Может ли суд запретить опеку над дочерью из за болезни ВИЧ?

ВИЧ-инфицированная бабушка сможет взять под опеку внука

Может ли суд запретить опеку над дочерью из за болезни ВИЧ?

Красноярский суд признал незаконными действия администрации Октябрьского района Красноярска, не разрешившей взять ВИЧ-инфицированной женщине под опеку внука.

Суд отменил решение, сославшись на дело, разбиравшееся в июне 2018 года в Конституционном суде (КС): тогда КС назвал неконституционной практику властей и судов, отказывающих гражданам, инфицированным ВИЧ или вирусом гепатита С, в усыновлении ребенка, который проживает совместно с заявителем.

Октябрьский районный суд Красноярска признал незаконным отказ районных властей 53-летней женщине, желающей взять под опеку ребенка своей дочери, скончавшейся в марте 2017 года.

Как рассказал “Ъ” адвокат заявительницы Владимир Васин, сотрудничающий с правозащитной организацией «Зона права», когда жительница Красноярска оформляла опеку над внуком, сотрудники администрации Октябрьского района сначала решили вопрос в пользу бабушки, а когда узнали, что у нее положительный ВИЧ-статус, пересмотрели это решение.

По словам адвоката, заявление в прокуратуру, в котором сообщалось о диагнозе заявительницы, написала ее знакомая, с которой женщина «делилась самым сокровенным»: «После разбирательства чиновники, ранее разрешившие опеку, аннулировали свое же решение».

В официальном отказе администрация сослалась на перечень заболеваний, при наличии которых гражданин не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную или патронатную семью, препятствующих оформлению опеки, к которым относится и ВИЧ.

«Инициатор (распоряжения об отказе в оформлении опеки.

“Ъ”) не принял во внимание, что я положительно характеризуюсь по месту жительства, ранее не судима, до этого не устранялась от обязанностей опекуна, трудоустроена, социально обеспечена и имею необходимые жилищно-бытовые условия для проживания ребенка,— говорилось в обращении заявительницы в суд.— Не учитывался тот факт, что я являюсь близким родственником ребенка, участие в воспитании которого непосредственно принимаю с самого детства, состою на диспансерном учете в учреждении здравоохранения, где получаю всю необходимую терапию, не выяснялось мнение специалистов в области инфекционных заболеваний в части особенностей представления опасностей заболевания, в том числе представления опасности ВИЧ-инфицированного в быту для несовершеннолетнего».

Она отметила, что согласно медицинскому заключению краевого центра СПИД «на фоне проводимой терапии имеется положительная динамика, ремиссия в заболевании»: «По состоянию здоровья я неопасна для окружающих, антиретровирусные препараты принимаю регулярно».

А также указала, что бытовым путем ВИЧ-инфекция не передается, следовательно, наличие инфекции не может быть основанием для отказа в ранее разрешенной опеке, а сам отказ «представляет собой явную дискриминацию».

Как рассказал адвокат Владимир Васин, суд приобщил к делу заключение врачей-инфекционистов из Москвы, специализирующихся на работе с ВИЧ-пациентами, местный Центр-СПИД трижды давал заключение о том, что женщина неопасна для окружающих, а заболевание не препятствует опеке.

Суд приступил к рассмотрению дела 14 июня 2018 года, однако перенес заседание с учетом рассматриваемого в Конституционном суде аналогичного дела: семейная пара из Подмосковья, проживавшая совместно с ребенком, оспаривала пожизненное ограничение своего права на его воспитание и усыновление. 21 июня КС встал на сторону заявителей. Тогда КС признал не соответствующими Конституции положения пп. 6 п. 1 ст. 127 Семейного кодекса и п. 2 перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может взять ребенка в семью.

В понедельник, 30 июля, Октябрьский райсуд Красноярска отменил решение чиновников отказать бабушке в опеке над внуком. Суд также обязал «администрацию Октябрьского района города Красноярска повторно рассмотреть последнее заявление истца об установлении опеки над несовершеннолетним». Оглашая решение, судья привел выдержки из постановления Конституционного суда России от 21 июня 2018 года.

«Ждем месяц, пока решение вступит в силу, и идем получать опеку,— сообщил господин Васин “Ъ”.— Особенность в том, что отказать по основанию наличия ВИЧ уже не смогут».

Валерия Мишина; Константин Воронов, Новосибирск

Как стало известно “Ъ” в начале июля, сроки пересмотра законодательства, который должен снять ограничения для ВИЧ-инфицированных в сфере усыновления, сдвигаются на неопределенное время.

Проект постановления правительства, который разрабатывает Минздрав РФ, оказался не готов к концу второго квартала 2018 года — срок был установлен в плане мероприятий по реализации госстратегии противодействия распространению ВИЧ.

В Минздраве “Ъ” сообщили, что документ готовится, однако его внесение тормозит «острая дискуссия в профессиональном сообществе».

Читать далее

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3700993

02.08.2018«Запрет на усыновление для ВИЧ-положительных — это бред»

Может ли суд запретить опеку над дочерью из за болезни ВИЧ?

Суд в Красноярске признал незаконным решение районных властей, которые запретили бабушке с ВИЧ быть опекуном для собственного внука, оставшегося сиротой. Красноярский адвокат Владимир Васин, сотрудничающий с правозащитной организацией «Зона права», рассказал Тайге.инфо, как удалось переломить дискриминирующую норму российского права.

Тайга.инфо: Как дело попало к вам?

— Заявительница долго думала, обращаться ли ей за защитой, потому что в нашем обществе люди с ВИЧ-инфекцией все еще воспринимаются не всегда адекватно. Ее попросили уйти с работы по собственному желанию, когда узнали о диагнозе, и она боялась еще большей огласки, но в итоге ей посоветовали обратиться ко мне.

Тайга.инфо: Бабушке ведь после смерти матери ребенка сперва разрешили быть опекуном, а потом запретили, когда стало известно про диагноз?

— В ноябре прошлого года ей опеку установили, а в декабре пришла анонимка в прокуратуру: как мы думаем, ее знакомая, которая узнала о болезни заявительницы, написала в сущности донос.

Прокуратура среагировала в службу опеки, и та уже приняла решение разрешение на бабушкино опекунство отозвать.

Ребенок, пока все это продолжалось, был под временной опекой у дяди, но большую часть времени проводил с бабушкой.

«Инициатор не принял во внимание, что я положительно характеризуюсь по месту жительства, ранее не судима, до этого не устранялась от обязанностей опекуна, трудоустроена, социально обеспечена и имею необходимые жилищно-бытовые условия для проживания ребенка,— говорилось в обращении заявительницы в суд, которое цитирует „Коммерсантъ“. — Не учитывался тот факт, что я являюсь близким родственником ребенка, участие в воспитании которого непосредственно принимаю с самого детства, состою на диспансерном учете в учреждении здравоохранения, где получаю всю необходимую терапию, не выяснялось мнение специалистов в области инфекционных заболеваний в части особенностей представления опасностей заболевания, в том числе представления опасности ВИЧ-инфицированного в быту для несовершеннолетнего. По состоянию здоровья я неопасна для окружающих, антиретровирусные препараты принимаю регулярно».

Тайга.инфо: Что стало решающим фактором в успешном исходе тяжбы?

— Суд, к счастью, оказался таким, какой суд должен быть. Мы просили остановить производство до решения Конституционного суда [по поводу похожего разбирательства, которое мой коллега Рамиль Ахметгалиев вел в Москве]. Наша судья все понимала, не торопилась, сказала, что отложит и подождет.

Я думаю, решение КС [который признал неконституционным полный запрет ВИЧ-положительным на усыновление детей, разрешив брать под опеку тех, кто длительное время фактически проживал в семьях людей, живущих с ВИЧ и/или гепатитом С, если это соответствует интересам ребенка], — это то единственное, из-за чего у нас все получилось.

По-моему, никто бы нам ничего не разрешил, если бы не оно.

Тайга.инфо: Является ли запрет на усыновление и опеку для ВИЧ-позитивных людей, по-вашему, дискриминацией?

— Раньше я с подобными делами не сталкивался, но такой запрет для ВИЧ-положительных граждан — это бред. Я считаю, что нужно каждую ситуацию рассматривать отдельно. Люди с ВИЧ могут быть неблагополучными, а могут быть абсолютно нормальными — все же разные. Моя бабушка со всех сторон положительная. Опека на заседании сама просила у судьи: «Оставьте мальчика бабушке, она очень хорошая».

При этом опека, запрещая бабушке быть опекуном, действовала в рамках закона, который указывает исчерпывающий перечень ограничений, одним из которых все еще является ВИЧ. И пока у нас не было решения КС, мы сами хотели упирать на собранные нами документы и заключения: у нас было минимум четыре бумаги, где было написано, что бабушка опасности не представляет, ВИЧ не передается в быту.

Тайга.инфо: Какой дальше план и перспективы?

Сейчас мы ждем месяц, пока решение суда вступит в законную силу, потом идем в опеку, там должны рассмотреть последнее заявление бабушки заново. Надеюсь, других оснований для отказа у опеки не будет. По крайней мере ВИЧ, как основание, мы убрали.

Ранее в России был известен лишь один случай, когда ВИЧ-положительной женщине отдали под опеку детей. До Верховного суда Татарстана дошла в борьбе за опеку над братьями казанская ВИЧ-активистка Светлана Изамбаева.

Проект постановления правительства, которое должно были снять ограничения для ВИЧ-инфицированных в сфере усыновления, оказался не готов к концу второго квартала 2018 года.

Такой срок был установлен в плане мероприятий по реализации государственной стратегии противодействия распространению ВИЧ, но в Минздраве РФ заявляют, что его внесение тормозит «острая дискуссия в профессиональном сообществе».

Подготовила Маргарита Логинова

На фото: © .com/chasethevirus.Посол доброй воли Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу

Вера Брежнева против дискриминации

Источник: https://izambaeva.org/abouthiv/russia/zapret-na-usynovlenie-dlya-vich-polozhitelnyx-eto-bred/

«Думала, что вируса нет»: суд вернул изъятого органами опеки ребёнка семье ВИЧ-положительной петербурженки

Может ли суд запретить опеку над дочерью из за болезни ВИЧ?

Московский районный суд Санкт-Петербурга вернул отцу младенца, которого 43-летняя ВИЧ-инфицированная мать пыталась накормить грудью. Ребёнок был изъят у Людмилы П. ещё в роддоме в мае 2019 года по жалобе врачей. Медики тогда сообщили в опеку о роженице, которая отказывается от антиретровирусной терапии.

В итоге женщину не только попытались лишить родительских прав, но и завели в отношении неё уголовное дело за попытку заразить малыша. Между тем Людмила утверждает, что в её действиях не было злого умысла, просто она не верила в реальность инфекции и сомневалась в своём диагнозе.

При этом отец ребёнка также ВИЧ-положителен, однако применяет АРВ-терапию.

43-летняя Людмила П. (имя героини изменено) приехала в Санкт-Петербург четыре года назад — её старшие дети, сын и дочь, поступили в вузы, и женщина решила помочь им обосноваться в большом городе. Вскоре она встретила мужчину, началась совместная жизнь.

Как рассказала RT сама Людмила, в 2017 году она сделала тест на беременность.

«Тест показал положительный результат. Я обратилась в женскую консультацию, сдала анализы, но беременность не подтвердилась. Вместо этого врачи ошарашили страшной новостью, что у меня положительный анализ формы 50 (ВИЧ) и рекомендовали сдать анализы в СПИД-центре», — вспоминает Людмила. 

При этом, по её словам, медики сказали, что, в принципе, результат анализов сомнительный. Второй анализ, сданный анонимно, также оказался сомнительным. Именно слово «сомнительный», уверяет женщина, заставило её критически относиться к поставленному диагнозу.

«Если он есть, то почему результат сомнительный? Значит, что-то не так с моей кровью, с гормонами.

Кроме того, я полезла в интернет, а там обычные люди и академики пишут, что вируса нет, а умирают все не от СПИДа, а от тяжелейшей терапии, которую раньше использовали для лечения больных раком.

И я решила, что не буду себя травить, ничего у меня нет… Так и успокоилась», — вспоминает Людмила.

Специалисту было до лампочки

  • © СПб ГБУЗ «Центр СПИД и инфекционных заболеваний»

Осенью 2018 года Людмила П. забеременела. В платной клинике, где ей сделали УЗИ, врач сообщила женщине, что беременность развивается хорошо. Однако когда она встала на учёт в женской консультации, ей вновь сообщили, что у неё ВИЧ-положительный статус, и предложили встать на учёт в СПИД-центре.

При этом сама врач, по словам Людмилы П., сказала, что ей как специалисту, ведущему беременную, «до лампочки, встанет ли она на учёт в центре или нет».

«Однако в моей карте на первой странице стояла галочка напротив графы «ВИЧ». Я была дома, когда у меня начались схватки, и врачам, приехавшим на вызов, я сообщила, что у меня диагноз B23 (болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека, проявляющаяся в виде других состояний. — RT). Почему меня привезли в обычный роддом, я не знаю», — вспоминает женщина. 

Также по теме

«ВИЧ-диссидентство»: в Иркутске расследуют смерть ребёнка, мать которого считала неизлечимую болезнь мифом

В Иркутске следователи выясняют обстоятельства смерти четырёхмесячной девочки. Её мать была ВИЧ-инфицированной, но не верила в болезнь…

По её словам, в роддоме врачи спрашивали у бригады скорой, зачем они привезли к ним ВИЧ-инфицированную. 

«Когда я родила, мне положили ребёнка на живот, я хотела его обнять, но мне запретили трогать его руками», — рассказывает Людмила.

Собеседница настаивает, что ни до беременности, ни после родов никто не удосужился объяснить ей необходимость применения антиретровирусной терапии.

«Когда я родила, мне сказали, что мой ребёнок здоров, но ему надо дать терапию. В моём сознании терапия была ядом, и я попросила не давать её ребёнку сейчас, так как он слаб и должен окрепнуть. В ответ на это мне принесли бланк, содержание которого я не помню», — уверяет Людмила.

Так, по её словам, она и подписала отказ от лечения ребёнка. А на второй день врачи роддома обратились в опеку муниципального образования Звёздное Московского района Санкт-Петербурга, так как роженица попыталась кормить младенца грудью. Как объясняет сама собеседница, ей не предлагали смесь.

«Ко мне зашла врач и разбудила ребёнка, который до этого спал. Малыш стал кричать, и я, чтобы успокоить, взяла его на руки и попыталась начать кормить, — вспоминает она. — В этот момент в дверь вошли какие-то женщины и потребовали, чтобы я написала объяснительную. После этого они сообщили, что мне сына больше не вернут».

В роддоме №9 Московского района Санкт-Петербурга, где рожала Людмила, ситуацию комментировать не стали.

  • globallookpress.com
  • © Anton Kavashkin/Russian Look

Борьба за сына

Между тем почти сразу после изъятия ребёнка органы опеки и попечительства обратились с иском в Московский районный суд Санкт-Петербурга с требованием лишить гражданку Людмилу П. родительских прав.

Кроме того, после изъятия младенца у ВИЧ-инфицированной женщины в УМВД России по Московскому району Петербурга в отношении неё возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 122 УК РФ (заражение ВИЧ-инфекцией).

В настоящий момент расследование продолжается, полиция ход следствия не комментирует.

Людмила и её гражданский супруг, также имеющий ВИЧ-положительный статус, решили вернуть сына. 11 июля пара заключила официальный брак и обратилась в Московский районный суд с иском о восстановлении отцовства и передачи ребёнка на воспитание отцу.

В ходе судебных заседаний по передаче ребёнка мужу Людмилы представители опеки настаивали на том, чтобы он прошёл генетическую экспертизу на установление отцовства, и заявляли, что семья социально опасная и может заразить ребёнка. 

«На заседании по отцовству мы пытались доказать, что отец не делал ничего противоправного в отношении ребёнка. Судья также была на нашей стороне. Но опека считала, что мы, как ВИЧ-инфицированные люди, так или иначе заразим ребёнка, не будем его лечить. Вдруг ребёнок погибнет. Нас назвали социально опасной семьёй», — вспоминает Людмила П.

Людмила с супругом представили суду документы, подтверждающие то, что они начали применять АРВ-терапию и встали на учёт в СПИД-центре. 13 сентября  Московский районный суд Санкт-Петербурга постановил передать ребёнка отцу, а 16 сентября родители забрали мальчика из детского дома.   

Также по теме

«Реакции родственников эмоциональные»: патологоанатом о ВИЧ-диссидентах, суевериях и пользе своей работы

В первой серии своего совместного с RT проекта Антон Красовский вёл беседу с одним из самых публичных ВИЧ-диссидентов России —…

«Конечно, без проблем не обошлось — в доме ребёнка просили печать о вступлении решения в законную силу. Видно было, что они не хотят отдавать ребёнка, но мы пригрозили им ответственностью за неисполнение судебного решения», — поделилась впечатлениями женщина.

Однако на этом борьба Людмилы не закончилась. На 11 ноября назначено судебное заседание по лишению женщины родительских прав. Кроме того, в отношении неё продолжается расследование по уголовному делу по ст. 122 УК РФ.

«Когда моя подзащитная давала показания, то к материалам уголовного дела были приобщены документы о том, что она изменила отношение к своему здоровью и здоровью своего ребёнка, — рассказывает RT адвокат Людмилы Ольга Кривонос.

— Людмила призналась, что была неправа в том, что не пошла в СПИД-центр, но это не означает, что она намеренно желала причинить ребёнку вред кормлением грудью.

Её бездействие не приравнивается к желанию заразить малыша ВИЧ-инфекцией».

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/669067-virus-vich-sud-semya-opeka

20.09.2018Тест положительный: детей отдадут родителям с ВИЧ

Может ли суд запретить опеку над дочерью из за болезни ВИЧ?

ВИЧ-инфицированные или зараженные гепатитом С россияне смогут усыновить ребенка, который в силу сложившихся обстоятельств уже проживает с ними. Такие изменения в Семейный кодекс хочет внести Министерство просвещения. Эксперты «Газеты.

Ru» убеждены — реформа не изменит положение дел. Она не позволит людям, зараженным ВИЧ, оформлять опеку над ребенком. А родственников инфицированные россияне усыновляют уже не первый год — в силу накопившихся в судебной практике прецедентов.

Министерство просвещения хочет разрешить россиянам, зараженным ВИЧ-инфекцией или гепатитом С, усыновлять детей, длительное время проживающих вместе с ними. На данный момент соответствующий законопроект, выложенный на портале правовой информации, проходит независимую антикоррупционную экспертизу.

Ведомство хочет внести поправки в статью 127 Семейного кодекса России. Существующее законодательство запрещает людям с определенными заболеваниями усыновлять детей, брать их под опеку в приемную или патронатную семью. Помимо ВИЧ и гепатита С, в перечень этих заболеваний входит онкология, туберкулез, наркомания и психические расстройства.

Законопроект предусматривает, что суд сможет встать на сторону человека, инфицированного ВИЧ или гепатитом C, «в силу уже сложившихся семейных отношений с ребенком, а также с учетом интересов усыновляемого ребенка и заслуживающих внимания обстоятельств».

К реформе шли восемь лет

Среди оснований, по которым министерство хочет внести изменения в Семейный кодекс, — постановление Конституционного суда России от 20 июня 2018 года. Напомним, что тогда КС признал незаконным запрет на усыновление детей, долго проживающих с людьми, имеющими ВИЧ или гепатит С.

Такое решение суд принял, рассмотрев жалобу семейной пары из Подмосковья. C 2010 года они планировали завести ребенка. Однако в 2012 году у женщины случился выкидыш — тогда же она подхватила в больнице ВИЧ и гепатит С.

Желанного супругами ребенка в 2015 году родила ее сестра — с помощью искусственной инсеминации. Биологическая мать официально отказалась от родительских прав в пользу родственников.

Тем не менее, в 2017 году Верховный суд отказал жителям Подмосковья в опеке над ребенком, сославшись на заболевание матери. Супруги подали жалобу в Конституционный суд. В ней они указали, что ВИЧ-инфекция не передается бытовым путем. Кроме того, за время совместной жизни ни муж, ни ребенок не были инфицированы женщиной.

В итоге КС признал неконституционным отказ в усыновлении детей людьми с положительным ВИЧ-статусом. Суд посчитал, что приоритетом в вопросе опеки должно быть «наилучшее обеспечение интересов ребенка и его потребности в любви». КС также отметил, что мировое сообщество не считает ВИЧ-инфекцию угрозой для здоровья населения.

Отметим, прецедент по этому вопросу был создан еще в 2010 году. Тогда Верховный суд Татарстана признал незаконным отказ ВИЧ-инфицированной россиянке Светлане Изамбаевой в усыновлении ее 10-летнего брата.

Женщина добивалась справедливости в течение 9 месяцев — за это время ребенок успел пожить в чужой семье и вновь вернуться в детский дом.

«Он столько вытерпел и в приемной семье, и в детдоме, и сейчас хочется все восполнить, показать ему, как действительно должна жить настоящая любящая семья», — комментировала решение суда Изамбаева.

«Таких людей много»

Исполнительный директор фонда «СПИД-Центр» Сергей Абдурахманов считает, что Минпросвещения вносит поправки в Семейный кодекс в силу уже накопившихся прецедентов, когда россиянам с положительным ВИЧ-статусом разрешали усыновлять ребенка.

«Например, та же Светлана Изамбаева. Я бы назвал это предложение первым шагом — в данной формулировке проще объяснить общественности необходимость реформы. Но этот шаг не должен стать последним. Эта мера хорошая, но все-таки полумера», — заявил он «Газете.Ru».

С ним соглашается врач-инфекционист Екатерина Степанова. По ее мнению, проблема, которую хочет решить Минпросвещения, уже давно не вызывает вопросов.

«Люди с недавнего времени могут усыновить своих родственников, несмотря на ВИЧ-статус. Недавно я давала заключение по делу, когда женщина не могла оформить опеку над внучкой — выяснилось, что у нее ВИЧ.

В итоге суд разрешил ей удочерить родственницу. Благодаря судебному прецеденту Светланы Изамбаевой, первой россиянки, оформившей опеку над братом, люди уже не раз выигрывали суды», — заявила она «Газете.Ru».

Тем временем, продолжает Степанова, глобальная проблема сохраняется. «Если идти, то, на мой взгляд, надо идти до конца.

Эти изменения не касаются тех ВИЧ-положительных родителей, которые не могут самостоятельно завести детей.

Однако, с точки зрения медицины, если человек получает лечение, нет никаких препятствий для оформления опеки. Считаю, что поправки необходимо расширить», — заявила врач.

В «СПИД.Центре» также убеждены, что люди, живущие с ВИЧ, имеют полное право усыновлять детей. «Вне зависимости от того, сколько времени ребенок живет с родителями. Находясь на терапии, они не способны причинить ему вреда, так как инфекция в любом случае не передается. Они ничем не отличаются от людей, живущих без ВИЧ, — объяснил Сергей Абдурахманов. —

А для ребенка, живущего с ВИЧ, будет даже рациональней попасть в семью с ВИЧ-инфицированными родителями, так как они глубже понимают некоторые моменты в лечении и терапии инфекции».

Исполнительный директор фонда напомнил, что подготовка к усыновлению ребенка подразумевает большое количество процедур — в том числе анализ на ВИЧ.

«Люди, живущие с инфекцией, понимают, что им вряд ли удастся усыновить детей. Однако таких людей много — у них такие же материнские и отцовские инстинкты, как и у не зараженных. В целом, учитывая количество детей в детдомах, создавать искусственные ограничения для людей нет смысла», — заявил Абдурахманов.

На практике врача-инфекциониста Степановой регулярно встречаются ВИЧ-инфицированные люди, желающие оформить опеку над детьми.

«Это люди, которые не могут зачать ребенка самостоятельно или сделать ЭКО по каким-то причинам. Для них единственная возможность стать родителями — это усыновление или опека. И современное законодательство не позволяет это сделать. Это огромная проблема.

Иногда такие пары хотят взять именно ВИЧ-положительного ребенка, чтобы быть ему максимально полезными.

Кроме того, знаю случаи, когда пары, в которых лишь один партнер живет с ВИЧ, оформляли развод и регистрировали родительство на ВИЧ-отрицательного партнера», — рассказала она.

Степанова отметила, что сегодня у ВИЧ-положительных родителей рождаются дети без ВИЧ, и они не приобретают его впоследствии, так как бытовым путем передать вирус невозможно. Если еще десять лет назад некоторые врачи призывали инфицированных женщин прерывать беременность, то сегодня такой практики почти нет, добавила специалист.

«Это истории давно минувших дней. В 2006 году, когда я начинала работать в области ВИЧ-инфекции, такие случаи, конечно, были. Сейчас профилактика передачи ВИЧ от матери ребенку дает практически 100% гарантии того, что ребенок не получит вирус. Люди, принимающие терапию, живут столько же, сколько люди без ВИЧ, а это значит, что лишать их счастливого родительства негуманно», — заключила она.

Дела семейные

В конце 2017 года в российском Минздраве заявили об устойчивой тенденции к росту заболеваемости ВИЧ-инфекцией в России. Так, по данным ведомства, с 2011 года число инфицированных увеличилось на 20,1%. Почти полмиллиона новых заражений было зафиксировано с 2012 по 2017 год.

При этом, вопреки всеобщим предубеждениям, за 2016-2017 годы большинство (50,3%) заразились ВИЧ при гетеросексуальных контактах.

При этом резко выросла доля тех, кто достаточно давно находился в браке и получил ВИЧ от мужа или жены, поскольку даже не подозревал, что надо предохраняться при контакте с супругом или сдавать тест регулярно, несмотря на свадебные клятвы в верности.

При гомосексуальных контактах вирус получили лишь 1,9%. Остальные 46,6% случаев приходятся на употребление наркотиков инъекционным путем.

Тем не менее, люди с положительными ВИЧ-статусом все еще не могут официально усыновить ребенка. Между тем, по последней информации Минпросвещения, в банке данных детей-сирот находится 48 тыс. анкет.

Глава ведомства, разместившего законопроект, Ольга Васильева в середине августа заявила, что отрицательно относится к разрешению усыновлять детей ВИЧ-положительными родителями. «Я вам скажу честно: я далека от идеи этой», — сообщила министр без дальнейших пояснений.

Источник: https://izambaeva.org/abouthiv/russia/test-polozhitelnyj-detej-otdadut-roditelyam-s-vich/

Когда с ВИЧ-инфицированных снимут ограничения в правах

Может ли суд запретить опеку над дочерью из за болезни ВИЧ?

2018-10-05T08:00+0300

2018-10-05T12:59+0300

https://ria.ru/20181005/1530014004.html

Когда с ВИЧ-инфицированных снимут ограничения в правах

https://cdn22.img.ria.ru/images/103293/38/1032933804_0:378:2939:2031_1036x0_80_0_0_2c787407c7b5b23d9016bbc28e95a22c.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 5 окт — РИА Новости, Ирина Халецкая. Минпросвещения предложило разрешить ВИЧ-положительным россиянам усыновлять детей. На сегодняшний день судебная практика такова, что гражданам с подобным заболеванием в усыновлении отказывают в категоричной форме — за редкими исключениями.

Законопроект, который ведомство вынесло на обсуждение, позволит судам индивидуально и взвешенно подходить к каждой конкретной ситуации. В частности, предлагается разрешить усыновление тем, кто уже проживает с ребенком, — речь идет о ближайших родственниках.

Но усыновить ребенка, к примеру, из детского дома людям с ВИЧ по-прежнему не дадут.

Между тем общественные организации и сами инфицированные сходятся во мнении, что из действующего Семейного кодекса стоит в принципе вычеркнуть запрет и полностью легализовать усыновление детей ВИЧ-положительными гражданами.

Бабушка рядышком с внуком

Дискуссия вокруг поправок в Семейный кодекс возникла не вдруг. В июне этого года Конституционный суд (КС) признал незаконным запрет на усыновление ребенка женщине с ВИЧ-инфекцией и гепатитом С.

Из материалов суда известно, что семейная пара Римма и Константин (имена изменены) из Подмосковья воспитывали трехлетнего сына. В 2012 году Римму заразили ВИЧ и гепатитом в больнице — забеременеть и родить самостоятельно она уже не могла. В результате мальчик был зачат с помощью искусственного оплодотворения.

Биологическим отцом является Константин, а вот выносила ребенка его родная сестра (она сразу отказалась от прав).

Ребенок жил в семье супругов. Однако когда Римма обратилась в органы опеки, чтобы усыновить его, ей отказали. Причина — инфекционные заболевания. При этом суд первой инстанции не удовлетворило, что Римма добросовестно проходила лечение от ВИЧ и гепатита. Так семья в итоге дошла до КС: там согласились с тем, что нарушаются права матери и ребенка.

Похожая история произошла и в Красноярске. В октябре 2017-го в семье Петровых (фамилия изменена) случилась трагедия: умерла мама, воспитывавшая девятилетнего мальчика.

Опеку над ребенком решила взять родная бабушка, которая с первых его дней также была рядом и помогала в воспитании.

Руководитель администрации района не возражал против этого, но через полгода изменил свою позицию, поскольку у потенциальной опекунши обнаружили ВИЧ-инфекцию.

Делом занимался адвокат Владимир Васин. Он рассказал корреспонденту РИА Новости, что администрация не учитывала ничего, кроме диагноза: ни положительные характеристики с мест работы, ни хорошие бытовые условия для жизни и развития ребенка, ни мнение самого мальчика.

Не учитывался, по его словам, и тот факт, что бабушка следит за здоровьем и состоит на диспансерном учете, где получает необходимую терапию. Без внимания остался и еще один важный момент: на фоне терапии есть положительная динамика, ремиссия в заболевании. По состоянию здоровья женщина не опасна для окружающих.

Органы опеки, говорит юрист, тоже были не против усыновления.

“Во-первых, ВИЧ-инфекция не является чем-то ужасным, что не позволяет жить полноценно. Во-вторых, в российской судебной практике уже было несколько случаев, когда отказ в усыновлении удавалось оспорить.

А в третьих, когда я начал заниматься этим конкретным случаем, узнал, что в Подмосковье похожее дело — рассматривается в Конституционном суде.

Поэтому мы просили наш местный суд подождать, и хорошо, что встретили понимание: в итоге постановление КС помогло нам. Опеку разрешили”, — говорит Васин.

Он уточняет, что свое первоначальное решение администрация резко изменила из-за анонимки, которую прислали в опеку: “Не исключено, что кто-то был лично негативно настроен, поэтому хотел совершить зло. Однако женщина хорошая — ребенка воспитывала с рождения. По сути, это была формальность. Теперь внук доволен, бабушка тоже”.

По следам решений КС и Октябрьского райсуда Красноярска Министерство просвещения России опубликовало для общественного обсуждения поправки в Семейный кодекс, которые дают возможность людям с ВИЧ и гепатитом С быть приемными родителями при условии, что этот ребенок — родственник, не из детского дома. По мнению инициаторов, полный запрет на усыновление детей нарушает права человека. Текст документа был доступен для комментирования до 23 сентября на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов.

Прыжок на месте

Общественники, которые занимаются проблемами ВИЧ-инфицированных, в свою очередь, утверждают, что готовящиеся поправки, хоть и показывают рост правовой грамотности в государстве, сильно ситуацию не изменят. И призывают позволить людям с ВИЧ брать под опеку не только родственных детей, но и тех, кого они раньше не знали и не видели (из дома малютки, из детдома и так далее).

“КС признал конкретный случай, но общество ожидало более универсальное решение: например, Минздрав предлагал в принципе вычеркнуть ВИЧ-инфекцию как препятствие в усыновлении.

Вирус иммунодефицита человека не считается опасным, передача происходит не через воздух или общие носители, а в частном порядке — только половым путем.

Даже через порезанный палец на кухне не заразишься”, — рассуждает исполнительный директор фонда “СПИД-Центр” Сергей Абдурахманов.

По его мнению, аргументов запрещать ВИЧ-положительным усыновлять детей в целом нет. “Они совершенно не опасны для ребенка, их статус абсолютно не влияет на него. Находясь на терапии, они неспособны передать вирус вообще никак.

Причин отнимать у них право на усыновление нет. Однако пока готовящийся закон не включает таких людей в систему усыновления детей.

Сделанный шаг — безусловно, важный, но это полумера, нужно продолжать работать над усовершенствованием законодательства”, — убежден он.

Правительство в 2017 году утвердило план мероприятий по реализации госстратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции. В частности, предполагалось внести изменения в упомянутый перечень заболеваний.

Ответственными исполнителями названы Минздрав, Минобрнауки, Минтруд и Роспотребнадзор, сроки разработки правительственного акта — второй квартал 2018 года. Есть ли уже какая-то конкретика, пока не сообщалось.

“Мне обидно, что мне не доверяют”

Москвичке Александре почти 30 лет, своих детей у нее нет, она хотела взять ребенка из детдома. Александра рассказала РИА Новости, что еще в студенческие годы стала волонтером в благотворительном фонде и ходила в приюты — помогала воспитанникам.

“Тогда у меня сформировалась четкая гражданская позиция — каким бы хорошим ни был детский дом, ребенку лучше всего находиться в семье. Я приняла решение усыновить своего первенца, более того, взять такого, у которого заведомо меньше шансов на усыновление, к примеру, из-за врожденных заболеваний или дефектов”, — говорит она.

Александра даже прошла обучение в школе приемных родителей, начала формировать условия для будущего ребенка — копила деньги, обустроила дом, прошла диспансеризацию… Тогда-то и узнала, что у нее ВИЧ. Заразилась от партнера, с которым планировала создавать семью. Мужчина тоже не знал, что у него положительный статус.

“Пять месяцев я живу с этой информацией, которая, конечно, разрушила все мои планы. В школе приемных родителей ВИЧ стоял на одном уровне с туберкулезом, психическими отклонениями, гепатитом. Я понимаю, что теперь дорога к усыновлению для меня закрыта”, — сожалеет Александра.

Она считает, что “ВИЧ недостоин того, чтобы быть в этом списке”: “Я не асоциальный человек, хорошо зарабатываю. Образованная, могу многое дать ребенку. И мне обидно, что теперь я выброшена из общества, хотя я не вор, не грабитель, не маньяк. Но мне не доверяют ребенка. А ведь с точки зрения медицины грибок на ногтях намного страшнее, чем эти три страшные буквы — ВИЧ”.

По ее словам, первое, о чем она подумала, когда узнала про свой статус: “Как же меня угораздило?” “Фантазия рисовала наркопритоны, эти ужасы, грязь, к которой я никогда никакого отношения не имела. Стала ходить в центр, где встречаются другие ВИЧ-инфицированные, и поняла, что там нормальные люди. Это успокоило”, — говорит собеседница.

Александра активно ищет положительные стороны для усыновления в своем статусе. “Мне необходимо тщательнее следить за здоровьем, проходить обследования. Я стала ответственной, серьезнее отношусь к своей жизни, что нельзя не учитывать. Структурирование жизни благодаря терапии — плюс в воспитании ребенка”, — полагает она.

Саша не спешит заявить миру о своем недуге — опасается негативной реакции. Однако она не готова навсегда отказываться от планов на усыновление и заверяет, что еще поборется.

Стереотип и ВИЧ рука об руку

По оценкам экспертов, сейчас в России более 1,1 миллиона ВИЧ-положительных. В 2017-м Росстат зарегистрировал 104,4 тысячи новых случаев заболевания. Причем большая часть заражений произошла при половых контактах между мужчинами и женщинами (53,5%).

Исполнительный директор фонда “СПИД-Центр” Сергей Абдурахманов сетует, что к ВИЧ-положительному человеку в обществе традиционно относятся как к “отрицательному персонажу”. Это закрепилось, добавляет он, в силу начального развития эпидемии: заболевание распространялось в определенных группах — среди наркоманов, секс-работников, гомосексуалистов. Но эпидемия давно вышла за рамки этих групп.

“Зная об инфекции, люди ошибочно закрывают глаза на биографию, личные качества и тот факт, что вирус приживается к любому человеку. Вирусу все равно. А в обществе людей с ВИЧ считают теми, к кому уровень доверия априори ниже. Здесь не идет никакой речи о медицине или научном обосновании. Только стигма, стереотип, субъективное отношение”, — уверен он.

Абдурахманов обращает внимание на то, что большой процент девушек получает ВИЧ от своего первого партнера или мужа, а значит, нельзя говорить о распущенном образе жизни. “ВИЧ-статус не делает человека ни лучше, ни хуже, он относится не к категории морали, а только к категории здоровья”, — резюмирует эксперт.

Источник: https://ria.ru/20181005/1530014004.html

Путин разрешил людям с ВИЧ усыновлять детей. Но есть нюансы

Может ли суд запретить опеку над дочерью из за болезни ВИЧ?
Правообладатель иллюстрации Getty Images

Президент России Владимир Путин подписал закон, который позволит людям с ВИЧ-инфекцией и вирусом гепатита С усыновлять детей. Правда, речь идет только о тех случаях, когда ребенок уже проживает в семье.

Документ о внесении соответствующих изменений в Семейный кодекс опубликован на официальном портале правовой информации.

Он позволит судам выносить решения в пользу людей с ВИЧ (и другими заболеваниями из утвержденного правительством перечня), если “лицо, желающее усыновить ребенка, проживает с ним в силу уже сложившихся семейных отношений, с учетом интересов усыновляемого ребенка и заслуживающих внимания обстоятельств”.

Проект закона был внесен в Госдуму в конце 2018 года. Он был разработан правительством после того, как Конституционный суд России в июне 2018 года признал незаконной норму, запрещающую людям с ВИЧ и гепатитом C усыновлять детей.

Поводом к вынесению такого решения стала жалоба семейной пары из Подмосковья, которой отказывали в усыновлении ребенка из-за наличия ВИЧ у супруги. Женщина заразилась в больнице, куда попала после выкидыша в 2012 году (с тех пор она проходила антиретровирусную терапию).

Биологическим отцом ребенка, которого она хотела усыновить, стал ее муж, а матерью – сестра, зачавшая с помощью искусственного оплодотворения.

Хотя ребенок с рождения жил в семье заявительницы, а его биологическая мать отказалась от родительских прав, паре не разрешали его усыновить.

Почему ВИЧ – основание для отказа

Действующее законодательство не запрещает напрямую людям с ВИЧ усыновлять или брать под опеку детей.

Однако запрет фактически распространяется на них на основании наличия “инфекционного заболевания до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией”.

Несмотря на то, что современные лекарства позволяют снизить вирусную нагрузку и ретровирус не передается в быту, ВИЧ пока остается неизлечимым заболеванием, поэтому прекратить медицинское наблюдение при его наличии нельзя.

В 2014 году фактический запрет на усыновление детей людьми, живущими с ВИЧ, подтвердил Верховный суд России. Суд согласился с мнением специалиста минздрава, заявившего, что никто не может предсказать, как будет мутировать вирус, и если заболевший родитель из-за него ослабнет, то о ребенке будет некому позаботиться.

Что решил КС

21 июня 2018 года Конституционный суд России признал запрет людям с ВИЧ усыновлять детей не соответствующим основному закону страны.

Суд счел, что при решении вопросов усыновления “подлежат учету и требования международно-правовых актов”, в которых говорится, что главным соображением при усыновлении или опеке должны являться “наилучшее обеспечение интересов ребенка и его потребность в любви”.

В постановлении суда также сказано, что “мировым сообществом признано, что наличие у лица ВИЧ-инфекции не должно рассматриваться в качестве создающего угрозу для здоровья населения”.

Отказы в усыновлении на основании одного только факта наличия ВИЧ-инфекции или гепатита С без учета “всех заслуживающих внимания обстоятельств” нарушают предписания Конституции и международно-правовых актов о правах ребенка, постановили судьи.

13 февраля 2019 на основании этого решения Балашихинский городской суд разрешил паре из Подмосковья усыновить ребенка, которого родила сестра ВИЧ-положительной супруги.

Ситуация с ВИЧ в России

20 мая в Роспотребнадзоре сообщили, что на конец 2018 года в России зарегистрировано более 1 миллиона граждан с ВИЧ. При этом, по данным Минздрава, число людей с ВИЧ составляет около 896 тысяч.

В 2018 году, по данным Роспотребнадзора, от вируса умерли 36,8 тысячи россиян. Всего, с 1987 года, когда на территории России был выявлен первый случай заражения ВИЧ, от последствий вируса, по оценкам ведомства, скончались 318 тысяч человек.

Наибольший уровень смертности от вируса иммунодефицита человека в 2018 году был в Кемеровской, Иркутской и Свердловской областях, сообщало РБК на основе информации, полученной из территориальных органов статистики.

Основной причиной смерти ВИЧ-инфицированных, по данным Роспотребнадзора, становится туберкулез.

В феврале ведомство сообщило, что в 2018 году число заразившихся ВИЧ снизилось впервые за шесть лет и составило 86,5 тысяч человек. Однако, как говорил заведующий отделом по профилактике и борьбе со СПИДом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Вадим Покровский, это снижение можно считать статистической погрешностью.

Осенью 2018 года Европейский центр профилактики и контроля заболеваний и Европейское бюро Всемирной организации здравоохранения назвали Россию лидером по темпам распространения ВИЧ в Европе.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-48456710

Защита прав online