Переселение из аварийного жилья при наличии шестерых детей

В рф вводятся новые правила для переселения из аварийного жилья

Переселение из аварийного жилья при наличии шестерых детей

На капремонте депутаты остановились особо. Ранее, напомним, широкий общественный резонанс вызвала информация ряда СМИ о том, что ремонт ветхих домов жильцы оплатят из своего кармана. Информация эта не подтвердилась. Минстрою пришлось заверять, что взносы на капремонт повышены не будут.

На пленарном заседании замглавы Минстроя Татьяна Костарева еще раз заверила, что законопроект не содержит предпосылок для повышения взносов.

На самом деле, в сфере финансирования не планируется никакой “революции” – будут использованы средства Фонда капремонта с привлечением средств Фонда содействия реформированию ЖКХ.

На что нужно обращать внимание при покупке жилья в ипотеку

На что же направлены нововведения для ветхого фонда? цель – “продление жизни” тех домов, которые еще не стали аварийными, но уже сейчас изношены более, чем на 70%.

Это и есть ветхое жилье – в законодательстве впервые фиксируется такой термин, а также критерии отнесения к такому фонду.

Чтобы эти дома не переходили в аварийные, предстоит доводить их конструктивные элементы до нормативного состояния, объяснил замглавы комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Павел Качкаев.

Чтобы понять, что именно надо “доводить до нормы”, внедрят новый механизм. Региональные власти получат право определять основания и порядок отнесения дома к ветхому фонду. Такие дома регион сможет выделить в отдельную подпрограмму в общей программе капремонта.

Это положение дает маневр региональному руководству, которое сможет подходить к ветхим домам с особой “меркой” – например, включать их в приоритетный график капремонта, чтобы они преждевременно не перешли в разряд аварийных. Индивидуальный подход также позволит ремонтировать именно то, что нужно и по особым правилам. Ведь еще несколько лет – и такой ветхий дом все равно, вероятно, сносить.

Как пояснили в Фонде ЖКХ, проведение комплексных работ в домах с высокой степенью износа – это экономически нецелесообразно.

Активную дискуссию на заседании вызвали положение законопроекта, касающегося переселения из аварийного фонда.

Нужно ли хранить квитанции за квартплату

Начнем с того, что все действующие механизмы по расселению сохраняются. Они себя зарекомендовали: почти миллион жителей нашей страны улучшили свои жилищные условия, пояснил первый зампредседателя профильного комитета Сергей Пахомов. При этом решено конкретизировать уже действующие нормы, чтобы они заработали более эффективно.

Сейчас аварийными и подлежащими сносу дома признают органы госвласти. В законопроекте этими полномочиям и наделяются как федеральные органы власти, так и региональные, а также органы местного самоуправления. Устанавливаются четкие критерии отнесения жилья к аварийному, подчеркнули в Минстрое.

Это помешает чиновникам затягивать с признанием домов таковыми, что сейчас происходит нередко. Например, если сносить дом не очень выгодно.

Депутаты предложили “подкрепить” это положение введением ответственности для чиновников. В профильном ведомстве эту идею не поддерживают. На такие случаи должны реагировать органы прокуратуры, заметила Костарева.

Устанавливаются четкие критерии отнесения жилья к аварийному

Долго обсуждали и другое положение законопроекта. А именно то, что размер возмещения за изымаемое жилое помещение рассчитывается в порядке, установленном правительством РФ.

Ко второму чтению необходимо прописать в законопроекте, что изъятие помещений для госнужд должно происходить только с предварительным равноценным возмещением, заявил от жилищного комитета Павел Качкаев.

Кроме того, необходимо еще до принятия документа определиться с методикой определений выкупной цены земельного участка, заявили депутаты. Чтобы граждане были уверены, что компенсацию не занизят.

Эту проблему комитет предлагает во многом решить, приняв дополнительный законопроект, который был внесен недавно. Предлагается запретить принимать решение о признании дома аварийным, если участок под ним не поставлен на кадастровый учет. Земля действительно должна обязательно учитываться в компенсации, поддержали в Минстрое.

Списать долги по ЖКХ: в каких случаях это возможно

Важная новелла – собственникам квартир в аварийных или подлежащих реконструкции домах предоставляется временное жилье из маневренного фонда. Срок – до завершения работ или выплаты им компенсации на покупку новой жилплощади, но не дольше, чем на два года.

Этой нормой депутаты тоже не совсем довольны. По мнению профильного комитета, из законопроекта неясно, предоставляется ли данное жилье в связи с угрозой жизни и здоровью граждан в случае их дальнейшего проживания в аварийном доме.

Кроме того, двухгодичный срок, отметили в комитете представляется необоснованным.

Другие нормы законопроекта возражений не вызвали. Региональные власти получат право установить меры поддержки собственников квартир в аварийных домах.

Как ранее пояснял премьер-министр Дмитрий Медведев, это может быть субсидия, которая покроет часть расходов на ипотеку, и другие механизмы на выбор региона.

Однако сделано это будет при условии, что жилье в подлежащем сносу доме является у гражданина единственным, уточнили в Минстрое.

И, наконец, еще одно положение помешает сносить дома ради передачи земли под исключительно коммерческую застройку. Для этого закрепляется принцип целевого использования земли – только под жилищную застройку или под строительство социальной инфраструктуры.

Также возможно создание маневренного фонда для временного отселения. Этой нормой депутаты не совсем довольны. По мнению профильного комитета, из законопроекта неясно, предоставляется ли данное жилье в связи с угрозой жизни и здоровью граждан в случае их дальнейшего проживания в аварийном доме.

Ко второму чтению законопроект будет доработан.

Источник: https://rg.ru/2019/11/14/vvodiatsia-novye-pravila-dlia-pereseleniia-iz-avarijnogo-zhilia.html

Возможна ли во Владивостоке реновация по московскому сценарию?

Переселение из аварийного жилья при наличии шестерых детей

Жилой фонд краевого центра находится в плачевном состоянии

Реновация поможет глобально переосмыслить застройку Владивостока, где расселению подлежат около 290 тыс. кв. м. Однако с учетом региональной специфики есть сомнения, что московский сценарий будет реализован на приморской земле.

О реновации во Владивостоке снова заговорили, когда депутаты гордумы обратились к врио губернатора Кожемяко и Законодательному собранию Приморского края с просьбой «рассмотреть возможность включения Владивостокского городского округа в качестве пилотного проекта в программу реновации жилья в Приморском крае Российской Федерации».

«Сегодня аварийным и подлежащим сносу во Владивостоке признан 71 многоквартирный дом, необходимо расселить 1188 человек. Однако по факту таковых гораздо больше: на 1 августа 2018 г. на территории городского округа насчитывается 687 малоэтажных многоквартирных домов, построенных до 1960 г., в том числе на островных территориях.

Здания с физическим износом свыше 70% в программу капремонта не включаются. Общая площадь жилых помещений, подлежащих расселению, составляет около 290 тыс. кв. м. Второй этап всероссийской программы по переселению из аварийного жилья пока не принят, но этот вопрос стоит все острее», — ранее отмечал экс-мэр Виталий Веркеенко.

Согласно официальным данным, в 2017 г. общая площадь жилья, предоставленная гражданам, переселенным из аварийного жилищного фонда, на всей территории Приморья составила 86,77 тыс. кв. м. При этом в январе — сентябре 2018 г. жилой фонд в крае прирос на 380,1 тыс. кв.

м, из которых доля индивидуальных застройщиков — 149,9 тыс. кв. м. Учитывая, что только во Владивостоке необходимо расселить около 300 тыс. кв. м, статистика показывает невозможность запустить механизмы реновации на уровне субъекта без мощного федерального финансирования.

«До 2013 г. действовала всероссийская программа по переселению из аварийного жилья, но с ее прекращением процесс остановился — расселения ожидает 71 дом во Владивостоке.

Это колоссальные средства, и город, разумеется, их не имеет — такие расходы всегда покрывались за счет федерального бюджета, так что сейчас мы с нетерпением ждем, когда будет принят второй этап программы», — рассказали корр. «К» в мэрии Владивостока.

Красивое слово

Красивое слово «реновация» уже давно звучит на думских сессиях, но пока, несмотря на московский опыт, остается отдаленной перспективой для Владивостока и Приморского края. И дело здесь не только в отсутствии финансирования — этот сценарий не прописан законодательно.

«Для того чтобы у инвесторов была возможность заходить на жилые территории и гарантированно вести застройку по новым проектам, необходим дополнительный закон Приморского края, поэтому мы обратились в краевую администрацию и Законодательное собрание, чтобы исполнительная власть рассмотрела этот вопрос и, если наши доводы будут признаны целесообразными, приступила к работе над соответствующей нормативно-правовой базой. Для Владивостока тема реновации особенно актуальна. Мы видим, как город меняется за счет новых жилых микрорайонов — Патрокл, Снеговая Падь, «Зеленый угол», «Лесной квартал» формируют новую городскую среду, но в то же время есть такие проблемные микрорайоны, как Вторая Речка, Тихая, где жилой фонд находится в плачевном состоянии, и с помощью реновации эти территории приобрели бы совершенно другой статус и другой вид», — рассказала зампредседателя Думы Владивостока Елена Новицкая.

Щепки летят

В Москве проектируется и строится около 4 млн кв. м жилья в рамках программы реновации, рассчитанной до 2032 г. Характерно, что собственник или наниматель в доме, включенном в эту программу, может получить новую квартиру с меньшей жилой площадью.

При этом общая площадь такой квартиры будет больше за счет увеличенных примерно на 20% кухни, санузла и прихожей. Между переселенцем и Московским фондом реновации жилой застройки заключается договор мены. Денежную компенсацию выдают за счет столичного Фонда реновации.

Формула расчета выглядит так: (жилая площадь старой квартиры — жилая площадь новой квартиры) х рыночная стоимость 1 кв. м квартиры. Получается сумма компенсации.

Если перенести эту схему в Приморский край и рассмотреть ее на примере квартиры площадью 30 кв. м, получится, что компенсация для жильцов, переехавших в новую квартиру 28 кв. м, составит 145 тыс. руб. за 2 кв. м (при официальной средней стоимости жилья в Приморье 72 695 руб. за 1 кв. м (в Москве рыночная цена «квадрата» для жителей сносимых домов рассчитывается независимыми оценщиками).

Владимир Прокуров, директор компании «Аргус-Арт»: «Сама схема реновации выглядит следующим образом: допустим, в означенном районе есть пустующая площадка.

На ней строится здание — высотное или с большой плотностью, куда переселяются жители двух-трех домов, подлежащих расселению. Дома эти сносятся, на их месте реализуется проект уже следующего здания, и так в порядке очередности.

Стоит ли говорить, что для реализации подобных планов нужен очень мощный капитал, ведь стоимость жилого дома составляет от одного до полутора миллиардов рублей».

И здесь встает еще один краеугольный вопрос: захочет ли жилец прощаться с любимым видом из окна, ремонтом, в который были вложены такие силы, согласится ли переехать с пятого этажа родной хрущевки на первый или двадцатый этаж высотного дома, где его будет «штормить»? Столичная практика уже отметилась волной многотысячных митингов — адресаты программы выходят на митинги, скандируя: «Руки прочь от наших крепких домов!» В Москве для того, чтобы дом пошел под снос, необходимо согласие 2/3 жильцов (несогласных выселяют в судебном порядке). Лес рубят — щепки летят, и районные суды завалены исковыми заявлениями, когда, например, истец просит предоставить ему жилье в том же районе или две квартиры на шестерых человек.

«Практика показывает, что это очень тяжелый момент — уговорить собственника. В начале 2000-х была идея увеличить плотность застройки в одном из микрорайонов Владивостока за счет мансардных этажей, возведенных на месте плоских кровель пятиэтажек.

Чтобы запустить проект, требовалось согласие 100% жильцов, которые только выиграли бы от крепкой крыши над головой, но получить его не удалось. Статистика показывает: какие бы благие цели вы ни преследовали, 5–10% всегда будет против, и это надо принять как данность.

А в случае реновации у собственника тем более есть веские аргументы», — объясняет Владимир Прокуров.

Дальше от земли

По словам экспертов, реновация приводит к уплотнительной застройке за счет повышения этажности зданий.

То есть логично предположить, что если плотность увеличивается в два раза, этажность может также вырасти вдвое, и здесь уже это соотношение будет зависеть от эффективности проектных решений.

Есть варианты уплотнения путем малоэтажного строительства, но во Владивостоке такие проекты не обкатаны и, учитывая сложный рельеф, нецелесообразны для большей части городского округа.

Владимир Прокуров: «Как жителю Владивостока мне было бы гораздо комфортнее жить в пятиэтажном районе, где территория более-менее благоустроена, есть детские площадки и зеленые зоны, чем в том же «Лесном квартале» или Снеговой Пади, где человеку так просто не найти места погулять: с одной стороны все заставлено машинами, а с другой — откосы и подпорные стенки. Я вообще считаю, что лучше жить ближе к земле, и далеко не каждый комфортно чувствует себя на 25-м этаже. Уже на высоте 70–75 м при определенных условиях здание может немного покачиваться, бывает, человека с чувствительным организмом подташнивает. Кстати, точечную застройку во Владивостоке можно считать своеобразной реновацией, пусть и «фрагментарной» — ведется она по тому же уплотнительному принципу. Если вы посмотрите со стороны бухты Золотой Рог в сторону Светланской, то увидите выше улицы Пушкинской, выше проспекта Красоты настоящий «хламушник» — бараки и малоэтажные дома. Девелоперы выкупают эту недвижимость с размерами участков 6–20 соток у частных лиц и пытаются строить на них высотные дома».

Инвестор готов

Если бы государство активно включилось в процесс расселения и поставило его на поток с участием частных инвесторов, можно было бы перевести точечную застройку в организованное русло. При наличии внятных правил игры и определенных гарантий бизнес готов участвовать в реновации.

Евгений Федоров, генеральный директор компании «ГАВАНЬ РЕЗИДЕНС ГРУПП»: «К сожалению, есть масса примеров, в том числе из истории Владивостока, когда власть декларирует одно, но потом меняет правила.

Бизнесу же необходимы определенность, четкие условия, а жизнеспособность предложенной схемы будет зависеть от ее рентабельности для инвесторов.

На выгодных условиях бизнес готов включиться в процесс реновации, тем более что со следующего года серьезно изменится законодательное регламентирование долевого строительства.

Последняя редакция 114-ФЗ лишает нас возможности так просто привлекать деньги дольщиков, поэтому для всех застройщиков наступает новая экономическая формация, и закон о реновации был бы хорошим подспорьем. Грубо говоря, у людей есть и опыт, и производственные мощности, и финансовые ресурсы, а возможностей приложить их куда-то все меньше и меньше».

Борис Поздняков, генеральный директор группы компаний «Эскадра-П»: «Реновация по типу московской возможна, но для этого необходимо сделать две вещи. Во-первых, проработать закон, обязывающий жильцов аварийных домов переселяться в установленном порядке, без права отказа.

То есть если дом признан аварийным, ты должен переехать в предоставленную квартиру. Во-вторых, нужно определиться с источниками финансирования. Я бы согласился участвовать в реновации исходя из рыночной стоимости участка и того проекта, который можно на нем реализовать.

Новые градостроительные нормы позволяют на участке 30 соток возвести дом общей площадью 10 тыс. кв. м.

Земля стоит миллион за сотку (100 кв. м), то есть за 30 млн рублей мы готовы предоставить городу жилье по себестоимости (хотя, конечно, лучше по рыночной цене) — это 10–15 квартир. Но, боюсь, расселение может обойтись значительно дороже, так как частники уже расселили маленькие дома с одним-двумя собственниками и заняли высоколиквидные места.

В городе остались в основном бараки по 10–15 квартир, занимающие участки порядка 70 соток, и для инвестора можно найти не так много привлекательных мест. Вместе с тем, если нам предложат землю на выгодных условиях, мы готовы компенсировать ее стоимость построенным жильем — правда, чем дальше от центра, тем менее эффективной становится эта схема».

Пробовать надо

Городская застройка нуждается в глобальном переосмыслении, уверены собеседники «К».

Нагромождение бетонных коробок, уродливые бараки, уютные, но такие неказистые хрущевки не только эстетически оскорбительны, но и создают массу проблем жителям и гостям города: это и загруженность транспортной инфраструктуры, и отсутствие тротуаров и велодорожек, и транспортная изолированность районов, и преобладание точечной застройки над комплексной, и отсутствие доступа к побережью. Причем жилой фонд запредельно обветшал, а в ближайшие годы к состоянию ветхих во Владивостоке приблизятся еще несколько сотен домов панельной застройки 60–70-х годов. Таких пятиэтажек в городе 403, это еще порядка 1,3 млн кв. м.

Валентин Аникеев, заслуженный строитель и почетный архитектор России: «В начале 60-х годов мы построили во Владивостоке целый ряд панельных домов первой серии 1–464, разработанной институтом «Гипростройиндустрия» в конце 1950-х гг.

По всей территории СССР с конца 1950-х по середину 1960-х такие хрущевки, рассчитанные на 50 лет эксплуатации, решали квартирный вопрос, а сегодня все сроки у них вышли: дома эти карточные, потому что панели крепятся по углам на сварке, закладные детали, по идее, должны уже проржаветь, и здания могут складываться. Физический износ — запредельный, с ними, безусловно, нужно что-то делать».

Владимир Прокуров: «Проблемные здания, построенные в 60-70-х годах прошлого столетия, должны быть снесены и заменены новыми или, по крайней мере, подвергнуты глобальной реконструкции. Особенно это касается панельных домов.

Городу они невыгодны, чего стоят одни теплопотери, учитывая, что нормы теплопроводности с момента их постройки выросли в три раза, и отопление в таких зданиях обходится очень дорого.

Я думаю, реновация нужна Владивостоку, только подходить к этому вопросу нужно очень аккуратно: что-то сносить, что-то реконструировать исходя из конкретных проблем».

Депутаты городской думы предлагают начать процесс реновации с проблемного микрорайона б. Тихой и нового в б. Патрокл, которые могли бы стать пилотным проектом комплексного развития освоения территорий по предложенной схеме.

«На основании признания ветхим и аварийным жилья микрорайона б. Тихой предлагается первым этапом переселить жителей ул.

Беляева и Космонавтов, а при освобождении данной территории повысить плотность застройки в 2–3 раза с учетом этажности.

Также это решило бы проблему соединения коммуникаций очистных сооружений», — говорится в обращении к ЗС ПК и администрации края. Однако у разных экспертов разные мнения насчет того, откуда должна стартовать реновация.

Сергей Федоренко, заместитель директора АСО «Альянс строителей Приморья»: «Выбор в качестве тестовых территорий районов Патрокл и Тихая мне представляется неудачным.

Во-первых, основной источник финансирования этих проектов по примеру Москвы — продажа дополнительно возведенных квадратных метров. Цены жилья на Патрокле и Тихой одни из самых низких в городе, значит, возникнет проблема с поиском инвесторов.

Это плохо, потому что перспектива развития реновации во Владивостоке будет оцениваться как раз исходя из первых пробных проектов.

Во-вторых, современная концепция развития городов подразумевает максимальное уплотнение застройки в пределах 5 км от административного центра, чтобы люди могли пешком или общественным транспортом добраться до любого места за 15 минут. Поэтому нужно плотнее застраивать близкие к центру города районы, чтобы люди меньше пользовались личным транспортом.

Уплотнения спальных районов во Владивостоке нужно избегать любыми способами. Как известный негативный пример приведу микрорайон Снеговая Падь, из-за которого вся северная часть города стоит в пробках утром и вечером. Сейчас туда же добавится Тихая и Патрокл, значит, будет стоять в пробках и вся южная часть города.

По времени стояния в пробках мы уже сравнялись с Москвой; хотим ее обогнать?

Поэтому я считаю, что пилотный проект нужно начинать с таких районов, как Амурская, Хабаровская, ул. Башидзе, ул. Уткинкая и т. д.

Обновление жилищного фонда через механизм реноваций обкатывается в Москве, и сейчас его планируется внедрять в других городах. Пойдет ли проект во Владивостоке — никто не знает, надо пробовать, конечно».

Источник: https://konkurent.ru/article/20523

Жители аварийного дома опасаются, что он рухнет

Переселение из аварийного жилья при наличии шестерых детей

Вологодская областная газета. Основана в мае 1917 года. Вовремя признать дом аварийным не удалось, поэтому он и не попал в программу переселения. Жители одного из домов Вологды уже не один год не могут решить свои жилищные проблемы.

Перспектива переехать из здания, которому уже больше 100 лет, в новые квартиры для этих людей весьма призрачная. Между тем, дом находится в ужасающем состоянии: не случайно он признан не только непригодным для проживания, но и представляющим угрозу для горожан.

– Я еще хочу пожить в нормальных условиях – за свои 70 лет ни разу в собственной квартире не жила, – говорит Капитолина Петрова с грустью в голосе и надеется, что когда-нибудь они с соседями уедут отсюда уже навсегда.

В этот дом по улице Чехова, 58, а ныне Воровского (адрес поменяли в начале 1970-х, со строительством автомобильного путепровода в створе улицы Ленинградской), в котором жила ее мама, Капитолина Михайловна переехала из Ярославской области в 1975 году.

Тогда двухкомнатная квартира с холодным туалетом-ямой, в котором зимой стены покрываются инеем, печным отоплением и водой с уличной колонки, которая в стужу замерзает, казалась почти роскошью. Не смущали ни соседство железной дороги, ни близость путепровода.

Сам по себе этот район в центре Вологды напоминал деревню: много деревьев, и дома летом утопают в зелени, выйдешь на улочку – и ты уже «внутри природы». А дом привлекал необычной архитектурой: шесть квартир – по три снизу и сверху, с отдельным входом каждая.  Сейчас нет той былой красоты, и от всей «деревни» остались только две старые «деревяшки».

Остальные убрали несколько лет назад, когда поблизости надумали возводить большой новострой и вырыли глубокий котлован. Когда стали забивать сваи, дом № 92 задрожал. – А так дрожит он у нас все время. Если окно открыть, то, как поезда пойдут, мы с вами друг друга в комнате не услышим. К вечеру они проходят один за другим. К поездам я уже привыкла.

Но как начинают в четыре часа утра машины мост мести, так и просыпаюсь, – рассказывает Капитолина Михайловна. Дом не просто задрожал, а стал расходиться: стены ушли в стороны, кровлю рвануло, и она потекла, в квартиры второго этажа хлынула дождевая вода.

Отошла пристройка с туалетом: люди говорят, впечатление такое, что можешь провалиться в образовавшуюся щель. Для ремонта кровли жильцы хотели нанять бригаду. Пришли рабочие, посмотрели и… отказались: мол, мы не самоубийцы – лезть на такую крышу. Жильцы сами закупили стройматериалы, и наверх полезли сын Капитолины Петровой да зять Ольги Подьяровой.

Скроили крышу как могли. Пока она держится. Но, по наблюдениям жильцов, скоро снова потребует ремонта.

А обратиться в управляющую компанию нельзя – нет ее. Когда они в Вологде только образовывались, представители разных УК приходили сюда. Фотографировали, фиксировали, описывали, но из-за плохого состояния дома в свое управление его так никто и не взял. Да и какой управляющей компании он нужен, соглашаются люди – с ворохом проблем, с постоянной необходимостью вкладывать деньги как в бездонную бочку? Эти проблемы преследуют, как «ароматы» из их выгребной ямы, для чистки которой жильцы примерно раз в год скидываются на ассенизаторскую машину.

Такое состояние дома обусловлено и его возрастом, и его статусом. Согласно домовой книге, он построен в 1903 году. По слухам, принадлежал земскому доктору, который здесь и жил, и принимал пациентов. У врача было шестеро детей, отчего он впоследствии разделил дом на шесть равных квартир. Эту историю маме Капитолины Петровой при покупке квартиры рассказала ее прежняя хозяйка – невестка того самого доктора. Одна квартира на первом этаже принадлежит муниципалитету и использовалась как маневренный фонд. Уже три года она пустует: проживавший в ней врач «скорой помощи» получил другое жилье, поселить сюда кого-либо город не решается – небезопасно. Съехала на съемное жилье семья с маленькими детьми, жившая на втором этаже. В остальных квартирах проживают восемь человек. Все эти годы они по возможности старались поддерживать дом в пригодном для житья состоянии. Но если бы его вовремя признали аварийным, и дом попал бы в программу переселения из ветхого и аварийного жилья, заработавшую с 1 января 2012 года… Не случилось… – Признание дома аварийным носит заявительный характер, междведомственная комиссия выезжает на обследование по заявлениям жильцов, – пояснили нам в департаменте имущественных отношений администрации Вологды. Но жильцы рассказывают, что давно обращались в администрацию города по поводу установления непригодности дома для проживания. В 2009 году непригодным признано только одно помещение – квартира № 4, та самая, муниципальная, что принадлежит городу. – Тогда, – вспоминает Ольга Подь­ярова, – приезжал целый автобус чиновников, и нам было сказано: «Что вы хотите? У вас же дом частный, вы – собственники, так что ремонтируйте его за свой счет». Но уже в апреле 2012 года комиссия по предупреждению и ликвидации ЧС и обеспечению пожарной безопасности администрации Вологды решила, что «ситуация, сложившаяся в доме № 92 по улице Воровского, признана представляющей угрозу возникновения чрезвычайных ситуаций».   В июле 2015 года, после технической экспертизы, которую жильцы делали за собственный счет, и длительных судебных тяжб, их дом наконец-то был признан аварийным и подлежащим сносу «ввиду наличия деформации фундамента, стен, несущих деревянных конструкций, которые свидетельствуют об исчерпании несущей способности и опасности обрушения». Только износ фундамента, по оценкам специалистов, составил 85%. 

Новый статус дома, казалось, давал надежду на переезд в более комфортные жилищные условия.

Но в программу по расселению из ветхого и аварийного жилья, которая была рассчитана до сентября 2017 года, дом уже не попадал, а что будет дальше, пока неизвестно.

Что смогли сделать для жильцов в администрации Вологды – это поставить обратившихся в городскую аварийную очередь. Номер очереди Ольги Подьяровой сейчас близок к 700. При хорошем раскладе – несколько лет ожидания.

Повода для беспокойства у жителей прибавилось, когда по весне рядом с их домом появился забор, ограждающий пустующую территорию, и сюда, размяв в грязь единственную подъездную дорогу, потянулась техника с железобетонными плитами. Народ насторожился, а вскоре от рабочих на объекте прознал, что здесь запланировано строительство трех 12-этажных домов. «Уважаемый Владимир Владимирович! Я ветеран труда, всю жизнь честно отработала, работаю и в настоящее время. Программа расселения из ветхого и аварийного жилья до 2017 года подходит к завершению. Что дальше? Попадет ли наш дом в программу на следующую пятилетку? Помогите нам не быть погребенными под руинами нашего дома», – написала на сайт Кремля от имени всех жильцов дома Ольга Подьярова.  Работы на огороженном забором объекте пока не начались. Как рассказал нам заместитель начальника департамента градостроительства администрации Вологды Антон Аникин, землю у дома № 92 по улице Воровского выкупил частный инвестор. Планы по ее использованию пока неизвестны. По словам Антона Аникина, злополучный дом находится в «красных линиях», где застройка запрещена.

Между тем, у городской администрации (как собственника одного из помещений) было полное право вместе с жильцами инициировать включение объекта в программу переселения из ветхого и аварийного жилья. Так как это не было вовремя сделано, проблемами дома городским властям все равно придется заниматься, но уже по обращению из Администрации Президента. 

ЖКХ Курс валют на 13.02.2020

Источник: https://www.krassever.ru/article/zhiteli-avariynogo-doma-opasayut-sya-chto-on-rukhnet

Защита прав online