Можно обжаловать отказ о переводе в колонию поселения?

Зона Права

Можно обжаловать отказ о переводе в колонию поселения?

Правовую основу порядка и места отбывания назначенного по приговору суда уголовного наказания в виде лишения свободы составляют положения Главы 11 Уголовно-исполнительного кодекса РФ.

В частности, в ст. 73 УИК РФ отмечено: “1. Осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части четвертой настоящей статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены.

В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

2.

При отсутствии в субъекте Российской Федерации по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления уголовно-исполнительной системы в исправительные учреждения, расположенные на территории другого субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для их размещения.

3. Осужденные женщины, несовершеннолетние осужденные направляются для отбывания наказания по месту нахождения соответствующих исправительных учреждений.

4. Осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 – 206, 208 – 211, 275, 277 – 279, 281, 282.1, 282.

2, 317, частью третьей статьи 321, частью второй статьи 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы”.

Более детально процедура распределения осужденных по исправительным учреждениям ФСИН РФ прописана в Инструкции о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения (утв. приказом Минюста РФ от 1 декабря 2005 г. N 235), а именно:

– пункт 5: Осужденные к лишению свободы направляются для отбывания наказания не позднее 10 дней со дня получения администрацией следственного изолятора извещения о вступлении приговора в законную силу. Направление осужденных осуществляется, как правило, в исправительные учреждения в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали либо были осуждены.

Осужденные, не имеющие места жительства, как правило, направляются для отбывания наказания в исправительные учреждения тех субъектов Российской Федерации, на территории которых они осуждены.

Отправка осужденных в исправительные учреждения на территории других субъектов Российской Федерации (по месту жительства) производится администрацией следственных изоляторов только после того, как через территориальные органы ФСИН России убедится в наличии исправительного учреждения соответствующего вида.

В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации;

– пункт 6: При отсутствии в субъекте Российской Федерации по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются по согласованию с Федеральной службой исполнения наказаний в исправительные учреждения, расположенные на территории другого субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для их размещения.

Таким образом, в действующем уголовно-исполнительном законодательстве РФ существует презумпция отправления осужденных для отбывания лишения свободы по месту жительства или месту вынесения приговора.

На практике у самих осужденных и их родственников возникают серьезные трудности в части поддержания семейных связей, обусловленные произвольными действиями должностных лиц Федеральной службы исполнения наказаний РФ, к исключительной компетенции которой относится решение вопроса об избрании конкретного исправительного учреждения.

Не всегда выбор местонахождения колонии совпадает с местом жительства осужденного – тем самым создаются препятствия, во всяком случае, в осуществлении личных контактов – посредством свиданий с родственниками, большинство из которых не может себе позволить оплачивать дальние переезды.

В соответствии с пунктами 2, 5 Постановления Пленума ВС РФ от 27.06.2013 года № 21, правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов.

Любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе; преследовать социально-значимую, законную цель (например, обеспечение общественной безопасности,защиту морали, нравственности, прав и законных интересов других лиц); являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой цели).

Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите в установленном законом порядке.

Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 25.07.2013 года (дело “Ходорковский и Лебедев против России”) в пунктах 836, 837, 850 сформулировал следующие значимые подходы (ориентиры).

В качестве исходного пункта Европейский Суд признает, что власти обладают широкой дискрецией в вопросах исполнения наказаний.

Однако Конвенция не может остановиться у тюремных ворот, и нельзя полагать, что заключенный лишается всех своих прав, гарантированных статьей 8 Конвенции, только по причине его статуса «лица, лишенного свободы после осуждения».

Европейский Суд не закрывает глаза на ограничения, которые выходят за рамки того, что обычно считается приемлемым в деле обычного заключенного.

Например, существенной частью права заключенного на уважение его семейной жизни является содействие тюремной администрации в поддержании контактов с близкими родственниками.

Ограничения контактов с другими заключенными и членами семьи, установленные тюремными правилами, рассматривались Европейским Судом как “вмешательство” в права, защищенные статьей 8 Конвенции.

Так, помещение осужденного в конкретную тюрьму может вызвать вопрос в соответствии со статьей 8 Конвенции, если его последствия для личной и семейной жизни заявителя выходят за рамки “обычных” тягот и ограничений, присущих самому понятию лишения свободы.

Как Комиссия по правам человека указала в деле “Уэйкфилд против Соединенного Королевства”, “Статья 8 Конвенции обязывает государство содействовать заключенным в максимально возможной степени для создания и поддержания связей с людьми в целях способствования социальной реабилитации заключенных. В этом контексте расположение места, где содержится заключенный, имеет значение”.

Кроме того, право на уважение семейной жизни возлагает на государства позитивное обязательство содействия заключенным в поддержании эффективного контакта с близкими родственниками. В контексте лишения свободы Комиссия по правам человека признала, что возможность близких родственников посещать заключенного составляет существенный фактор в сохранении семейной жизни.

Европейский Суд сознает трудности, сопутствующие управлению тюремной системой. Европейский Суд также учитывает ситуацию в Российской Федерации, где исторически исправительные колонии строились в отдаленных и пустынных районах, далеко от густонаселенных регионов Центральной России.

Существуют другие аргументы в пользу предоставления властям широких пределов усмотрения в этой сфере. Однако пределы усмотрения не являются неограниченными. Распределение тюремного населения не должно полностью относиться на усмотрение административных органов, таких как Федеральная служба исполнения наказаний.

Интересы осужденных в поддержании, по крайней мере, некоторых семейных и социальных связей также должны в какой-то степени приниматься во внимание. Законодательство Российской Федерации основано на схожих посылах, поскольку дух и цель статьи 73 УИК РФ направлена на сохранение социальных и семейных связей заявителем с местом, где они проживали до осуждения.

Вместе с тем практическое исполнение этого закона в Российской Федерации могло привести к непропорциональному результату, как показывает дело заявителей.

В отсутствии ясного и предсказуемого метода распределения осужденных среди исправительных колоний система не “обеспечила меру правовой защиты против произвольного вмешательства со стороны публичных органов” В делах заявителей это повлекло результаты, несовместимые с уважением личной и семейной жизни заявителей.

Если говорить о правовых механизмах восстановления нарушенного государством права на уважение частной и семейной жизни, то наиболее действенным является подача искового заявления в суд общей юрисдикции, оформленного в соответствии с требованиями статей 131, 132 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Предметом иска может служить требование о признании незаконным избрания для отбывания наказания в виде лишения свободы конкретного исправительного учреждения без учета дальности его расположения от места жительства как самого осужденного, так и его родственников, с которыми он желает и имеет право поддерживать семейные связи. Параллельно следует заявить и требование о переводе осужденного в иное, соответствующее назначенному по приговору суда виду исправительное учреждение, расположенное либо в том субъекте РФ, где первый проживал до осуждения, либо в любом из ближайших к нему субъектов РФ.

В идеале подаче иска должно предшествовать обращение самого осужденного или его близких родственников в территориальный орган ФСИН РФ, где был вынесен приговор, и собственно в Федеральную службу исполнения наказаний, с заявлением о предоставлении сведений об основаниях принятого решения о направлении осужденного отбывать наказание в иной регион РФ, а не по месту жительства.

Сделать это нужно для того, чтобы убедиться, что такое решение руководством регионального Управления ФСИН РФ или федеральным ведомством принималось с учетом общих правил, закрепленных в УИК РФ, а также обусловлено социально-значимой и законной целью.

Отсутствие мотивированного ответа на данное заявление будет служить поводом для последующего обращения к суду с просьбой истребовать доказательства, на которых сторона истца основывает свои требования, в виду невозможности получить доступ к ним самостоятельно (ст.ст. 56, 57 ГПК РФ).

При этом при подготовке текста искового заявления следует иметь в виду, что согласно, пункту 13 упомянутой ранее Инструкции (утв. приказом Минюста РФ от 1 декабря 2005 г.

N 235), “Перевод осуществляется: в исправительные учреждения, расположенные в пределах одного субъекта Российской Федерации, – по указаниям руководства ФСИН России (в случае рассмотрения вопроса в центральном аппарате), территориальных органов ФСИН России;

в исправительные учреждения, расположенные в других субъектах Российской Федерации, – по решению ФСИН России.

Решение о переводе осужденного принимается на основании мотивированного заключения территориального органа ФСИН России, утвержденного начальником либо его заместителем по безопасности и оперативной работе.

В случае, если это связано с болезнью осужденного*, решение выносится при наличии медицинских заключений, утвержденных начальником территориального органа, представляемых, соответственно, медицинскими отделами (службами) территориальных органов ФСИН России, медицинской службой ФСИН России, справки оперативного управления (отдела) и письменного согласия осужденного”

Таким образом, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что заключение территориального органа ФСИН РФ, утвержденное решением Федеральной службы исполнения наказаний РФ, не отвечает требованиям соблюдения разумных пропорций между достижением социально-значимых целей удаленного размещения осужденного и его правом на сохранение семейных связей, можно рассчитывать на вынесение судом положительного решения по гражданскому иску.

Примером является дело жителя Симферополя ( Республика Крым) Геннадия Афанасьева.

9 марта 2016 года Сыктывкарский городской суд Республики Коми признал право Афанасьева на отбывание наказания с учетом положений статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (Право на уважение семейной жизни).

На ФСИН России возложили обязанность решить вопрос о месте дальнейшего отбывания Афанасьевым уголовного наказания с учетом мотивированного заключения, представленного территориальным органом ФСИН РФ, и положений статьи 8 Конвенции.

Скачать иск Афанасьева можно здесь

Скачать решение Сыктывкарского городского суда по иску Афанасьева можно здесь

Источник: http://zonaprava.com/info/instructions/16297/

Отказ в принятии жалобы на неконституционность ст 78 УИК (перевод в колонию-поселение)

Можно обжаловать отказ о переводе в колонию поселения?

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 марта 2011 г. N 333-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАН

ДУБРОВСКОГО АНДРЕЯ ВИКТОРОВИЧА И РОДИОНОВА ИГОРЯ

НИКОЛАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ И ПУНКТОМ “Г” ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 78

УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию граждан А.В. Дубровского и И.Н. Родионова вопрос о возможности принятия их жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. По отбытии одной трети срока наказания гражданин А.В. Дубровский, осужденный за совершение особо тяжкого преступления, обратился в суд с ходатайством о его переводе из исправительной колонии строгого режима в колонию-поселение. В удовлетворении ходатайства А.В.

Дубровскому было отказано со ссылкой на то, что пункт “г” части второй статьи 78 УИК Российской Федерации предполагает возможность перевода осужденных за совершение особо тяжких преступлений из исправительных колоний строгого режима в колонию-поселение по отбытии не менее двух третей срока наказания. Кроме того, суд указал, что обязательным условием для изменения вида исправительного учреждения является положительное поведение осужденного за весь период отбывания наказания, на заявителя же неоднократно налагались взыскания, при этом не имеет значения, что часть взысканий наложена до вступления приговора в законную силу.

Гражданин И.Н. Родионов, отбывающий наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, обратился в прокуратуру с ходатайством о разъяснении порядка изменения вида исправительного учреждения.

В ответе прокуратуры заявителю было разъяснено, что согласно пункту “г” части второй статьи 78 УИК Российской Федерации перевод осужденных за совершение особо тяжких преступлений из исправительных колоний строгого режима в колонию-поселение возможен по отбытии не менее двух третей срока наказания.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявители оспаривают конституционность пункта “г” части второй статьи 78 УИК Российской Федерации, как допускающего возможность перевода впервые осужденных за совершение особо тяжких преступлений из исправительных колоний строгого режима в колонию-поселение по отбытии не менее двух третей срока наказания. Кроме того, А.В.Дубровский просит признать не соответствующей Конституции Российской Федерации часть первую указанной статьи, как позволяющую при оценке поведения осужденного учитывать взыскания, наложенные на него до вступления приговора в законную силу. Как полагают заявители, оспариваемые нормы нарушают их права, гарантированные статьями 2, 18, 19 (часть 1), 22 (часть 1), 49 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В силу статьи 71 (пункт “о”) Конституции Российской Федерации уголовно-исполнительное законодательство находится в ведении Российской Федерации.

Реализуя принадлежащие ему по предметам ведения Российской Федерации полномочия, федеральный законодатель в предусмотренных Конституцией Российской Федерации пределах самостоятельно определяет содержание положений закона, устанавливающего уголовно-правовые последствия совершения лицом преступления.

В частях первой и второй статьи 78 УИК Российской Федерации устанавливаются правила изменения уже назначенного вида исправительного учреждения для лица, отбывающего наказание в виде лишения свободы.

Данные нормы уголовно-исполнительного закона, исходя из требований индивидуализации наказания и дифференциации условий его отбывания, наделяют суд правом в зависимости от поведения и отношения к труду осужденного решать вопрос об изменении вида исправительного учреждения (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2009 года N 640-О-О и от 25 ноября 2010 года N 1506-О-О), в том числе о переводе осужденных за совершение особо тяжких преступлений для дальнейшего отбывания наказания из исправительных колоний строгого режима в колонию-поселение по отбытии не менее двух третей срока наказания.

Непосредственно из Конституции Российской Федерации не вытекает обязанность федерального законодателя закреплять в уголовно-исполнительном законодательстве одинаковые критерии изменения вида исправительного учреждения для всех лиц, отбывающих лишение свободы в исправительной колонии строгого режима, без учета категории совершенного ими преступления.

Формулируя положения части второй статьи 78 УИК Российской Федерации таким образом, что при изменении вида исправительного учреждения учету подлежат личность осужденного и срок, который он отбыл в исправительном учреждении, дифференцируемый в зависимости от вида данного учреждения, а также тяжесть совершенного осужденным деяния, федеральный законодатель не вышел за пределы своих полномочий.

Следовательно, оспариваемые заявителями нормы не могут рассматриваться как нарушающие их конституционные права. Кроме того, положения пункта “г” части второй статьи 78 УИК Российской Федерации в деле И.Н. Родионова не применялись.

Таким образом, жалоба заявителей, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан А.В. Дубровского и И.Н. Родионова, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Источник: https://www.antisud.com/lib/soderzhanie-v-mestakh-lisheniya-svobody/Otkaz-v-prinyatii-zhaloby-na-nekonstitutsionnost-st-78-UIK-perevod-v-koloniyu-poselenie/

Защита прав online