Почему судимость по ст. 159 ч. 4 погашается через восемь лет, а не через шесть?

К вопросу о погашении судимости при досрочном освобождении от наказания

Почему судимость по ст. 159 ч. 4 погашается через восемь лет, а не через шесть?

Ю. А. ТИМОШЕНКО

В соответствии со ст. 86 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости, когда аннулируются все правовые последствия, связанные с судимостью.

По общему правилу судимость погашается по истечении трех лет после отбытия наказания в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, по истечении шести лет в отношении осужденных за тяжкие преступления, по истечении восьми лет в отношении осужденных за особо тяжкие преступления, по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы. При условном осуждении судимость погашается по истечении испытательного срока. Согласно ст. 95 УК РФ для лиц, совершивших преступления до достижения возраста восемнадцати лет, сроки погашения судимости сокращаются.

Стр.11

Однако далеко не все осужденные освобождаются из мест лишения свободы по отбытии всего срока наказания. Так, в 2010  г.

из исправительных колоний, где отбывают наказания лица, достигшие восемнадцати лет, были освобождены 272 031 осужденный, из них 113 376 (42%) — условно-досрочно или в связи с заменой лишения свободы более мягким наказанием. В 2009 г.

эти цифры составили 273 708 всего освобожденных и 117 144 (43%) лица соответственно освобожденных досрочно(1).

При условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и при замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний.

Если осужденный в течение оставшейся не отбытой части наказания совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, или злостно уклонился от исполнения возложенных на него обязанностей, суд может отменить условно-досрочное освобождение. Если осужденный в этот период совершил новое преступление, в зависимости от категории преступления и обстоятельств дела судом может быть принято решение об отмене условно-досрочного освобождения и о назначении наказания на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров.

Однако на практике может возникнуть ситуация, когда на момент совершения нового преступления или иного правонарушения, являющегося основанием для отмены досрочного освобождения, у лица погашена судимость по приговору, от назначенного наказания по которому он был освобожден условно-досрочно.

Так, В., 26 ноября 1983 года рождения, 29 июля 2002 г. был осужден городским судом по ч. 2 ст. 162 УК РФ и ему было назначено наказание в виде восьми лет лишения свободы. Постановлением суда от 30 апреля 2004 г. он был освобожден условно-до-срочно на пять лет два месяца одиннадцать дней. Приговором мирового судьи 13 мая 2009 г. В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.

1 ст. 158 УК РФ, и ему назначено наказание в виде одного года лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к вновь назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору городского суда от 29 июля 2002 г. и окончательно определено наказание в виде пяти лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В. совершил новое преступление 19 марта 2009 г., т. е. до истечения срока наказания по первому приговору. Руководствуясь ст. 79 УК РФ и ст. 70 УК РФ, суд назначил В. наказание по совокупности приговоров. Городской суд, рассмотрев дело в апелляционном порядке, оставил приговор без изменения.

Верховный суд Республики Татарстан кассационным определением от 21 июля 2009 г. постановление городского суда отменил, приговор мирового судьи в отношении В. изменил — исключил ссылку на ст. 70 УК РФ и назначил наказание в виде лишения свободы сроком на один год с отбыванием наказания в колонии-поселении, аргументировав свое решение следующим образом.

В. был условно-досрочно освобожден от отбывания наказания, а в соответствии со ст. 95 УК РФ сроки погашения судимости для лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, сокращаются и равны трем годам после отбытия лишения свободы за тяжкое и особо тяжкое преступление, поэтому судимость В. была погашена 30 апреля 2007 г.(2)

С подходом, использованным судом в приведенном примере, соглашаются далеко не все ученые. В частности, С. Улицкий считает, что для погашения судимости при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания недостаточно истечения срока, установленного ст. 86 УК РФ.

Стр.12

Необходимо, чтобы истек испытательный срок, поскольку по смыслу закона условно-досрочно освобожденный во время испытательного срока считается судимым(1).

Согласно ч. 7 ст. 79 УК РФ отмена условно-досрочного освобождения возможна в период всей неотбытой части наказания, однако к лицу могут быть применены меры, влекущие для него негативные последствия, только если лицо является судимым.

В данном случае нельзя не согласиться с мнением Л. В. Иногамовой о том, что столкновение норм необходимо в такой ситуации решать по коллизионным правилам конкуренции общей и специальной норм, где общая предусмотрена в ч. 4 ст.

86 УК РФ, а специальная — подлежащая применению — в ст. 79 УК РФ(2).

Таким образом, судимость будет погашенной, только если истек срок, на который лицо было условно-досрочно освобождено.

Положение, приведенное законодателем в ч. 4 ст. 86 УК РФ, согласно которому срок погашения судимости в отношении лица, освобожденного условно-досрочно от отбывания наказания, исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания наказания, вызвало в научной литературе неоднозначную оценку.

Так, некоторыми учеными высказывалось мнение о том, что законодатель таким образом увязал исчисление срока погашения судимости не с категорией преступления, а со временем, в течение которого лицо отбывало наказание(3).

Эта точка зрения неоднократно подвергалась критике(4), посколь­ку при отбывании лишения свободы срок погашения судимости зависит от категории совершенного преступления, а она согласно ст. 15 УК РФ определяется верхним пределом санкции статьи и фор­мой вины и, следовательно, не зависит ни от назначенного, ни от отбытого наказания.

При условно-досрочном освобождении от от­бывания наказания не исключена возможность принятия решения об исполнении неотбытой части наказания, поэтому сроки погаше­ния судимости в таком случае будут исчисляться с момента отбытия оставшейся части наказания(5).

Если осужденный совершает новое преступление, не отбыв наказание за предыдущее, то срок погашения судимости за предыдущее будет исчисляться после отбытия наказания по совокупности приговоров, т. е. с того момента, когда лицо отбудет суммарное наказание за несколько преступлений.

По приговору Липецкого областного суда 20 января 2000 г. Н. осужден по пп. «в», «г» ч. 3 ст. 162 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества, по пп. «в», «д», «з» ч. 2 ст.

105 УК РФ к восемнадцати годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст.

69 УК РФ к девятнадцати годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 7 июня 2000 г. изменила приговор в отношении Н., по которому он осужден по п. «г» ч. 3 ст. 162 УК РФ, исключила указание на то, что в его действиях имеется особо опасный рецидив, в результате чего Н. смягчено наказание по п. «в» ч. 3 ст.

162 УК РФ до десяти лет лишения свободы с конфискацией имущества, по пп. «в», «д», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ до шестнадцати лет лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст.

69 УК РФ окончательно назначила семнадцать лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации в протесте в порядке надзора поставил вопрос об отмене кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 28 февраля 2001 г. протест удовлетворил по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, Н. был осужден 17 января 1991 г. по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР к трем годам лишения свободы,

Стр.13

18 мая 1993 г. на основании ст. 53 УК РСФСР он освобожден от наказания условно-досрочно на неотбытый срок — пять месяцев одиннадцать дней и в период этого срока (т. е. до погашения судимости) вновь совершил преступления, за что 30 декабря 1993 г. был осужден по ч.

1 ст. 189, ч. 3 ст. 144, ч. 3 ст. 208 УК РСФСР к пяти годам семи месяцам лишения свободы. На основании ст. 41 УК РСФСР к назначенному наказанию присоединено частично неотбытое наказание по первому приговору и окончательно определено к отбытию шесть лет лишения свободы.

При приведении приговора в соответствие с новым УК РФ деяния Н. переквалифицированы на статьи УК РФ и подсудимому снижено наказание до пяти лет пяти месяцев лишения свободы, и по отбытии данного срока наказания он был освобожден из мест лишения свободы 16 марта 1999 г.

Новое преступление Н. совершил 11 апреля 1999 г.

Следовательно, судимости за указанные преступления у него не погашены, что не было учтено Судебной коллегией при исключении из приговора указания на наличие в действиях осужденного особо опасного рецидива преступлений, а также п. «г» ч. 3 ст. 162 УК РФ, предусматривающего ответственность за разбой, совершенный лицом, два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

При таких обстоятельствах определение Судебной коллегии отменено с передачей дела на новое кассационное рассмотрение(1).

Поскольку исчисление срока погашения судимости в ч. 4 ст. 86 УК РФ увязано законодателем с моментом фактического освобождения осужденного, на практике возникает вопрос о том, с какой даты следует исчислять этот срок.

По общему правилу, предусмотренному в ч. 1 ст. 391 УПК РФ, постановление суда первой инстанции вступает в законную силу и обращается к исполнению по истечении срока его обжалования в суде кассационной инстанции либо в день вынесения определения суда кассационной инстанции.

Немедленному исполнению по уголовному делу подлежат, согласно ч. 2 ст. 391 УПК РФ, только постановления, не подлежащие обжалованию в кассационном порядке.

В связи с этим ранее в ряде регионов постановления об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания обращались к исполнению по истечении срока их обжалования(2).

Так, 23 апреля 2003 г. в отношении А. судом было вынесено постановление об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. На следующий день оно поступило в исправительное учреждение.

Прокурор, не согласившись с решением суда, принес кассационное представление. Исполнение постановления было приостановлено.

Лишь через три месяца после кассационного рассмотрения и получения текста определения, которым постановление о досрочном освобождении признано законным, А. реально был освобожден из мест лишения свободы(3).

В настоящее время в соответствии с п. 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» от 21 апреля 2009 г.

№ 8 в случае принятия судом решения об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания осужденный освобождается из мест лишения свободы в порядке ч. 5 ст. 173 УИК РФ.

Копия постановления незамедлительно направляется судом в учреждение или орган, исполняющие наказание.

В одном из своих решений Верховный Суд Российской Федерации указал, что постановления суда об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания должны обращаться к исполнению до их вступления в законную силу, что не является нарушение норм уголовно-процес-суального законодательства(4).

В настоящее время суды, как правило, направляют постановление о досрочном

Стр.14

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации . 2001. № 12. С. 14.4. Решение Верховного Суда Рос. Федерации  от 14 авг. 2006 г. № ГКПИ06-842.

освобождении от наказания для исполнения в день его вынесения. Руководствуясь п. 5 ст. 173 УИК РФ, администрация исправительного учреждения в этом случае производит освобождение осужденного в день поступления соответствующих документов, а если документы получены после окончания рабочего дня — утром следующего дня.

В любом случае срок погашения судимости, на наш взгляд, следует исчислять не с даты вынесения соответствующего постановления суда, а с момента фактического освобождения осужденного из исправительного учреждения.

Стр.15

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k806.html

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2013 г. N 23-Д13-1 Суд изменил приговор, исключив из него указание о наличии у осужденного судимостей по предыдущим приговорам, поскольку судимость в отношении лиц, условно осуждённых, и лиц, осужденных к лишению свободы, погашается по истечении испытательного срока и установленных уголовным законом сроков для каждой категории преступлений, а также исключив указание о применении принципа поглощения наказаний как излишне вмененного

Почему судимость по ст. 159 ч. 4 погашается через восемь лет, а не через шесть?

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.

судей Ламинцевой С.А. и Лаврова Н.Г.

секретаря Белякова А.А.

рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу осужденного Мутаева P.M. на приговор Наурского районного суда от 25 мая 2011 года и последующие судебные решения, по которому

Мутаев Р.М., …, ранее судимый:

– 11 марта 2001 года Советским районным судом Ставропольского края по п.п. «а, в, г, д» ч. 2 ст. 158, п.п. «а, в, г, д» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы;

– 21 июня 2002 года Первомайским районным судом Краснодарского края по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

– 1 апреля 2004 года Наурским районным судом Чеченской Республики по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

– 1 марта 2005 года тем же судом по ч. 1 ст. 159, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 131 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

– 26 февраля 2010 года мировым судьей судебного участка № … по Наурскому району Чеченской Республики по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 15% из заработка в доход государства,

осужден по ч. 3 ст. 306 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 157 УК РФ к аресту сроком на 2 месяца, по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Верховного Суда Чеченской Республики от 31 мая 2012 года приговор от 25 мая 2011 года в отношении Мутаева P.M. изменен: из вводной части приговора исключено указание о судимостях Мутаева P.M.

по приговорам Советского районного суда Ставропольского края от 11 марта 2001 года, Первомайского районного суда Краснодарского края от 21 июня 2002 года, Наурского районного суда Чеченской Республики от 1 апреля 2004 года; из резолютивной части приговора исключено указание о применении принципа поглощения наказаний.

Постановлено считать Мутаева P.M. осужденным по приговору от 25 мая 2011 года: по ч. 3 ст. 306 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 157 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием 15% заработка, по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 3 ст.

 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе Мутаев P.M.

выражает несогласие с постановлением суда надзорной инстанции, указывая, что оно вынесено с нарушением требований закона; в постановлении президиума неверно указана дата освобождения его из мест лишения свободы по приговору от 1 марта 2005 года; наказание ему назначено чрезмерно суровое. Также утверждает, что о дне рассмотрения дела в суде надзорной инстанции он был извещен уже после рассмотрения его президиумом, чем было нарушено его право на защиту.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., полагавшей судебные решения изменить, исключить указание о судимостях Мутаева P.M. по приговорам Советского, Первомайского и Наурского районных судов, а также исключить указание о применении принципа поглощения наказаний, судебная коллегия установила:

Мутаев P.M. признан виновным в заведомо ложном доносе о совершении преступления, соединенном с искусственным созданием доказательств обвинения, злостном уклонении от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетнего ребенка, а также в открытом завладении чужим имуществом.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит доводы жалобы подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Положения Конституции Российской Федерации предполагают необходимость законодательного обеспечения виновному лицу соответствующих возможностей для защиты своих прав и интересов при рассмотрении дела в суде надзорной инстанции.

Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии с ч. 2 ст.

 407 УПК РФ в судебном заседании принимают участие прокурор, а также осужденный, оправданный, их защитники и законные представители, иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются жалобой или представлением при условии заявления ими ходатайства об этом. Указанным лицам предоставляется возможность ознакомиться с надзорными жалобой и (или) представлением, а также с постановлением о возбуждении надзорного производства.

Осужденный имеет право участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, получать копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений и подавать возражения на эти жалобы и представления. При этом участие в уголовном деле защитника не служит основанием для ограничения прав осужденного.

Из материалов уголовного дела усматривается, что 4 мая 2012 года судьей Верховного Суда Чеченской Республики было возбуждено надзорное производство и жалоба осужденного Мутаева P.M. передана для рассмотрения в президиум Верховного Суда Чеченской Республики (т. 4 л.д. 270-273).

17 мая 2012 года Верховным Судом Чеченской Республики в адрес учреждения ФКУ ИК … г. … … области, где на тот момент отбывал наказание осужденный Мутаев P.M.

, было направлено извещение о том, что уголовное дело в отношении него назначено к рассмотрению в президиуме Верховного Суда Чеченской Республики на 31 мая 2012 года, с приложением копии постановления о возбуждении надзорного производства (т. 4 л.д. 274).

Однако каких-либо данных о получении осужденным Мутаевым P.M. данного извещения в материалах дела не имеется.

Как указывает осужденный Мутаев P.M. в своей надзорной жалобе, он не был своевременно извещен о дне рассмотрения уголовного дела в президиуме Верховного Суда Чеченской Республики.

Данное утверждение осужденного подтверждается сообщением из ГСУ ФКУ ОПБ ГУФСИН России по … области, согласно которому с извещением о дне рассмотрения уголовного дела в суде надзорной инстанции, назначенного на 31 мая 2012 года, осужденный Мутаев P.M. был ознакомлен лишь 1 июня 2012 года, то есть после рассмотрения дела в президиуме.

Таким образом, в нарушение требований уголовно-процессуального закона, президиум не обеспечил осужденному Мутаеву P.M., содержащемуся в исправительном учреждении, осуществление предоставленного ему ч. 2 ст.

 407 УПК РФ права на участие в судебном заседании суда надзорной инстанции, а также возможность довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела, что привело к ограничению гарантированного уголовно-процессуальным законом его права на защиту.

При таких обстоятельствах решение суда надзорной инстанции нельзя признать законным, в связи с чем оно подлежит отмене.

Вместе с тем, учитывая, что судьи входящие в состав президиума Верховного Суда Чеченской Республики в своем постановлении высказали мнение по существу уголовного дела в отношении Мутаева P.M., они в силу ч. 2 ст. 61 УПК РФ не могут участвовать в рассмотрении данного уголовного дела.

Поэтому уголовное дело не может быть направлено в данную судебную инстанцию для нового рассмотрения, а надзорная жалоба Мутаева P.M. о пересмотре приговора Наурского районного суда Чеченской республики от 25 мая 2011 года подлежит рассмотрению по существу в порядке судебного надзора Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

В данной надзорной жалобе Мутаев P.M., не оспаривая виновности в совершении преступлений, за которые он осуждён, указывает на незаконность и несправедливость приговора ввиду его чрезмерной суровости. Считает, что суд должен был применить ст. 62 УК РФ и с учётом требований ст.

 314 УПК РФ назначить ему наказание в виде 2 лет 8 месяцев лишения свободы. Определяя окончательное наказание, суд в нарушение ч. 3 ст. 69 УК РФ применил принцип частичного сложения и поглощения наказаний.

При этом не учёл смягчающее обстоятельство – наличие малолетнего ребёнка, а во вводной части приговора указал погашенные судимости, приведя неверную дату осуждения.

Указывает также, что в приговоре нет указаний о применении Федерального закона от 7 марта 2011 года «О внесении изменений в УК РФ», улучшающего положение осужденного. По этим основаниям просит смягчить назначенное ему наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, судебная коллегия находит, что обвинение, с которым согласился Мутаев Р.М., основано на совокупности доказательств, имеющихся в деле, и соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Судебное разбирательство по делу проведено в особом порядке, с соблюдением уголовно-процессуального закона, квалификация действий Мутаева P.M. является правильной.

Рассматривая дело в особом порядке, судом были исследованы доказательства, относящиеся к данным о личности подсудимого, в соответствии с которыми при назначении наказания суд учёл как характер и степень общественной опасности содеянного, так и личность осужденного Мутаева P.M., который неоднократно привлекался к уголовной ответственности, отрицательно характеризуется по месту жительства.

В качестве смягчающего наказание обстоятельства учтено тяжелое заболевание осуждённого.

Отягчающим вину обстоятельством суд, с учетом того, что он ранее был осужден за совершение тяжкого преступления к реальному лишению свободы и вновь совершил тяжкое преступление, обоснованно признал рецидив преступлений.

При этих обстоятельствах доводы осуждённого Мутаева P.M. о том, что суд должен был назначить ему наказание по правилам ст. 62 УК РФ, не могут быть признаны состоятельными.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ эти правила применяются лишь при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами “и” и (или) “к” ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств.

Не состоятельны также доводы о том, что в качестве смягчающего наказание обстоятельства суд должен был учесть наличие малолетнего ребёнка, поскольку Мутаев P.M. признан виновным в злостном уклонении от уплаты по решению суда средств на содержание этого ребёнка. В соответствии с п.

 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской от 11 января 2007 N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» обстоятельства, смягчающие наказание, признаются таковыми с учетом установленных в судебном заседании фактических обстоятельств уголовного дела.

Наличие малолетних детей у виновного не может расцениваться как смягчающее наказание обстоятельство, если осуждённый совершил преступление в отношении своего ребенка, либо лишён родительских прав.

В то же время судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Так, правильно назначив Мутаеву Р.М. наказание в пределах санкций соответствующих статей, с соблюдением требований Общей части УК РФ и правил ч. 7 ст. 316 УПК РФ, за каждое из совершенных преступлений, при определении ему окончательного наказания по совокупности совершённых преступлений, вопреки требованиям ч. 3 ст.

 69 УК РФ суд указал в приговоре о частичном сложении и поглощении наказаний, тогда как закон допускает только их частичное или полное сложение.

В связи с тем, что суд фактически применил частичное сложение наказаний, из резолютивной части приговора следует исключить как излишнее указание о применении принципа поглощения наказаний.

По части первой статьи 157 УК РФ Мутаеву P.M. назначено наказание в виде ареста на срок 2 месяца. Данный вид наказания в настоящее время не введён в действие, поэтому коллегия считает возможным назначить Мутаеву P.M. за указанное преступление наказание в виде исправительных работ сроком на 4 месяца с удержанием 15% заработка. Препятствий к назначению этого вида наказания не имеется.

В соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, такие судимости не должны упоминаться во вводной части приговора. Однако в приговоре в отношении Мутаева P.M. приведены судимости по приговорам:

Советского районного суда Ставропольского края от 18.12.2001 г. по п.п. «а», «в», «г», «д» ч. 2 ст. 158, п.п. «а», «в», «г», «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы;

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70246646/

Защита прав online