Под какие статьи УК РФ подходит состав преступления?

Проблемные вопросы определения сущности хулиганства

Под какие статьи УК РФ подходит состав преступления?

Л. С. АИСТОВА

Уголовная ответственность за хулиганство предусмотрена ст. 213 УК РФ, диспозиция которой в результате неоднократных изменений законодателем приобрела сложный характер. При толковании ее положений возникают вопросы относительно сущности уголовно наказуемого деяния и его общественной опасности.

По-существу, в диспозиции ст. 213 УК РФ предусмотрено два вида хулиганства. Первый, по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ — это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Второй вид хулиганства — это то же самое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, но совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ). Этот вид хулиганства уже не связан с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, и должен проявляться в совершении каких-либо иных действий.

В обоих случаях эти действия направлены на грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, но каких-либо иных признаков, позволяющих конкретизировать действия, закон не дает.

Относительно первого вида хулиганства можно сделать вывод, что грубое нарушение общественного порядка проявляется только в применении оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия.

В отношении второго вида хулиганства конкретизировать характер общественно опасного деяния и форму его проявления не представляется возможным, что и является одним из проблемных вопросов.

Отсутствуют указания в законе, по каким признакам следует отграничивать хулиганство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы от иных правонарушений либо преступлений.

Как, например, и от обывательского, неосознанного проявления неуважения к представителям других религий, социальных слоев либо групп. Возникают сложности отграничения данного вида хулиганства от преступлений против личности по аналогичным мотивам или преступлений, предусмотренных ст.ст. 281 и 282 УК РФ.

Стр.15

Указание в законе только на то, что эти действия должны грубо нарушать общественный прядок, представляется несостоятельным, так как любое противоправное действие, совершенное публично, уже само по себе является грубым нарушением общественного порядка.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по дедам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» от 15 ноября 2007 г. № 45 по рассматриваемому вопросу содержатся положения общего характера, не позволяющие четко определить деяние.

При конструировании диспозиции ст. 213 УК РФ, по нашему мнению, допущены ошибки, касающиеся законодательной техники. Помимо того, что данная статья многословна, в ней отсутствует описание конкретного общественно опасного деяния, а наказуемость преступления определяется мотивами поведения. Согласно п. «а» ч.1 ст.

213 УК РФ — это явное неуважение к обществу, в п. «б» ч. 2 ст. 213 УК указанный мотив дополняется мотивами политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Каждый из этих мотивов требует отдельного исследования.

Эти же мотивы в качестве квалифицирующих признаков предусмотрены в составах преступлений против жизни и здоровья. По-видимому, они должны по-разному проявляться при совершении хулиганства и в преступлениях против личности, тем более что в преступлениях против личности они выступают признаками квалифицированного состава, а в хулиганстве являются конструирующими признаками простого состава.

Однако эти нюансы при квалификации указанных преступлений не учитываются.

Более того, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» рекомендуется деяние квалифицировать по совокупности преступлений, т. е. по ст. 213 УК РФ и статье о преступлении против личности, если в деянии содержатся признаки указанных составов преступлений.

При квалификации правоприменительными органами преступлений, связанных с хулиганством, проявляется традиция не применять ту статью, признаки состава преступления которой не поняты. Об этом ярко свидетельствует судебно-следственная практика. Количество дел о хулиганстве из года в год сокращается.

Одно из самых распространенных преступлений в период действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., в настоящее время хулиганство, по данным судебной статистики, составляет 2% и менее от общего числа совершенных преступлений. Так, если в 1995 г. по ст. 206 УК РСФСР было зарегистрировано 191 тыс.

преступлений, то «ограничение хули­ганства только случаями грубого нарушения общественного порядка с примене­нием оружия или других предметов, произведенное Законом от 8 декабря 2003 г., существенно повлияло на показатели регистрации хулиганства: 2004 г. — 24,8 тыс., 2005 г. — 30 тыс., 2006 г. — 28,6 тыс»(1).

Случаи же привлечения к уголовной ответственности по п. «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ вообще крайне редки.

Э. Ф.

Побегайло справедливо отмечает: «Криминологами давно на статистическом уровне подмечена закономерность: ослабление борьбы с хулиганством ведет к росту тяжких насильственных преступлений …вот данные уголовной статистики: число зарегистрированных преступлений на улицах, площадях, парках и скверах по сравнению с 2003-м в 2004 г. выросло на 11,1%, в 2005 г. — на 47,4%. За указанные периоды времени соответственно возросла регистрация

Стр.16

1. Ежегодник Российского уголовного права.  2009. С. 80.

грабежей — на 29, 4; 48,3; разбойных нападений — 23,2; 31,4%»(1).

Положение продолжает ухудшаться. От единичных случаев проявления хулиганства, носящего, как правило, спонтанный, стихийный характер, оно приобретает организованный характер с участием многих лиц, большинство из которых вооружено как огнестрельным, так и холодным оружием.

В подобных случаях речь идет уже не о грубом нарушении общественного порядка, а о посягательстве на общественную безопасность, если под общественной безопасностью понимать совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование государственных институтов и учреждений и спокойствие граждан.

Определение степени общественной опасности хулиганства является вторым проблемным вопросом.

Представляется, что в современной редакции ст. 213 УК РФ по сравнению со всеми ее предыдущими редакциями описан более опасный вид хулиганства. Хулиганство, сопряженное с применением оружия, и ранее, в период действия УК РСФСР 1960 г.

, считалось особо злостным хулиганством и квалифицировалось по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР. И оно справедливо относилось к преступлениям против общественного порядка. Понятия «общественная безопасность» в то время в юриспруденции не существовало.

В теории уголовного права и на практике хулиганство традиционно рассматривается как преступление против общественного порядка(2). В то время как деяние, предусмотренное п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ, посягает на важнейшие конституционные права личности. В силу этого признавать хулиганство преступлением против общественного порядка означает недооценивать его возросшую общественную опасность.

В рассуждениях о хулиганстве как о преступлении против общественного порядка можно усмотреть и логическую нестыковку. Ношение огнестрельного оружия (ст. 222 УК РФ) признается преступлением против общественной безопасности, применение оружия, т. е. совершение более опасного деяния, — преступлением против общественного порядка.

Примечательно, что в Уголовном кодексе КНР состав хулиганства отсутствует.

В главе 2 УК КНР «Преступления против общественной безопасности» сформирован такой состав, как «появление в общественном месте или в общественном транспорте со стрелковым оружием, боеприпасами, режущими инструментами, подпадающими под категорию холодного оружия, взрывчатыми, легковоспламеняющимися, токсичными и разлагающимися химическими веществами, на которые не имеется разрешения, создающие угрозу общественной безопасности» (ст. 130).

Статья 213 УК РФ изложена таким образом, что оказались декриминализированы деяния, которые в обыденном правовом сознании расцениваются как хулиганство, и отсутствие какой-либо ответственности за них создает атмосферу безнаказанности.

Следует согласиться с утверждением Э. Ф. Побегайло, что криминализация общества происходит через декриминализацию преступлений(3).

Статья 213 УК РФ требует серьезной законодательной доработки с целью обеспечения общественной безопасности, защиты общественного порядка.

Стр.17

1. Побегайло Э. Ф. Избранные труды. СПб., 2008. С. 38—39.3. Побегайло Э. Ф. Указ. соч. С. 26.

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k807.html

Состав преступления ст.282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», отграничение от иных действий

Под какие статьи УК РФ подходит состав преступления?
В своих публикациях я уже обращал внимание на проблемы связанные с квалификацией конкретных составов преступлений и отграничения их от иных составов преступлений, а также от действий содержащих признаки преступления, но не являющихся таковым.

  В данной статье я хочу на примере одного уголовного дела, где я участвовал по назначению в период предварительного следствия, обратить внимание на то как предвзятая оценка фактических обстоятельств дела привела, по моему мнению, к ошибке в объекте преступного посягательства и незаконному уголовному преследованию.   К сожалению, мой доверитель не внял моим доводам в его защиту, полностью признал вину и согласился на особый порядок. В суде ему назначили другого защитника и он был осужден, хотя имелись все основания для оправдания или прекращения дела за деятельным раскаянием, о чем я  ему говорил неоднократно.  

Объект преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ

 

В науке «Уголовное право» детально разработано учение об объекте преступного посягательства. В чем суть рассказывать не стану, но для правильного понимания дальнейшего изложения рекомендую прочитать небольшую статью «Виды объектов преступления». 

 

Диспозиция ст. 282 УК РФ сформулирована следующим образом: «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации».

  На первый взгляд кажется, что непосредственным объектом преступного посягательства являются права человека и гражданина. Давайте попробуем разобраться, так ли это?   Данное преступление размещено в Главе 29 УК РФ «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства». Таким образом, родовым объектом преступного посягательства в преступлениях Главы 29 является основы конституционного строя и безопасность государства.   Давайте попробуем для начала разобраться в вопросе о том, что такое «основы конституционного строя» поскольку это важно для правильной квалификации. Впрочем и «безопасность государства» тоже непосредственно связана с посягательством на основы конституционного строя.   Согласно ст.16 Конституции РФ положения главы 1 Конституции РФ составляют основы конституционного строя. Собственно это ясно и из самого названия этой главы, которая содержит в себе всего 16 статей (статьи с 1 по 16 включительно).   Анализ положений главы 1 Конституции РФ позволяет сделать ввод, что применительно к ст. 282 УК РФ подходят лишь ст. 2 Конституции РФ и ч.5 ст.13 Конституции РФ.  

Теперь давайте представим, как следователь должен описать преступное деяние по ст. 282 УК РФ, чтобы конкретно указать на объект преступления, который мы выявили выше. При этом будем помнить о том, что непосредственный объект относится к родовому объекту как часть к целому (вспоминаем круги Эйлера из курса Логики).

  Фактически следователю потребуется в обвинении, при описании объективной стороны состава преступления, с указанием на объект состава преступления, конкретизировать, как и какие действия обвиняемого посягнули на обязанность государства защищать права человека (ст. 2 Конституции РФ) или же указать, что обвиняемый создал и/или участвовал в  общественном объединении, которое преследует цели, запрещенные в ч. 5 ст.13 Конституции РФ.  

Отграничение ст.282 УК РФ от оскорбления (ранее ст. 130 УК РФ, ныне ст. 5.61 КоАП РФ)

  Поскольку выше мы выяснили, что непосредственным объектом в ст. 282 УК РФ являются не сами права гражданина и человека, а обязанность государства по защите этих прав, то теперь нам будет легче отграничить это преступление от иных действий.   В качестве примера, применительно к этому делу, следует рассмотреть объект преступного посягательства в ст.130 УК РФ с отягчающим наказание обстоятельством, предусмотренным п.«Е» ч.1 ст. 63 УК РФ – оскорбление по мотивам национальной ненависти или вражды.   Следует пояснить, что ст.130 УК РФ декриминализована и перенесена в ст. 5.61 КоАП РФ (Федеральный закон от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ). Однако из приложенного к статье постановления о привлечении в качестве обвиняемого видно, что инкриминируемые моему подзащитному действия были им совершены 2 сентября 2011 года, т.е. в период действия ст.130 УК РФ.   Родовым объектом оскорбления являлись права личности, что следует из наименования Раздела 7 УК РФ. Видовым объектом являлось право на защиту чести и личного достоинства, что следует из названия Главы 17 УК РФ.   Из диспозиции ст.130 УК РФ видно, что непосредственный объект преступного посягательства полностью совпадает с видовым объектом, указанным выше.   Мотивы преступления подлежат доказыванию на основании ст.73 УПК РФ. Кроме того мотивы могут учитываться при назначении наказания, если они предусмотрены в качестве квалифицирующего признака или обстоятельства, отягчающего наказание.   Таким образом, перед правоприменителем стоит задача, исходя из фактических обстоятельств дела, определить, на какой объект было направлено преступное посягательство: на личность или на обязанность государства по защите личности.   При этом высказывания оскорбительного характера с использованием уничижительных характеристик личности по национальному признаку, являются обязательным признаком для квалификации по ст. 282 УК РФ, а для ст.130 УК РФ факультатувным, т.е. дополнительным и не обязательным признаком.  

Представляет интерес мнение ученых юристов (коллектив под редакцией С.А. Разумова) комментирующих ст.282 УК РФ: «В этой связи необходимо отделять случайные эмоциональные проявления недовольства от принципиальной позиции, например, политика или представителя той организации, к которой принадлежит то или иное лицо». 

Таким образом, оскорбление лица по национальному признаку может быть ошибочно квалифицированно по ст. 282 УК РФ.  

Что же совершил мой подзащитный?

Источник: https://pravorub.ru/cases/18596.html

Защита прав online