции ФПД;
  3. обоснованность налоговых последствий международного внутригруппового структурирования, а также оказания внутригрупповых услуг;
  4. вопросы квалификации дохода в качестве дохода от источника в РФ;
  5. течение процессуальных сроков в налоговом праве;
  6. правомерность контроля цен в сделках, не признаваемых контролируемыми;
  7. влияние факта взаимозависимости сторон сделки (самого по себе) на возможность применения льготных норм налогообложения;
  8. правомерность одновременного вменения получения ННВ и взыскания недоимки (штрафа, пени) с двух лиц – участников одной и той же цепочки сделок;
  9. возможность взыскания убытков, полученных налогоплательщиком в результате неправомерных действий налогового органа, с налогового органа (Российской Федерации)
  10. квалификация имущества в качестве движимого/недвижимого в целях его обложения налогом на имущество организаций;

Рассмотрим по порядку.

1. Добросовестность налогового администрирования

В некотором смысле можно сказать, что СКЭС ВС РФ начала 2018 год с борьбы за добросовестность налогового администрирования. 16 февраля уходящего года ВС РФ принял определение по делу АО «Бамтоннельстрой» (А33-17038/2015), в котором впервые сформулировал названный принцип.

Фабула дела была достаточно простой: АО «Бамтоннельстрой» (продавец) заключило договор купли-продажи, которая впоследствии была признана недействительной сделкой, совершенной с заинтересованностью.

АО «Бамтоннельстрой» в целях корректировки своих обязательств по НДС, подало уточненную декларацию по НДС за период совершения сделки.

По результатам ВНП налоговый орган указал, что Общество должно было применить вычет по НДС в периоде признания сделки недействительной, а не подавать уточненную декларацию за период совершения сделки. Налоговый орган не задался вопросом: «А есть ли, в принципе, ущерб бюджету?».

Отменяя решения суда кассационной инстанции ВС РФ, указал: «исходя из положений пункта 2 статьи 22 НК РФ … налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности, предполагающего учет законных интересов плательщиков налогов и недопустимость создания формальных условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону». Каждый сам решит, показалось ли ему, что ВС РФ признал существование глубокого кризиса налогового администрирования.

Изложенное означает, что принцип добросовестности налогового администрирования содержит две составляющих:

  1. учет законных интересов налогоплательщиков,
  2. недопустимость создания формальных условий для взимания налогов в повышенных размерах.

Первая составляющая является развитием конституционного принципа законности (статья 15 Конституции Российской Федерации).

Вторая составляющая представляет особый интерес, так как фактически указывает налоговым органам на конкретную проблему (ошибку) в системе налогового администрирования – умышленный формализм в целях доначисления налога – которая должна быть решена (исправлена).

Примером такого формального подхода может служить позиция налоговых органов по делу ООО «ФК Пульс» (А41-17865/2016). В данном деле при проведении налоговой проверки за 2010-2012 гг. налоговые органы установили факт учета налогоплательщиком в 2012 г.

в составе расходов по налогу на прибыль в виде безнадежных долгов дебиторской задолженности, срок взыскания которой истек в 2009-2011 годах. Налоговые органы формально отказали налогоплательщику в учете данных расходов в виду их несвоевременного учета.

Налоговые органы не учитывали наличие (отсутствие) реального ущерба бюджету. ВС РФ, рассматривая кассационную жалобу налогоплательщика, разъяснил, что в изложенных обстоятельствах налоговые органы должны были учесть указанные расходы за соответствующий период, охваченный налоговой проверкой, а не отказывать в учете как таковых.

Выраженный ВС РФ принцип соответствует принципу легитимного ожидания («legitime expectation»), сформулированному Европейским судом по правам человека[1] (ЕСПЧ). Раскрывая данный принцип, ЕСПЧ разъясняет, что налогоплательщик вправе ожидать от государственных органов и судов действий, основанных на добросовестности и законности.[2]

Следует отметить, что добросовестность налогового администрирования и степень изучения нижестоящими судами позиций ВС РФ так «высока», что ВС РФ пришлось дублировать свою позицию в деле АО «ВЭБ-лизинг» (А40-93786/2017). Дело АО «ВЭБ-лизинг» само по себе заслуживает отдельного рассмотрения.

Достаточно лишь сказать, что рассматривая данное дело ВС РФ сослался сразу на 5 принципов налогообложения и судопроизводства (необходимость установления действительного размера налогового обязательства, добросовестность налогового администрирования, недопустимость двойного налогообложения, зеркальность НДС, единообразие судебной практики).

Подробнее рассмотрено в блоге Вадима Зарипова и в статье Р. Читая в Журнале «Налоговед», 12, 2018.

Текущая судебная практика показывает, что суды пока активно не применяют данный принцип. В то же время, по нашему скромному мнению, например, в следующих делах, можно было бы обратить внимание на добросовестность налоговых органов:

  • ООО «Стройнефтегаз – СМУ-7» (А32-32855/2017). Инспекция доначислила суммы НДФЛ на выплаты участникам, осуществленные при уменьшении размера уставного капитала;
  • ОАО «ПРАЧЕЧНАЯ «ОЧАКОВО» (А40-154449/2017). Инспекция доначислила суммы налога на имущество на снесенное здание. Как показывает практика подобные претензии не редкость. Многие, наверное, не знают, но похожий эпизод был в том самом деле АО «Северное Сияние», налоговый орган доначислил суммы налога на имущество на несуществующие объекты, задвоенные в бух. учете.
  • ООО «Оренбургкнига» (А47-164/2017). Инспекция заявила об утрате налогоплательщиком права на применение УСН в результате преобразования ООО в ПАО.
  • АО «Новосибирский механический завод «Искра» (А45-14844/2017). Инспекция рассчитала сумму пени по налогу, начиная с выходного дня.
  • ООО «Медицинский центр «Сибирское здоровье» (А81-813/2017). Данное дело заслуживает более детального разбора и внимания (но не в рамках данной публикации).

Глубинная проблема, к сожалению, заключается не в том, что налоговые органы не знают или не осознают принципы законности и добросовестности своей деятельности.

Налоговые органы не заинтересованы в соблюдении баланса частных и публичных интересов, когда есть малейшая возможность доначислить сумму налога по результатам налоговой проверки.

В то же время, благодаря Определениям ВС РФ по делам АО «Бамтоннельстрой» и АО «ВЭБ-лизинг», налогоплательщики смогут (и должны) призывать налоговые органы (и проверяющих) к соблюдению добросовестности при осуществлении мероприятий налогового контроля.

Особо заинтересованные могут прочитать блог Дмитрия Барского, в котором в шутливой форме представлен возможный акт налогового органа на действия налогового органа по привлечению экспертной организации и соответствующему проявлению должной осмотрительности.

2. Применение статьи «Дивиденды»

В 2018 году ВС РФ вынес сразу два Определения по делам ОАО «СУЭК-Кузбасс» (А27-25564/2015) и АО «КАШИРСКИЙ ДВОР СЕВЕРЯНИН» (А40-176513/2016), в которых указал, что в случае если проценты по займам рассматриваются в качестве дивидендов согласно нормам НК РФ, то к данным выплатам применяются соответствующие нормы налогообложения.

При этом не имеет значения тот факт, что, с точки зрения гражданского права, отношения займодавца и заемщика не оформлены как корпоративные (акционерные).

Иными словами, при выплате процентов (признаваемых дивидендами на основании статьи 269 НК РФ) российской организацией в адрес иностранной, первая удерживает суммы налога по ставке, применимой в отношении дивидендов.

Следует отметить, что фактически указанные Определения ВС РФ не сформулировали принципиально нового правового подхода. Соответствующая позиция была выражена в 2017 году в пункте 14 обзора практики, рассмотрения судами дел, связанных с применением отдельных положений разд. V.I и ст. 269 НК РФ, утвержденного Президиумом ВС РФ 16.02.2017.

Подробный разбор правового подхода представлен в статье Леонида Машкова в Журнале «Налоговед», 7, 2017[3].

Развивая выраженный подход, следует задаться вопросом: «А есть ли пределы переквалификации процентов в дивиденды?». 269 статья НК РФ говорит, что проценты приравниваются к дивидендам в целях налогообложения.

Иными словами, а вправе ли заемщик (российская организация) признать суммы прощенных процентов по такому долговому обязательству доходом, не подлежащим налогообложению, на основании пункта 3.

4 статьи 251 НК РФ, как суммы невостребованных дивидендов? Вправе ли сестринская организация (займодавец) не начислять доход в виде процентов в той, части, которая соответствует дивидендам (у заемщика)? Если положительный ответ на последний вопрос, очевидно, влечет серьезные налоговые риски, то первый, кажется, более возможным к применению (учитывая налоговую реальность).

3. Концепция ФПД

В данном разделе, по нашему мнению, внимания заслуживают дела ООО «Русджам Стеклотара Холдинг» (А11-9880/2016) и дело АО «Газпром газораспределение» (А56-70055/2018).

В первом деле фабула была достаточно классической (для подобного рода дела).

Российское лицо выплачивало дивиденды в адрес своего участника иностранной организации резидента Нидерландов и применяло пониженную ставка налога, предусмотренную СОИДН (5%).

Налоговый орган посчитал, что получатель дохода не обладает ФПД, но установил, что такие неотъемлемые элементы контроля как организация и контроль принадлежали резидентам Турции, в связи с чем применил нормы СОИДН с Турцией (10%).

Налогоплательщик предпринял попытку доказывания наличия ФПД у участников второго звена – резидентов Турции, Австрия и Люксембурга – в целях частичного снятия доначислений. СОИДН Австрии и Люксембурга устанавливают ставку налога у источника на доход в виде дивидендов в размере 5%. Попытка успехом не увенчалась.

Второе дело представляет особый интерес.

Ситуация должна быть знакома многим налогоплательщикам (как физическим, так и юридическим лицам). Российская организация (АО «Газпром газораспределение») приобрела депозитарные расписки на акции другой российской организации (ПАО «Газпром») у зарубежного эмитента (BONY).. Выплачивая дивиденды в адрес BONY российская организация удерживала налог по ставке 15 %.

АО «Газпром газораспределение» посчитало, что при таком порядке налогообложения сумма налога уплачена в излишнем размере, так как подлежит применению ставка налога на прибыль 13 % (пп.2 п.3. ст.284 НК РФ).

В данном деле АО «Газпром газораспределение» фактически предприняло попытку реализовать нормы статьи 312 НК РФ: в случае если лицом, имеющим ФПД на доход в виде дивидендов, является российская организация, то применению подлежат ставки налога на прибыль, установленные статьей 284 НК РФ. При этом судебный акт и не содержит ни одной ссылки на статью 312 НК РФ. В связи с чем сложно уяснить, заявлялось ли налогоплательщиком о необходимости заявления данной нормы.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/god_dobrosovestnogo_nalogovogo_administrirovaniya_vspomnim_kak_eto_bylo/76502

Защита прав online