Нарушение во время следствия

Существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса

Нарушение во время следствия

Статья посвящена теме: «Существенные нарушения уголовно-процессуального кодекса», в которой приводится позиция относительно понимания существенных нарушений уголовно-процессуального кодекса, а также предлагается закрепление понятия и классификационной системы существенных нарушений уголовно-процессуального закона в УПК РФ.

Ключевые слова: Существенные нарушения уголовно-процессуального закона, существенные нарушения УПК РФ, нарушения требований закона, существенные нарушения в уголовном процессе.

Всякое нарушение уголовно-процессуального закона — это правонарушение, т. е. виновное и противоправное деяние, которое отрицательно сказывается на осуществлении назначения уголовного судопроизводства и реализации прав участников процесса.

Оно может быть совершено в форме действия либо бездействия. Вина при этом выражается в форме умысла или неосторожности.

Правонарушение состоит либо в неисполнении юридической обязанности, либо в злоупотреблении правом. [1]

Под существенным нарушением уголовно-процессуального закона следует понимать нарушение, выражающееся в отступлении государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, а также участников процесса от предписаний (требований) уголовно-процессуальных норм, которое путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса либо иным способом помешало всесторонне расследовать или рассматривать дело и повлекло или могло повлечь постановление незаконного и необоснованного уголовно-процессуального решения.

Несущественные нарушения уголовно-процессуального закона — это такие нарушения субъектами уголовного процесса предписаний уголовно-процессуальных норм, которые не влекут и не могут повлечь существенные для уголовного дела последствия: односторонность и неполноту исследования обстоятельств дела и вынесение незаконного и необоснованного уголовно-процессуального решения. [2]

Говоря о понятии существенное нарушение, которое является оценочным, возникает вопрос относительно того, что положено в основу оценки существенности нарушения?

В доктрине выработано множество подходов к классификации существенных нарушений. Выделяют следующие критерии оценки:

1)                 субъект, допустивший нарушение (следователь, дознаватель, прокурор);

2)                 стадия уголовного процесса, на котором допущено нарушение;

3)                 устранимые и неустранимые;

4)                 единичный или множественный характер нарушений;

5)                 правовые последствия нарушения;

УПК РФ устанавливается система, которая обеспечивает эффективный контроль за процессуальной деятельностью субъектов осуществляющих уголовное преследование.

Руководитель следственного органа уполномочен отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя.

Руководитель органа дознания уполномочен:

1)                 отменять необоснованные постановления дознавателя о приостановлении производства по уголовном делу;

2)                 вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела.

Прокурор уполномочен:

1)                 требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия;

2)                 истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним по ним решения в соответствии с УПК РФ;

3)                 отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления дознавателя в порядке, установленном УПК РФ;

4)                 рассматривать представленную руководителем следственного органа информацию следователя о несогласии с требованиями прокурора и принимать по ней решение;

Суды общей юрисдикции уполномочены на вынесение частного определения или постановления.

Если при рассмотрения уголовного дела выявлены нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым. [3]

Потерпевшим, в силу ч.1 ст. 42 УПК РФ, является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением следователя.

На практике не всегда данное требование УПК РФ исполняется своевременно, а зачастую вовсе игнорируется дознавателями и следователями.

Данная практика, как правило, складывается по тем уголовным делам, где длительное время не представляется возможным допросить потерпевшее лицо в качестве такового. Однако, указанное обстоятельство не препятствует своевременному признанию его в статусе потерпевшего.

Так же допускаются нарушения требования ч.7 ст. 42, ч.5 ст. 164, ч.10 ст. 166 УПК РФ, поскольку потерпевший перед допросом не предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и ст. 308 УК РФ за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, запись о разъяснении потерпевшему его ответственности не зафиксирована в протоколе допроса потерпевшего.

Данные нарушения влекут за собой признание показаний потерпевшего недопустимым доказательством, так как нарушают права потерпевшего.

Существенные нарушения уголовно-процессуального закона влекут за собой негативные последствия, которые создают препятствия для осуществления правосудия и правильного разрешения уголовного дела, а именно вынесение законного и обоснованного приговора, как оправдательного, так и обвинительного.

Несоблюдение требований (предписаний) уголовно-процессуального закона, влет нарушение конституционных прав и свобод участников уголовного-судопроизводства, а также затрудняет доступ граждан к правосудию.

Защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, определяет назначение уголовного судопроизводства наряду с защитой личности от незаконного и необоснованного обвинения.

Согласно, ст.21 УПК уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют: прокурор, а так же следователь и дознаватель.

Субъекты уголовного преследования, на мой взгляд, наделены широкими полномочиями в рамках предварительного расследования и следствия, однако со стороны представителей власти, не редко встречаются нарушения требований уголовно-процессуального, которые провоцируют собой:

1)     ограничение в правах подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а так же других субъектов уголовного судопроизводства;

2)     принятия незаконного процессуального решения по уголовному делу;

3)     нарушение срока расследования и т. д.

Одним из правовых последствий нарушений требований уголовно-процессуального кодекса является недопустимость доказательств, которые не имеют юридической силы, а также не могут быть положены в основу обвинения и обстоятельств, подлежащих доказыванию согласно требованиям ст. 73 УПК.

Пленум Верховного Суда РФ высказывает следующую позицию: «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

Пленум не использует понятия существенное нарушение, а говорит о доказательствах, полученных с нарушением закона затрагивающих гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина или установленных уголовно-процессуальным законодательством порядка их собирания и закрепления.

Законодатель в ст.389.17 УПК определяет существенные нарушения уголовно-процессуального закона, как основание отмены или изменения приговора судом апелляционной инстанции, которые повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Одним из оснований отмены или изменения приговора является отсутствие протокола судебного заседания, предусмотренный п.11 ч.2 ст. 389.17 УПК.

Президиума Верховного суда Республики Башкортостан отменил приговор Благоварского районного суда Республики Башкортостан от 23 апреля 2014 года в отношении З.

В ходе судебного заседания 22 апреля 2014 года суд, выслушав последнее слово подсудимого, удалился в совещательную комнату. Был объявлен перерыв до 23 апреля 2014 года с участием сторон. Протокол судебного заседания был изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания 22 апреля 2014 года.

Приговор в отношении З. постановлен 23 апреля 2014 года, тогда как протокол судебного заседания от вышеуказанной даты в материалах уголовного дела отсутствует.

Положения статьи 259 УПК Российской Федерации закрепляют общие требования к ведению протокола, достоверно и последовательно отражающего ход судебного разбирательства. Согласно пп.15, 16 ч.3 ст.

259 УПК РФ в протоколе судебного заседания обязательно указываются сведения об оглашении приговора и о разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него, сведения о разъяснении оправданным и осужденным порядка и срока обжалования приговора, а также о разъяснении права ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. В силу положений ч.6 ст.259 УПК РФ протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания.

Приговор в отношении З. постановлен 23 апреля 2014 года, тогда как протокол судебного заседания от вышеуказанной даты в материалах уголовного дела отсутствует.

Согласно п.11 ч.2 ст.389.17 УПК РФ отсутствие протокола судебного заседания является безусловным основанием отмены судебного решения. [4]

Возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК так же связано с нарушениями требований УПК.

Однако, законодатель говорит о нарушении требований УПК, но не говорит о их степени и характере.

Примеры из судебной практики нарушений требований УПК, явившихся основанием для возвращения уголовного дела прокурору:

          в обвинительном заключении не конкретизировано обвинение в части субъективной стороны мошенничества, не описаны корыстный мотив и цель как обязательные признаки субъективной стороны мошенничества: дело № 1–26/11 в отношении П., обвиняемого по ч.3 ст.159 УК РФ;

          предъявленное обвинение не соответствует фактически установленным обстоятельствам дела в судебном заседании: дело № 1–42/10 в отношении С., обвиняемого по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ;

          в постановлении о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера не изложено доводов защитника и других лиц, оспаривающих основание для применения принудительной меры медицинского характера, если они были высказаны: дело № 1–80/11 о применении принудительных мер медицинского характера в отношении Д., обвиняемого в совершении общественно-опасного деяния, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ;

          текст в обвинительном заключении в отношении подсудимого не соответствует тексту в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого: дело № 1–124/11 в отношении Б., Е., У., обвиняемых по ч.4 ст.111 УК РФ; [5]

Говоря о существенных нарушения уголовно-процессуального закона можно сделать следующие выводы:

          отсутствие критерия существенности нарушений в рамках предварительного расследования;

          отсутствие нормативно закрепленного понятия и классификационной системы существенных нарушений уголовно-процессуального закона;

Введение понятия и классификационных критериев существенного нарушения законодателем позволит различать характер допущенных нарушений правоприменителем, что дополнительно будет обеспечивать цели и назначения уголовного судопроизводства.

Литература:

  1.      Калинкина Л. Д., Рамазанова В. В. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия /Л. Д. Калинкина, В. В. Рамазанова.-науч. изд. -Саранск:Мордовское книжное изд-во, 2007. -112 с.
  2.      Калинкина Л. Д. Нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия. Саранск, 1993. С. 52, 53.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/179/8995/

Новости

Нарушение во время следствия

25.06.2014

В настоящее время увеличилось количество обращений граждан, поступающих в прокуратуру по вопросам возвращения владельцам предметов, изъятых в ходе проведения первоначальных следственных действий на стадии доследственной проверки, а также изъятых в ходе производства предварительного следствия.

Согласно ст.

82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

https://www.youtube.com/watch?v=krMBZoc0Vec

Указанной статьей регламентируется порядок хранения изъятых в ходе проведения первоначальных следственных действий, в ходе производства предварительного следствия, предметов.

Данная норма подразумевает, что изъятые объекты, имеющие значение по уголовному делу и признанные вещественными доказательствами хранятся у лица, осуществляющего предварительное следствие, либо у судьи (председателя суда) до того момента, пока по уголовному делу не будет принято соответствующее решение.

В отдельных случаях, предусмотренных статьей 82 УПК РФ: предметы, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимость;

скоропортящиеся товары и продукции, а также подвергающиеся быстрому моральному старению имущество, хранение которого затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которого соизмеримы с их стоимостью;

деньги и ценности, изъятые при производстве следственных действий, после их осмотра и производства других необходимых следственных действий – возвращаются их законному владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания.

Соответственно вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до завершения производства по уголовному делу.

Такое возвращение возможно в ситуациях, когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании она либо уже сыграла, либо тщательный осмотр и фотографирование делают ненужным дальнейшее удержание вещи в распоряжении органа расследования или суда.

Возвращение в подобных случаях, например, похищенных вещей или угнанного автомобиля потерпевшему является правильным. Если же принадлежность вещи спорна, ее возвращение до разрешения дела по существу исключено, поскольку речь идет о спорном праве собственности.

При этом возвращение владельцу изъятого органом расследования имущества, приобщенного к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, означает, что получившее данное имущество лицо по отношению к нему восстанавливается во всех своих прежних правомочиях собственника, арендатора и т. п.

От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение, когда владелец – хранитель не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом, поскольку у него появляется дополнительная обязанность по обеспечению сохранности переданного ему на хранение имущества.

Срок возвращения предметов их владельцам не определен в уголовно – процессуальном законодательстве, однако исходя из смыла содержания статьи, лица, ответственные за вещественные доказательства, могут возвратить изъятые предметы их владельцам как только, сведения об указанных предметах будут закреплены в материалах уголовного дела, и необходимость нахождения предметов при деле будет исчерпана (то есть все действия, которые нужно было произвести с указанным предметом: опознание, экспертиза и т. д. будут проведены), что и подразумевается формулировкой законодателя без ущерба для доказывания.

Стоит обратить внимание на то, что ответственным за сохранность вещественных доказательств, приобщенных к делу, является лицо, ведущее следствие или дознание, а в суде – судья или председатель суда, соответственно только перечисленные лица правомочны решать вопрос о возвращении вещественных доказательств их владельцу.

Кроме того, статья 82 УПК РФ определяет обязательный для правоохранительных органов порядок передачи вещественных доказательств из одного органа в другой, от органа дознания следователю, в прокуратуру, суд, заключающийся в том, что изъятые по делу предметы должны быть переданы вместе с материалами уголовного дела, при этом сведения о передаче должны отражаться в сопроводительном письме.

При возвращении предметов их владельцам, дознавателем, следователем, а также судьей приобщается к материалам уголовного дела документ, подтверждающий данный факт, таковым документом может являться расписка владельца, которому возвращены изъятые объекты.

Источник: https://prokuror-kaluga.ru/razyasnenie-6712.html

Защита прав online