Основания применения гражданского законодательства к семейным отношениям кратко

Соотношение семейного и гражданского законодательства

Основания применения гражданского законодательства к семейным отношениям кратко

Процесс дифференциации гражданского законодательства – одна из примет правового развития России в ХХ в.

Если гражданское право дореволюционной России регулировало не только собственно гражданские отношения, но и отношения найма (трудовые), отношения внутри семьи, отношения по поводу землепользования и т. п.

, то после революции эти отношения стали предметом самостоятельных отраслей законодательства (ст. 3 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г.).

Замечание 1

В настоящее время гражданское и семейное законодательство также представляют собой хоть и взаимосвязанные, но все же различные отрасли законодательства. Вопрос о самостоятельности семейного права уже не имеет былой актуальности, в то время как вопрос о соотношении гражданского и семейного законодательства все еще привлекает внимание и ученых, и практиков.

Для ответа на вопрос о том, как соотносятся между собой гражданское и семейное законодательство, нужно выявить специфические черты каждой нормативной системы и формы их взаимодействия и сосуществования.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Особенности гражданского законодательства

Гражданское законодательство имеет собственный предмет, в который входят:

  • организационные отношения (корпоративные, вопросы правосубъектности),
  • имущественные отношения (вещные, обязательственные, интеллектуальной собственности и пр.);
  • личные неимущественные отношения, как связанные, так и не связанные с имущественными (если это не противоречит существу таких отношений).

В основу гражданского законодательства положены ряд принципов (общих начал), а именно:

  • равенство участников гражданских отношений;
  • автономия воли и имущественная самостоятельность;
  • неприкосновенность собственности и пр. (ст. 1 ГК РФ).

Отличительными чертами гражданского законодательства является:

  • его узкое толкование (подзаконные акты не включены в данную нормативную систему);
  • отнесение к федеральной компетенции;
  • приоритет перед всеми другими законодательными актами, содержащими нормы гражданского права, а также подзаконными актами.

Особенности семейного законодательства

Предмет семейного законодательства составляют семейные отношения, а именно:

  • осуществление и защита семейных прав;
  • брачные отношения (условия и порядок заключения и прекращения брака);
  • неимущественные и имущественные отношения между членами семьи;
  • устройство в семью детей-сирот.

Если в основу гражданского законодательства положены экономические по своему содержанию принципы, то семейное законодательство исходит из принципов, не имеющих товарно-денежной (имущественной) природы:

  • государственное покровительство семье;
  • укрепление института семьи;
  • запрет произвольного вмешательства в семейные дела;
  • обеспечение реализации и судебной защиты семейных прав;
  • равенство супругов (независимо от расы, национальности, социального положения);
  • решение семейных вопросов по согласию;
  • приоритет семейного воспитания детей и защиты прав наиболее слабых членов семьи (детей, нетрудоспособных).

При этом семейное законодательство как источник семейного права имеет следующие черты:

  • находится в совместном ведении Федерации и ее субъектов (так, на региональном уровне решается вопрос об условиях вступления в брак лиц, которым не исполнилось 16 лет);
  • включает такие источники, как Семейный кодекс РФ, иные федеральные законы (например, об актах гражданского состояния), указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, законы субъектов РФ;
  • приоритет имеют нормы СК РФ (в частности, перед региональными актами).

Соотношение между гражданским и семейным законодательством

  1. Гражданское законодательство приоритетно регулирует имущественные отношения, семейное законодательство – неимущественные отношения членов семьи.
  2. Гражданское законодательство относится к ведению Федерации, семейное законодательство – к совместному ведению.
  3. СК РФ имеет приоритет перед всеми законами, регулирующими семейные отношения, ГК РФ – регулирующими гражданские отношения.

Поскольку в предмете семейного законодательства тесно переплетены неимущественные и имущественные отношения, разделить которые не всегда возможно, нормы ГК РФ и иных актов гражданского законодательства могут быть применены не только к имущественным отношениям членов семьи, но и к их неимущественным отношениям (ст. 4 СК РФ).

Условиями применения к семейным отношениям гражданского законодательства выступают:

  • неурегулированность этих отношений нормами семейного законодательства;
  • непротиворечие норм гражданского законодательства существу этих отношений.

Замечание 2

При этом согласно ст. 5 СК РФ нормы и принципы гражданского законодательства могут быть применены к семейным отношениям и по аналогии, если такие отношения не урегулированы семейным законодательством или соглашением сторон (например, брачным договором, соглашением об уплате алиментов).

Источник: https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/grazhdanskoe_zakonodatelstvo/sootnoshenie_semeynogo_i_grazhdanskogo_zakonodatelstva/

Гладковская Реализация семейных прав: вопросы правоприминения

Основания применения гражданского законодательства к семейным отношениям кратко

Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского праваКубанский государственный университет350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Общая совместная собственность супругов обеспечивает нужды семьи, поэтому законодатель в правилах п. 3 ст.

35 СК отдает предпочтение интересам не заключавшего сделку супруга-собственника и, если общее имущество супругов отчуждено, добросовестного возмездного приобретателя – в отличие от правил ст.

253 ГК о распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности субъектов гражданских правоотношений. Раздельное существование гражданского и семейного законодательства предполагает разграничение сфер их применения; к тому же п. 4 ст.

253 ГК допускает возможность иных установлений для отдельных видов совместной собственности. В свою очередь, наличие правил п. 3 ст. 35 СК исключает субсидиарное применение гражданского законодательства к распорядительным сделкам одного из супругов с их общим имуществом.

Ключевые слова: совместная собственность супругов; семейное законодательство; гражданское законодательство; разграничение сфер применения

С принятиемКодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г. в России впервые в мире была сформирована самостоятельная отрасль семейного законодательства, наличие которой расценивается как прогрессивное достижение, уменьшающее остроту теоретических споров и о наличии одноименной отрасли права [3].

Раздельное существование гражданского и семейного законодательства предполагает разграничение сфер их применения.

Кодекс о браке и семье РСФСР (КоБС) допускал возможность применения гражданского законодательства к регулируемым им семейным отношениям только в отдельных, прямо указанных в КоБС, случаях [2].

В статье 4 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК) законодатель позволяет применять гражданское законодательство к семейным отношениям, не ограничивая такое применение прямо указанными в Кодексе случаями.

При этом речь идет о субсидиарном применении гражданского законодательства: следует установить наличие семейных правоотношений, не урегулированныхсемейным законодательством, а затем с учетом их существа решить вопрос о возможности применения гражданского законодательства.

В правоприменительной практике нередки затруднения с применением отраслевого законодательства к отношениям, участники которых наделены и гражданскими и семейными субъективными правами; при этом их правовой статус может быть различно определен семейным и гражданским законодательством.

Основным критерием применения семейного законодательства является наличие семейно-правового статуса, утрата которого влечет утрату правовых оснований для применения семейного законодательства.

Конституционный принцип равенства перед законом и судом не исключает установления различных условий для отдельных категорий субъектов права, однако эти различия в правовом статусе, как отмечено Конституционным судом РФ, не могут быть произвольными.

Так, обязанность супруга-должника отвечать по своим гражданско-правовым обязательствам независимо от содержания брачного договора, если он не выполнит требование п. 1 ст.

46 СК уведомлять кредитора обо всех случаях его заключения, изменения или расторжения, расценена Конституционным судом как объективно обусловленная особенностями правового статуса супруга: последний наделен реальной возможностью отступления от законного режима имущества посредством заключения брачного договора [3].

Наличие правового статуса супруга проявляется: в законных презумпциях (п. 2 ст. 34, п. 3 ст. 35, п. 2 ст. 45 СК); в возможности обращения взыскания на общее имущество по долгам одного из супругов (п. 2 ст. 45 СК); особом порядке признания имущества каждого из супругов их совместной собственностью (ст.

37 СК); в основаниях отступления от равенства долей супругов при разделе общего имущества (п. 2 ст. 39 СК); в особенностях совершения и признания недействительными распорядительных сделок, совершенных одним из супругов.

Положения статьи 35 СК в системной связи со статьей 253 ГК о владении, пользовании и распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности, направлены на защиту лиц, являющихся участниками общей совместной собственности [5], при этом в сфере отношений совместной собственности супругов благодаря правилам п. 3 ст. 35 СК действие установленной п. 2 ст. 253 ГК презумпции согласия сужено применительно к сделкам по распоряжению недвижимостью и сделкам, требующим нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации. Конфликт интересов супруга, не желавшего заключения сделки, и другой стороны в сделке решен в пользу собственника: требование супруга, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанных сделок не было получено, о признании сделки недействительной подлежит удовлетворению судом независимо от добросовестности приобретателя спорного имущества.

Полагаем, что такая регламентация объективно обусловлена особенностями правового статуса супруга: общее имущество супругов обеспечивает нужды семьи, поэтому семейное законодательство в интересах семьи не распространяет действие законной презумпции на жизненно необходимое семье имущество.

В то же время взыскание обращается на общее имущество супругов по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все полученное супругом-должником было использовано на нужды семьи. При этом гражданское законодательство допускает в п. 4 ст.

 253 ГК возможность иных установлений – как в ГК, так и в иных законах – для отдельных видов совместной собственности, к числу которых отнесена общая совместная собственность супругов.

Итак, правила п. 3 ст. 35 СК рассчитаны на нарушение прав супруга как субъекта семейных отношений, урегулированных нормами семейного законодательства. Следовательно, нет оснований для субсидиарного применения гражданского законодательства.

Между тем о необходимости учета и в этом случае добросовестности приобретателя говорит В.М. Жуйков, ссылаясь на практику судов общей юрисдикции.

Обоснование его позиции: 1) основания для признания сделки недействительной устанавливаются Гражданским кодексом, в Семейном кодексе об этом ничего не говорится; 2) применение норм СК нарушает правило ст.

253 ГК, охраняющей права добросовестного приобретателя, о чем СК говорить не может, так как это не его предмет регулирования [1].

Бесспорно, в силу установления п. 1 ст. 166 ГК сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом. Но на оспоримость сделки, не соответствующей требованиям иного, кроме ГК, закона, может быть указано в самом этом законе; в нашем случае это правила п. 2 либо п. 3 ст. 35 СК.

При этом правила п. 2 ст.

 35 СК обеспечивают охрану прав добросовестного приобретателя: сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению их общим имуществом, может быть признана судом недействительной с опровержением презумпции согласия не совершавшего ее супруга по его требованию, только если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. На сделки, предусмотренные в п. 3 ст. 35 СК, презумпция не распространена: достаточно доказать, что нотариально удостоверенное согласие истца на совершение сделки получено не было. С учетом общесемейного интереса – особой значимости предметов сделок, предусмотренных в п. 3 ст. 35 СК, для всей семьи – законодатель отдает предпочтение интересам не заключавшего сделку супруга-собственника перед интересами другой стороны сделки, даже если это добросовестный приобретатель.

К сожалению, судебная практика применения п. 3 ст. 35 СК не всегда соответствует семейному законодательству.

Во-первых, суды применяют правила ст. 253 ГК вместо применения правил ст. 35 СК. Так, отказывая Г. Плешанову и М. Плешановой в удовлетворении иска к Г. Венгервельду о признании сделки недействительной в связи с отсутствием доказательств того, что ответчик знал или заведомо должен был знать об отсутствии согласия М.

Плешановой на ее совершение, суды руководствовались п. 3 ст. 253 ГК. В жалобе в Конституционный суд супруги Плешановы связывали нарушение своих конституционных прав именно с необоснованным применением в их деле законоположений п. 3 ст. 253 ГК, утверждая, что следовало применить правила п. 3 ст. 35 Семейного кодекса [7].

Во-вторых, и при рассмотрении требований о признании сделок недействительными на основании п. 3 ст.

35 СК суды юридически значимым обстоятельством признаютдобросовестность приобретателя квартиры, считая, что отсутствие нотариально удостоверенного согласия другого супруга на отчуждение объекта недвижимости само по себе не является основанием для признания совершенных с этой недвижимостью сделок недействительными [9].

Между тем реализация статусных прав супруга невозможна при применении судами правил ст. 35 СК в противоречии с их семейно-правовым назначением. Так, 30 октября 2006 г. между индивидуальными предпринимателями Скориком И. (продавец) и Краснобородько С.

(покупатель) оформлен предварительный договор, в соответствии с которым продавец обязался продать, а покупатель приобрести в собственность 1/2 доли нежилого здания лит. А., являющегося объектом общей совместной собственности супругов Скорика И. и Скорик Н. Определением судебной коллегии областного суда по делу № 33-3089/08 в удовлетворении иска жены – Скорик Н.

к Скорику И. и Краснобородько С. о признании данного договора недействительным как нарушившего права супруги продавца по распоряжению совместно нажитым имуществом отказано. Суд, руководствуясь ст.

35 СК, указал:1)нет доказательств осведомленности покупателя об отсутствии согласия супруги продавца на заключение предварительного договора; 2) предварительный договор не является договором по отчуждению недвижимости, а лишь подтверждает обязательства сторон заключить договор купли-продажи недвижимости в будущем.

Затем уже Арбитражный суд установил факт выполнения покупателем условий предварительного договора и удовлетворил иск Краснобородько С. о понуждении Скорик И. к заключению договора купли-продажи спорного здания.

Доводы о нарушении сделкой прав супруги продавца по распоряжению совместно нажитым имуществом отклонены, так как ранее приведенным определением судебной коллегии областного суда в удовлетворении иска Скорик Н. о признании недействительным по указанному мотиву предварительного договора купли-продажи было отказано. При этом в решении указано, что супруга продавца не лишена возможности защитить свои права в самостоятельном порядке [10]. Видимо, такой возможности она лишена.

Следует определить, является ли получение согласия супруга на совершение распорядительной сделки «на любых условиях» достаточным в плане применения правил п. 3 ст. 35 СК. Так, суд отказал И. Коноплевой и Л. Широковой в удовлетворении иска к их супругам – Коноплеву Ю. и Широкову А.

, а также к иным лицам о признании договора ипотеки нежилого помещения недействительным по мотиву отсутствия нотариально удостоверенных согласий истиц на его заключение, установив, что согласие на его залог на любых условиях от истиц было получено. И. Коноплева и Л. Широкова, оспаривая конституционность положений п. 3 ст.

35 СК, указали, что эта норма по смыслу, придаваемому ей сложившейся правоприменительной практикой, допускает возможность считать согласие супруга на совершение сделки полученным и в случаях, когда согласие выражено неопределенно и не предусматривает существенных условий согласуемой сделки, что противоречит статье 35 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный суд указал, что ст.

35 СК не препятствует согласованию супругами условий совершаемой конкретной сделки; решение же вопроса о том, является ли получение согласия супруга на совершение сделки «на любых условиях» достаточным и соответствующим действительному намерению сторон, относится к полномочиям судов общей юрисдикции [6]. Полагаем, что и данный вопрос должен решаться судами единоообразно, чему также способствовало бы обобщение Верховным Cудом Российской Федерации практики применения ст. 35 СК.

Наличие статуса супруга учтено законодателем в правилах ст. 30 СК: суд сохраняет за добросовестным супругом возможность реализовать права, предусмотренные семейным законодательством.

Так, за добросовестным супругом может быть признано право на получение алиментов по правилам статей 90 и 91 СК; при разделе совместно приобретенного имущества – применены правила статей 34, 38 и 39 СК; заключенный брачный договор суд может признать действительным.

Напротив, к имуществу лиц, не признанных добросовестными супругами, применимы положения гражданского законодательства о долевой собственности, а заключенный ими брачный договор признается недействительным, как не являющийся брачным.

С прекращением брака статус супруга утрачивается. Бывший супруг признан субъектом семейных правоотношений в качестве иного лица «в случаях и пределах, предусмотренных семейным законодательством» – в алиментных обязательствах бывших супругов; при разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст.

38 СК); при установлении отцовства (п. 2 ст. 48 СК).

Расторжение брака не прекращает режим общей совместной собственности, но положения семейного законодательства – правила статьи 35 СК по распоряжению совместной собственностью супругов – после расторжения брака применению не подлежат; применяем соответствующие нормы гражданского законодательства (ст. 253 ГК).

Разумеется, супруги реализуют не только семейные, но и гражданские права, одновременно являясь субъектами гражданских и семейных правоотношений. В таких случаях выбор правоприменителем гражданского или семейного законодательства предопределен характером спорного правоотношения и пределами его регламентации семейным законодательством.

Источник: http://www.jurvestnik.psu.ru/index.php/vypusk-2162012/19-2010-12-01-13-31-58/-2-16-2012/449-gladkovskaya-realizacziya-semejnyx-prav-voprosy-pravoprimineniya

Гражданское законодательство применяется к семейным правоотношениям

Основания применения гражданского законодательства к семейным отношениям кратко

На практике семейное право плотно связано с гражданским правом. Следует понимать, что это взаимодействие не абсолютное.

Гражданское законодательство при регулировании семейных отношений не может противоречить соответствующим правам. Тем более оно не должно способствовать ущемлению интересов членов семейства, в особенности несовершеннолетних лиц.

В данной статье мы разберемся, в каких случаях допускается использование гражданского законодательства по отношению к семейным правоотношениям.

Дорогие читатели! В наших статьях мы рассматриваем типовые способы решения юридических вопросов, но каждый случай носит индивидуальный характер. Если вы хотите узнать как решить именно Вашу проблему – обращайтесь через форму онлайн-консультанта справа или звоните нам по телефонам: 

+7 (499) 350-66-97 Москва, Московская область

+7 (812) 627-16-82 Санкт-Петербург, Ленинградская область
Остальные регионы: онлайн-консультант>>
Это быстро и бесплатно!

Положения ГК РФ о семейных правоотношениях

При тщательном изучении семейного права можно сделать заключение, большая часть юридически значимых отношений, как имущественных, так и неимущественных остались до конца неурегулированными СК РФ. Но, это нельзя отнести к упущению законодателя.

На основании статьи № 4 СК РФ в подобных ситуациях, когда вопрос стоит об отношениях между членами семейства, можно обратиться к гражданскому праву. Но, только если оно не противоречит существу отношений ячейки общества.

Так статьями ГК, которые регулируют некоторые вопросы семейных взаимоотношений, являются:

  1. Статья № 256 ГК РФ об общем управлении имущественного взаимодействия между мужем и женой.
  2. Статья № 575 ГК РФ запрещает процедуру дарения от детей через опекунов.
  3. Пункт 4 статьи № 292 ГК РФ гласит о невозможности отчуждения жилой недвижимости, в которой живет лицо, не достигшее восемнадцати лет без согласия органов опеки.
  4. Пункт 2 статьи № 37 ГК РФ не дает шанса опекунам, а также представителям уменьшить имущество подопечного.

Таким образом, ГК содержит ряд положений, регулирующих ту часть взаимодействия в семейных правоотношениях, которую должно не регламентирует СК.

Использование ГК РФ при решении семейных споров

Согласно семейному праву устанавливаются различные порядки относительно юридических фактов в отношениях субъектов ячейки общества.

Когда он принимался акт гражданского состояния, не было необходимости включать дополнительные нормы в СК РФ. Соответственно и сейчас продолжают действовать нормы раздела 4 Кодекса о браке и семье РСФСР.

Если говорить об опеке, у государственных властей цель не только устроить детишек в семьи, но и защитить их имущественные и неимущественные интересы.

Так, соответствующие нормы заключены в статьях № 31 – 40 ГК РФ, а вопросы относительно воспитания регулирует глава 20 статьях № 145 – 150 СК.

В свою очередь статьи № 28, 37, 292 и 575 ГК РФ регламентируют возможность управления имуществом лиц, которым еще не исполнилось восемнадцать лет. Эти статьи устанавливают жесткий контроль органами опеки.

В регулировании семейных правоотношений расширенно участвует ГК РФ. Совершенно понятно, что нормы ГК РФ используется в следующих обстоятельствах:

  • регистрация брачного договора либо его расторжение;
  • возможность заключения соглашения об оплате алиментного содержания;
  • расторжение и аннулирование сделок;
  • и тому подобное.

Все требования, относительно юридически значимых взаимодействий в ячейках общества останавливаются на теме исковой давности. Это понятие введено ГК РФ.

Но, согласно СК РФ она не распространяется на правовые отношения в ячейках общества, если другое не утверждено в статье № 9 СК. Предположим:

  • Исковое заявление о признании недействительности брака, утаившим присутствие ВИЧ заболевание, можно предъявить не позднее одного года с момента, когда муж либо жена узнали об этом факте.
  • Если сделка заключалось без согласия супруга, у него есть время на признание ее недействительной в течение года с момента обнаружения факта.
  • Выставить требование о разделе имущества супруг вправе на протяжении 3 лет после юридического факта развода.

Алиментное содержание может взыскиваться за прошлый период, но не более чем за три года.

Исходя из всего вышеперечисленного, можно делать заключение, что применение гражданского законодательства к семейным отношениям осуществляется довольно часто. Оно дополняет, а также регулирует некоторые моменты, которые не регламентируются семейным правом.

Сходство использования семейного и гражданского законодательства

Первым сходством подобных актов считается равенство участников. При этом субъектам обеспечивается защита через суд.

Статьи семейного права устанавливают взаимодействие прав и обязанностей всех участников отношений. При этом законодательство руководствуется интересами субъектов семейства.

Только следует учесть, что в преимущественном положении всегда находятся дети, которым еще не исполнилось восемнадцать лет, а также мамочки в ожидании малыша. Связано это с тем, что они относятся к самой незащищенной категории лиц.

Соотношение семейного и гражданского законодательства заключается в следующих аспектах:

  • особенности метода урегулирования взаимодействия субъектов;
  • личный характер;
  • не отчуждаемость прав;
  • возможность изменения полномочий и обязательств с помощью специального соглашения.

Взаимодействие личных и имущественных отношений в ячейке общества устанавливает индивидуальные особенности юридически значимого регулирования между мужем с женой, а также иными субъектами ячейки общества.

Но, при всем наличии сходства семейного и гражданского права метод регулирования семейных отношений индивидуален. Он имеет определенные черты, цели и даже принципы урегулирования.

Заключение

Раньше люди понимали, что семейное право это самостоятельная отрасль, отличная от гражданского права. Когда принимались два вида Кодексов, произошли некоторые изменения.

Соответственно было пересмотрено и отношение между ними. При этом некоторые институты, такие как опека и акты гражданского состояния были отражены только ГК. Поэтому, сейчас при осуществлении либо защите семейных полномочий требуется обращаться не только к СК, но и дополнительно использовать ГК.

Гражданское законодательство применяется к семейным правоотношениям по мере необходимости в судебном порядке на усмотрение представителя фемиды, с целью защиты интересов субъектов.

Дорогие читатели, информация в статье могла устареть, воспользуйтесь бесплатной консультацией позвонив по телефонам: 

+7 (499) 350-66-97 Москва, Московская область

+7 (812) 627-16-82 Санкт-Петербург, Ленинградская область
Остальные регионы: онлайн-консультант>>
или задайте вопрос юристу через форму обратной связи, расположенную ниже.

Источник: https://zakonsovet.com/semejnoe/pravootnoshenija/grazhdanskoe-zakonodatelsvto.html

Защита прав online