Могут ли органы опеки забрать ребенка у бабушки?

Что делать, если за детьми пришли органы опеки

Могут ли органы опеки забрать ребенка у бабушки?

В России каждый год из семей органы опеки забирают тысячи детей. Большинство возвращают родителям. Но психологические травмы остаются на всю жизнь. Чем руководствуются сотрудники опеки? Статьями Семейного кодекса.

Эксперты считают, что в законах мало конкретики. Это позволяет причислить к маргинальным нормальные семьи. В зоне риска родители с низким уровнем дохода, с большими долгами по коммунальным платежам, с чрезмерной занятостью на нескольких работах. Сейчас мы покажем сюжет. Четыре семьи. Четыре драматические истории. Подробнее Владислав Беляков.

Дети Олеси Уткиной Кирилл и Даша всего месяц живут с мамой. При воспоминании о детском доме девочка прячется за мать. Органы опеки забрали малышей в январе. Соседи заявили: инвалид по слуху, Уткина выпивает и за детьми не ухаживает. Родительских прав женщину не лишили во многом благодаря резонансу в СМИ.

«Кирилл стал очень нервный. А Даша как бы очень-очень сильно переживает, до сих пор переживает. Слова «детский садик» и «детский дом», у нее ассоциация и все, паника».

На лето семья переехала в Агалатово, в трехкомнатную квартиру бабушки. После суда Уткина пообещала: ради детей больше никогда не возьмет в рот ни капли спиртного.

«В одном только Петербурге историй с изъятием детей органами опеки десятки, а то и сотни. По словам правозащитников, поводом может послужить что угодно. От грязного пола в доме до долга по квартплате».

В семье Семеновых долги по коммунальным платежам – почти миллион рублей. Мать Ирина, кстати, племянница знаменитой советской актрисы Софико Чиаурели, говорит: не платили больше десяти лет. Детей забрали за несколько дней.

«Очень страшно. Я очень испугался, когда они пришли и забрали. Мы туда приехали, нас начали ругать, что типа мы приехали в одних футболках. Ну потому что не ждали».

Детей вернули только через два года. После вмешательства правозащитников.

«Почему вот так вот? Не по-человечески. Со школы забрали, прямо с уроков. Если вы будете препятствовать, мы опять вызовем наряд».

Сейчас Ирину опять вызывают на комиссию по делам несовершеннолетних. Теперь вменяют ненадлежащее воспитание детей.

Мальчишек из семьи Мироновых забрали прямо в метро. Десятилетний Егор и 12-летний Леша ехали к другу, без сопровождения взрослых. Их увидела какая-то женщина. И отвела ребят в полицию.

Оттуда мальчиков отправили в приемник-распределитель. Их братьев – Рому и Диму – органы опеки, по словам отца семейства, забрали уже из дома. В акте написали: «Дома беспорядок, мать пьет».

«Господи! Врут они все. Все это вранье. Алкашку нашли. Ну, лишение родительских прав, я же понимаю, к чему они клонят».

Елена говорит и ходит с трудом. Когда детей забрали, ее сразил инсульт. А отец из-за частых визитов в детдом потерял работу и шанс на получение российского гражданства. Семья живет на пенсию в 14 тысяч рублей. Долг по квартплате – 150 тысяч. Платить нечем. Мироновы боятся, что опека придет опять.

«Если детей заберут, меня депортируют, мать умрет. Органы опеки занимались шантажом.Не подпишу, они говорят: лишим родительских прав. Я больше всего боялся. Я все подписывал, все, что они говорили».

Анастасия и Константин Петровы лишились троих детей. Уверяют: их оговорили. Якобы органы опеки уличили отца семейства в пьянстве.

«Сказали, что якобы мой муж бегает за мной то с ножом, то с топором. Обижает детей, отстреливает собак. Но полиция приезжала и убеждалась в том, что все в порядке».

Несмотря на это, сотрудница опеки приняла решение детей изъять.

«Как она представилась, Валентина Анатольевна Пиора. Заглянула в холодильник, ей не понравился цвет супа, кричала, что этим детей кормить нельзя, хотя у детей свое питание было. Также она написала в сопроводительной бумаге, что я пьяная, что я пью вместе с ним».

Анастасия уверяет: алкоголь не употребляла. За нее заступилась правозащитница Наталья Вершинина. В то время — общественный помощник при детском омбудсмене. Вершинина присутствовала на экспертном совете, созванном для разбора этого случая. И добилась, чтобы детей вернули в семью.

«Представитель опеки Валентина Пиора встала и заявила официально о том, что у нее не было причин изымать детей из семьи. Поэтому она была вынуждена обвинить мать в том, что она была в алкогольном опьянении».

Столь пристальный интерес со стороны органов опеки, по словам правозащитников, объясняется довольно просто.

«У них есть план, который они обязаны выполнять: поставлять определенное количество детей. Поставлять детей в детдома. Детдома тоже должны как-то содержаться. За счет детей. Если у них нет детей, детдом закрывается».

При этом органы опеки не всегда уделяют должное внимание действительно проблемным семьям. Недавно в сети появились шокирующие кадры. Дети играют посреди экскрементов и разбросанных вещей.

Но к повторному визиту органов опеки квартира сияла чистотой, а холодильник ломился от продуктов. Малышей оставили в семье. А в Центральном районе органы опеки вспомнили про многодетную семью только из-за смерти матери.

Трое малышей несколько дней провели возле трупа женщины. 

По данным общественных организаций, в Петербурге сейчас более двух тысяч проблемных семей. Но изъять детей могут из любой. 

«Чаще всего юридическим основанием для изъятия детей становятся две статьи: «Ненадлежащее содержание ребенка» и «Оставление в опасности». В последнем случае лишить отца и мать родительских прав может практически любой опасный эпизод. Даже обычное падение с качелей на детской площадке».

Подписывайтесь на нас в «Яндекс.Новостях»Instagram и «ВКонтакте».

Источник: https://topspb.tv/news/2019/05/29/chto-delat-esli-za-detmi-prishli-organy-opeki/

Детей забрали у бабушки-опекуна и поместили в приют Бердска

Могут ли органы опеки забрать ребенка у бабушки?

Забрали из родного дома

Жительница села Морозово Искитимского района Елена Борисевич не ожидала, что у нее когда-нибудь заберут родных внучек, которых она воспитывала после смерти дочери. 14 августа к ней в дом постучались представители органов опеки и потребовали, чтобы она собрала детей.

Заместитель начальника отдела опеки и попечительства Искитимского района Ксения Калинина сообщила, что детей забрали на основании постановления главы Олега Лагоды от 8 августа. Угрозы жизни и здоровью малолетних не было. Опекун отстранена из-за ненадлежащего исполнения своих обязанностей.

В заключении от 23 июля указано, что по результатам шести проверок (последняя приходится на 27 июня) зафиксировано неудовлетворительное санитарно-гигиеническое состояние. «В квартире грязно, неприятный запах, в кухне грязная посуда, на полу мусор, мебель имеет неопрятный вид. В комнате подопечных беспорядок.

Одежда разбросана, постельные принадлежности в ненадлежащем виде, постель не заправлена. Продукты питания имеются в ограниченном количестве. Отчеты о расходовании денежных средств, выплаченных на содержание подопечных, предоставляются с нарушением сроков».

Кроме этого указано, что медицинское обследование подопечными в 2011 году не пройдено, несмотря на то, что у них выявлен ряд заболеваний. Рекомендации специалистов органов опеки по устранению нарушений не выполнялись. Ксения Калинина уточнила, что специалисты работают с этой семьей несколько лет.

Елена Викторовна со слезами на глазах провожала четырехлетнюю Ульяну и семилетнюю Фатиму. Она оформила над ними опеку четыре года назад, когда Ульяне было всего пять дней от роду.

Отец девочек не состоял с дочерью в официальном браке и не признал своего отцовства. После смерти гражданской жены сожитель бесследно исчез. Все заботы о новорожденной Ульяне и малышке Фатиме легли на плечи бабушки.

Она вспоминает, что девочка родилась недоношенной, требовала ухода и внимания.

Я ей массаж делала, выхаживала. Люблю внучек и они любят меня, — приговаривает Елена Викторовна.

Продукты питания в ограниченном количестве

Теперь уже бывший опекун объясняет беспорядок в доме тем, что младшая могла переодеваться по несколько раз в день, разбросав вокруг вещи. В комнате валялись бумаги, потому что девочки очень любят рисовать и бабушка старалась, чтобы листы всегда находились у них под рукой. Она не понимает формулировки «продукты питания в ограниченном количестве».

У меня всегда были крупы, молоко, яйца. Дети сыр не едят. Я его и не покупала. Очень любят колбасу, ее брала. Старалась, чтобы все было свежее, — подчеркивает Елена Викторовна.

Ее сноха Юлия Козлова утверждает, что 53-летняя бабушка заботилась о внучках и они были ухожены и накормлены. Старшая Фатима в сентябре должна пойти в 1 класс. Бабушка готовилась к этому событию, купив для внучки все необходимое.

Два года девочка ходила в школу на подготовительные занятия, которым Елена Викторовна придает большое значение. Летом Фатима прошла медицинское освидетельствование и хронических заболеваний у нее не обнаружено. Ульяна также обследовалась и узкие специалисты указали, что она здорова.

Елена Викторовна показывает справки и утверждает, что представители органов опеки не предупреждали ее о том, что могут забрать детей.

Нельзя даже видеться

Сейчас бабушка мечтает просто увидеться с внучками. Первое время они находились в больнице, а когда бабушка приехала к ним, ей ответили, что девочек в четыре часа утра увезли в бердский центр помощи семье и детям «Юнона».

Елена Викторовна 23 августа приехала в Бердск и, проходя мимо ограды центра, видела родных девочек на его территории. Подойти ближе и позвать их не решилась. Ей еще предстоит получить разрешение на свидания с внучками.

Ксения Калинина, представитель органов опеки Искитимского района, не смогла ответить на вопрос о дальнейшей судьбе девочек. Неизвестно поедут ли они в детский дом или будут переданы чужим людям на удочерение.

Елена Борисевич в ужасе от таких перспектив и намерена добиваться справедливости. Она составила жалобу в областную прокуратуру. Собирает документы для подачи в суд.

Огромную помощь ей оказывает бердчанка Елена Квасницкая, входящая в клуб православных семей Бердска.

Она обратилась в синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению Русской православной церкви, а так же в Общероссийское общественное движение «Всероссийское родительское собрание».

Может, кто-нибудь что-нибудь посоветует? Главное, не дать пройти этой истории втихую, — обратилась Елена на страничке в социальной сети «ВКонтакте».

Она считает произошедшее следствием реализации принципов ювенальной юстиции.

Против ее положений выступает православная общественность, считая, что система нацелена на вмешательство во внутренние дела семьи.

Елена обращает внимание, что документы о изъятии детей из семьи составлены как будто второпях. На одном нет печати главы района, на другом вместо нее штамп отдела контроля и кадастровой работы.

Прятать нечего

Бердчанка Римма Шевченко, взявшая на воспитание девять приемных детей, утверждает, что с сотрудниками органов опеки и попечительства у нее сложились доброжелательные отношения. Специалисты навещают раз в месяц, беседуют с детьми.
Они просто приходят к нам в гости. Мы открыты и скрывать на нам нечего, — утверждает многодетная мама.

В Новосибирской области на ребенка в возрасте до трех лет денежные выплаты опекуну составляют 5377 рублей в месяц, от трех до шести лет — 6023 рубля, от шести до 18 — 7529 рублей. Что сопоставимо со среднестатистическим прожиточным минимумом в регионе. Сейчас в Новосибирской области насчитывается около 12 000 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Ситуации индивидуальны

Помощник детского омбудсмена Павла Астахова по Сибирскому федеральному округу Дарья Макарова считает, что надо разбираться в каждом конкретном случае.Я понимаю состояние бабушки, — заявила она.

Однако, если органы опеки забирают детей, то значит имеют на это основания.

Как правило, вначале предупреждают. Сразу детей изымают из семей только в вопиющих случаях. Бабушке надо понять, почему ее отстранили от опекунства, затребовать документы из органов опеки и подать жалобу в отдел опеки министерства социального развития региона.

По законодательству, опекун может быть восстановлен в правах. По мнению Дарьи, система ювенальной юстиции в нашей стране пока не действует. Она нацелена на защиту несовершеннолетних. В области зафиксированы случаи жестокого обращения с детьми. Бывает, специалисты опеки поздно реагируют.

Дети гибнут от недосмотра, по халатности своих родственников.

Отчет о расходовании денег

Как пояснила главный специалист бердского отдела опеки и попечительства Наталья Жилина, опекун может быть отстранен от своих обязанностей при реальной угрозе жизни и здоровью ребенка, а также при ненадлежащем исполнении своих обязанностей.

Начальник отдела Наталья Леонидова напоминает, что государство выделяет средства на содержание опекаемого. Сотрудники отдела контролируют, каким образом они расходуются.

Ежегодно опекун обязан предоставлять отчет о расходовании денежных средств, прилагая к нему подтверждающие документы. Человека предупреждают об этом при получении удостоверения опекуна. В ходе регулярных проверок составляются акты.

В том числе в них указывается и ассортимент продуктов, имеющихся в наличии. Необходимо, чтобы ребенок питался полноценно в соответствии с возрастом.

Справка

Ювенальная юстиция в России — специализированная судебно-правовая система защиты прав несовершеннолетних. Она вводится законом «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и отдельными законодательными актами.

Государственная Дума пятого созыва приняла 18 ноября 2011 года закон, в котором говорится о введении в России всего одной должности — уполномоченного по правам детей при президенте, но этим легализуют всех омбудсменов страны. «По умолчанию» узакониваются «детозащитники» в школах.

Постепенно создается система надзаконных «экспертов» в сфере семьи с контрольно-репрессивными функциями, неограниченными правами и никому не подотчетными.

От редакции

Чем может быть оправдано изъятие детей из семей?

Источник: https://kurer-sreda.ru/2012/08/24/74243-detej-zabrali-u-babushki-opekuna-i-pomestili-v-priyut-berdska

Спасти из притона: как в России отбирают детей

Могут ли органы опеки забрать ребенка у бабушки?

— В последнее время стало известно о нескольких громких делах, которые связаны с оставлением детей в опасности. У каких родителей можно забрать ребенка и почему?

— Семейным кодексом органы опеки и попечительства наделены правом изымать ребенка из семьи только в одном случае — если его жизни и здоровью угрожает опасность.

Эти ситуации регулирует статья 77: «При непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится». Просто так ребенка из семьи забрать нельзя.

Поэтому если органы опеки и попечительства получают информацию о том, что ребенку угрожает опасность, то они, соответственно, имеют право прийти, оформить соответствующий акт и забрать ребенка из семьи.

Это все. Дальше, что называется, дело отдается на откуп правоприменителя. Под непосредственной угрозой может пониматься, когда ребенка реально могут убить, а может — когда орган опеки не нашел нужного количества продуктов в холодильнике и говорит: «Мы считаем, что здоровью ребенка угрожает опасность — его здесь недокармливают». Или

пришел представитель опеки, увидел синяк на руке ребенка — и решает, что тоже есть опасность.

Немедленное отобрание оформляется актом органа исполнительной власти, в Москве это решается на уровне района, глава муниципального образования выносит соответствующий акт.

Чиновники обязаны уведомить прокурора и после этого поместить ребенка в соответствующее учреждение, где он будет временно находиться, и после этого обязаны сразу же выйти в суд с ходатайством о лишении родительских прав или об ограничении родительских прав.

— Если говорить о европейском законодательстве, там более четко уточнены эти нормы?

— Разные страны регулируют эти вопросы по-разному, единого стандарта нет.

Что касается, например, скандинавских стран, там механизм настолько драконовский, что ребенка могут забрать только на том основании, что он в садике или в школе заявил, что суп недосоленный или пересоленный или что родители при нем ругались матом.

Там система органов опеки нацелена на то, чтоб забирать ребенка из своих семей и передавать в приемные. Целый бизнес на этом построен. У нас, несмотря на перегибы, эти перегибы все же, как правило, носят единичный характер.

При подключении общественности, средств массовой информации, как правило, права родителей бывают восстановлены. Вспомните ситуацию с матерью-одиночкой из Санкт-Петербурга, страдающей глухотой, там все разрешилось. Другое дело, что органы власти, видимо, не смогли помочь живущей в тяжелых условиях семье, за них это пришлось сделать волонтерам.

— Если говорить о правоприменительной практике, кого чаще всего лишают родительских прав? Это алкоголики-тунеядцы?

— Чаще всего это действительно лица, которые злоупотребляют алкогольными напитками либо принимают наркотики, то есть ведут асоциальный образ жизни. Бывают случаи, когда родители- алкоголики не кормят маленьких детей и ребенок просто может умереть с голоду.

У родителей-наркоманов бывают настолько антисанитарные условия, что ребенку действительно опасно находиться дома: там притон, туда приходят подозрительные личности, там употребляют наркотики и так далее.

— А если говорить о последних случаях: с так называемой, девочкой-маугли или четырьмя детьми в Мытищах, которые не были зарегистрированы. Почему такие случаи остаются без профилактического внимания?

— У органов опеки есть обязанность следить за всеми, но, как правило, это относится к семьям, которые навскидку требуют внимания: это либо многодетные семьи, либо семьи с приемными детьми, либо патронажные семьи.

Следить за каждой семьей без сигнала в задачу органов опеки не входит, потому что тогда численность сотрудников придется доводить до численности полицейских. Наверное, это и не надо.

Действительно, как правило, органы опеки работают по сигналам детских садов и школ, больниц, соседей — по таким обращениям они обязаны проводить проверку.

У самих органов опеки тоже бывают сложности. У коллеги был случай: в Омской области у семьи, употребляющей наркотики, органы опеки долгое время не хотели забирать детей.

Проблема оказалась в том, что они жили в отдаленном районе, специализированное учреждение, куда изъятых из семьи детей необходимо было поместить до принятия судом решения о лишении родительских прав, просто отсутствовало.

В этой связи детей размещали то дома у сотрудницы ПДН, то в больнице, то опять возвращали в семью. В конечном итоге после решения суда о лишении родительских прав детей поместили в дом-интернат.

— Но, например, для школ обращение в опеку или полицию может расцениваться как вынос сора из избы…

— Воспитатели, учителя, медики обязаны сообщать. Но мы знаем, что царицей большинства госучреждений является статистика. И это бич нашей страны. К сожалению, пока мы не научились оценивать учреждения, кроме как на основании статистического учета.

А статистика, к сожалению, иногда играет очень негативную роль.

И вы абсолютно правы: зачастую бывает так, что те же учителя или воспитатели детских садов (а сады и школы сейчас объединяют в большие комплексы) для того, чтобы не допустить снижения рейтинга своих учебных заведений, пытаются скрыть какие-то сигналы, чтобы не получить негативные баллы в рейтинг и не навредить своему учреждению и себе. Здесь можно говорить о перегибах на местах, потому что законодательно у нас все нормально отрегулировано. Просто надо с такими случаями бороться, и, может быть, сделать так, чтобы подобная информация не влияла на имидж учреждения.

— В истории с жительницей Екатеринбурга, которая перенесла операцию по удалению груди, тоже была угроза для детей?

— В каждой ситуации надо разбираться индивидуально. Вероятно, что вопрос о том, чтобы изъять детей, встал перед органами в связи с психическим здоровьем приемного родителя. Что касается приемных детей, то со стороны органов опеки обязан быть серьезный дополнительный контроль.

Если говорить в целом, то если есть подтвержденные документально — соответствующими экспертизами, — данные о том, что детям может угрожать психическое нездоровье приемного родителя, тогда применяются меры.

Все, что касается детей, — всегда очень сложные и тонкие процессы. Мы, например, вели громкое дело жителя Подмосковья: его супруга родила мертвого ребенка, украла другого и мужу сказала, что она его родила, а выяснилось это через два года.

Женщину привлекли к уголовной ответственности, слава богу, не посадили, а ребенка забрали.

К сожалению, отцу, который два с лишним года воспитывал этого ребенка, не дали возможность вести дальнейшее усыновление: суд счел, что в приемной семье другой ребенку будет лучше.

Могу сказать, что каждое дело сложное, индивидуальное, тут необходимо обязательно подключать специалистов-психологов, необходимо очень плотно и тщательно работать с органами опеки, потому что любая ситуация должна решаться в первую очередь в интересах детей.

Источник: https://www.gazeta.ru/comments/2019/06/02_a_12319585.shtml

К нам пришла опека, что делать? инструкция для родителей и опекунов | милосердие.ru

Могут ли органы опеки забрать ребенка у бабушки?

Сотрудники органов опеки могут прийти с проверкой в дом, где проживают несовершеннолетние, если они получили сообщение об угрозе для жизни и здоровья детей.

Например, соседи рассказали, что из квартиры несколько часов подряд доносились истошные крики. Или воспитательница детского сада обнаружила подозрительные синяки на теле ребенка.

Или врачу в больнице показалось, что малыш слишком тощий.

Опека обязана реагировать на все сигналы. Цель проверяющих – защитить детей, или убедиться, что их жизни и здоровью ничто не угрожает.

Если они не заберут ребенка, а он потом пострадает, их обвинят в недосмотре. А если они заберут ребенка без достаточных оснований, их обвинят в превышении полномочий.

Угрозой для жизни и здоровья ребенка считается, в частности, отсутствие ухода, соответствующего его возрасту и состоянию здоровья. Например, если родители не кормят младшеклассника или оставляют младенца одного в квартире.

Органы опеки и попечительства работают только в будни. В выходные и по ночам на сигналы о детях, находящихся в опасности, реагирует полиция. Она может изъять детей как «безнадзорных».

Безнадзорными считаются дети, родители которых не выполняют обязанности по их содержанию, обучению и воспитанию. (Недавно МВД предложило внести поправки в СК РФ, разрешающие полиции временно перемещать детей в безопасное место, а не отбирать окончательно с обязательным иском о лишении родительских прав).

Можно ли не впустить представителей опеки в дом, и что за это будет?

Гражданин вправе не впустить в свой дом сотрудников органа опеки и попечительства. Но такой подход может иметь двоякие последствия.

С одной стороны, не открывать дверь посторонним – это не преступление. Сотрудники опеки напишут в акте проверки жилищно-бытовых условий, что им не обеспечили доступ в жилое помещение. Зато они не смогут раскритиковать санитарное состояние квартиры и зафиксировать отсутствие готовой еды.

Наконец, они не смогут забрать ребенка в приют, где его будут опрашивать чужие люди. Ведь неизвестно, как истолкуют детские рассказы посторонние лица, даже опытные и компетентные, и как эта информация будет использована потом, на суде о лишении родительских прав.

С другой стороны, получившие сигнал об угрожающей ребенку опасности сотрудники органа опеки могут вызвать полицию. А полиция, если сочтет угрозу реальной, взломает дверь. После чего ребенка все равно могут забрать.

Причем, если окажется, что родителей в этот момент нет дома, даже если другие взрослые (например, бабушка) в доме есть, ребенка могут счесть безнадзорным.

Как вариант, можно попытаться через дверь назначить другой день для визита, чтобы получше подготовиться, или договориться о встрече на территории органа опеки.

Что будут делать в квартире сотрудники органов опеки?

В состав группы чиновников, пришедших проверить условия проживания семьи, помимо представителей органа опеки и попечительства могут входить сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних, социальных служб, поликлиники и полиции.

Каждый из них должен представиться. Но особое внимание следует уделять именно представителю органа опеки и попечительства, потому что он обладает наибольшими полномочиями.

Проверяющие оценят состояние квартиры: не нуждается ли она в косметическом или капитальном ремонте. Посмотрят, чисто ли в доме, есть ли у несовершеннолетнего место для занятий и отдыха, висит ли в шкафу сезонная одежда, имеются ли в холодильнике продукты питания, «соответствующие возрасту ребенка».

Конечно, их мнение будет субъективным: любой человек может заявить, что пол вымыт плоховато, места для игры маловато, а макароны с тушенкой не подходят для питания дошкольника. Но подготовиться к визиту сотрудников органа опеки родители все-таки могут — прибраться, например.

Помимо чистоты и порядка в доме комиссию будут интересовать следующие пункты:

– доход семьи (по закону, тяжелое материальное положение родителей не может быть единственным основанием для отобрания детей)

— алкогольная или наркотическая зависимость родителей;

– наличие или отсутствие судимости;

– воспитываются ли другие дети из этой семьи в сиротских учреждениях;

– привлекались ли родители к административной ответственности;

– психиатрический статус родителей (люди, состоящие на учете в психоневрологическом диспансере, могут воспитывать детей, если не лишены дееспособности);

Уточнив ситуацию по всем этим пунктам, сотрудник опеки задаст вопросы, связанные с воспитанием, содержанием, лечением и обучением детей, которые сочтет нужным.

Кто имеет право на диалог с представителями опеки?

Допустим, сотрудники опеки пришли в дом, а там с ребенком находится бабушка, дедушка, тетя или старшая сестра, а не родители.

Открыть дверь и отвечать на вопросы могут любые дееспособные люди, постоянно проживающие в квартире, потому что это проверка жилищно-бытовых условий, а не матери или отца ребенка.

Повлияет или нет отсутствие родителей на выводы сотрудников опеки, зависит от возраста ребенка. Если и мать, и отец на работе, а ребенку один месяц, это может быть расценено как халатное отношение к воспитанию. А если ребенку 17 лет, то он может жить без взрослых несколько дней.

Юристы советуют оформлять у нотариуса доверенность, подтверждающую полномочия человека, который заботится о ребенке.

Там нужно прописать, какие именно действия может совершать доверенное лицо. В частности, в документе важно упомянуть право давать согласие на проведение медицинских манипуляций.

На самом деле согласие на медицинское вмешательство могут подписывать только законные представители, и делегировать это право никому нельзя. Но, если ребенок вдруг заболел, ему требуется экстренная операция, а родители подписать согласие не могут, единственный вариант для медиков – обратиться к тем лицам, у которых есть доверенность на принятие таких решений.

Родители, уехавшие в командировку и не позаботившиеся об оформлении доверенности, будут выглядеть в глазах опеки не выполняющими свои обязанности.

С няней, присматривающей за ребенком, родители должны заключить договор об оказании услуг. Но если они уедут в командировку, то надо понимать, что для органов опеки двухлетний ребенок, оставленный на неделю с няней, находится в критической ситуации.

Если родители уезжают надолго, допустим, на год, они должны позаботиться об установлении временной опеки над ребенком на период своего отсутствия.

Если мама грудничка, которого и на минуту нельзя оставить без присмотра, на месяц попадает в больницу – это тоже ситуация, когда нужно устанавливать временную опеку. Опекуном может быть кровный родственник ребенка, например, бабушка.

Кого звать на помощь, и можно ли вести запись беседы?

Дома присутствовать при разговоре с сотрудниками органа опеки могут любые лица, которых законные представители ребенка сочтут нужным пригласить. Потому что это их дом. На территорию органа опеки провести большую «группу поддержки» не удастся.

Полезнее всего пригласить на встречу юриста, специализирующегося на вопросах семейного или имущественного права.

Если претензии органа опеки связаны с вопросами медицинского характера, можно попросить о поддержке лечащего врача ребенка.

Врач нужен еще и в тех случаях, когда состояние здоровья несовершеннолетнего может ухудшиться в момент общения с представителями органа опеки. Например, если у ребенка паллиативный статус.

Официальное общение родителей с сотрудниками органа опеки может быть запротоколировано.

Вести аудио или видеозапись разговора может любое присутствующее при этом лицо.

Информация, полученная в результате аудио или видеорегистрации, может быть использована в суде, даже если участников беседы не предупреждали о записи заранее.

Есть ли какие-то особые правила коммуникации с представителями органа опеки?

Стиль общения с сотрудниками органа опеки должен зависеть от характера визита. Бывают плановые проверки, например, в приемных семьях. О них родителей предупреждают заблаговременно, и тогда общение может проходить даже в дружеском ключе.

В ситуации, когда представитель органа опеки проверяет сигнал об угрозе для жизни и здоровья ребенка, отвечать рекомендуется сухо, по существу, подкрепляя каждое утверждение доказательствами и документами.

Опережать вопросы комиссии не надо. Заявление родителя, что он не алкоголик, не судим и вовремя записал ребенка в школу, вызовет лишние подозрения. Лучше сообщить об этом тогда, когда сотрудник опеки спросит.

А вот об индивидуальных особенностях ребенка надо проинформировать комиссию заранее.

Допустим, пятилетний малыш может описаться, или начать кричать, биться головой о стену, падать плашмя на пол, и все это обусловлено не жестоким обращением, а состоянием его здоровья.

Члены комиссии должны понимать причины происходящего и знать, что родители занимаются лечением или реабилитацией ребенка.

Не следует вести себя эмоционально, занимать слишком активную оборонительную позицию или, наоборот, нападать на представителей опеки.

В каждой семье есть свой уклад, свои правила и привычки, и это нормально. Сотрудникам опеки нужно все спокойно объяснить: в квартире испачкан пол, потому что идет ремонт, но он скоро закончится; матери нет дома, потому что она на работе, но за ребенком присматривает бабушка.

Самый конструктивный вариант – это письменное общение.

Если родители действительно допустили ошибки, они могут навредить себе, пытаясь поспешно объяснить ситуацию или оправдаться перед сотрудниками органа опеки. Ведь неизвестно, как будут интерпретированы их слова в акте, составленном чиновником. А переписка с госучреждением позволяет обсуждать с адвокатом и требования органа опеки, и свои ответы.

Самое страшное, что может случиться

Если опека решила, что ребенок в опасности, его могут отобрать. После отобрания, согласно семейному кодексу РФ, в суд обязательно подается иск о лишении родительских прав.

Основаниями для лишения родительских прав являются хронический алкоголизм или наркомания, жестокое обращение с детьми, злоупотребление родительскими правами и «отсутствие заботы» о здоровье и обучении детей, а также об их «физическом, психическом, духовном и нравственном развитии».

Как именно можно «не заботиться» о духовном развитии детей, в законе, естественно, не прописано. А злоупотребление родительскими правами – это когда ребенка не отдают в школу, склоняют к попрошайничеству или воровству, предлагают ему спиртные напитки и т.п.

Для усыновителей вместо лишения родительских прав предусмотрена отмена усыновления, а для приемных родителей и опекунов — отстранение от выполнения обязанностей.

При подготовке материала мы обращались за консультацией к Александре Маровой, директору Благотворительного фонда профилактики социального сиротства и Павлу Денисову, юристу БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Иллюстрации Дмитрия Петрова с использованием фотохроники ТАСС и РИА Новости.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/k-vam-prishla-opeka-chto-delat-instruktsiya-dlya-roditelej-i-opekunov/

Если органы опеки забирают ребенка – что делать?

Могут ли органы опеки забрать ребенка у бабушки?

В настоящее время в российском обществе, в том числе в его православной части, ведется широкая дискуссия о перспективе введения в Российской Федерации ювенальной юстиции.

При этом далеко не все участники дискуссии имеют хотя бы примерное представление о том, что же такое ювенальная юстиция, и ориентируются исключительно на гуляющие на просторах Интернета невесть откуда взявшиеся списки «причин для отобрания детей». Давайте попробуем разобраться!

Если внимательно ознакомиться с пакетом законопроектов по данному вопросу, можно убедиться, что нигде ни «отказ от прививок», ни «непосещение молочной кухни» не фигурируют.

На самом деле ювенальная юстиция подразумевает создание системы специальных судов, в которых будут заседать специально подготовленные по курсу детской психологии судьи. Предполагается, что эти судьи разбирать дела с участием несовершеннолетних, как преступивших закон, так и наоборот, ставших жертвами преступлений, в том числе жестокого обращения со стороны родственников.

https://www.youtube.com/watch?v=d680ZVkLM5o

В то же время к проблемам изъятия детей из семьи пресловутая ювенальная юстиция имеет весьма опосредованное отношение: весь необходимый юридический инструментарий для этого уже содержится в российском законодательстве.

Я не случайно употребила слово «необходимый». В ряде случаев, как это ни прискорбно, отобрание детей у родителей является действительно необходимой мерой.

Деятельность сотрудников органов опеки и попечительства (далее мы будем называть эти органы «опекой»), с которой, наверное, не понаслышке знакомы многие православные семьи – в силу развитых в православной среде традиций многодетности и усыновления, ‑ спасла жизнь не одному ребенку, попавшему в сложную жизненную ситуацию.

К сожалению, не все родители выполняют возложенные на них Богом, обществом и государством родительские обязанности должным образом, не все заботятся о здоровье, физическом, психическом, духовном развитии своих детей. Именно поэтому статья 77 Семейного кодекса Российской Федерации предоставляет органам опеки и попечительства право при непосредственной угрозе жизни или здоровью ребёнка отбирать его у родителей.

Теоретически представители опеки могут прийти с проверкой в любую семью, в отношении которой поступил «сигнал» от врача, из образовательного учреждения или от соседей, ‑ с тем, чтобы убедиться, что с ребенком всё в порядке.

Чтобы избежать большей части сигналов, следует просто-напросто не пренебрегать соблюдением установленных законом процедур: не стоит уходить из роддома без выписки (всегда можно получить выписку «под расписку»), а также игнорировать необходимость сделать прививки (вместо написания отказа от них), затягивать посещение детской поликлиники и получение свидетельства о рождении.

Взгляните на эти ситуации глазами сотрудников опеки – и Вы поймете проявленный в такой ситуации интерес к семье.

Например, если беременная не наблюдалась в женской консультации, родила дома, а потом не стала торопиться с регистрацией ребенка – это может равновероятно означать как то, что она придерживается теории естественного родительства, так и то, что женщина пропустила сроки для аборта и желает избавиться от ребенка после его рождения. «Молчаливый» отказ от прививок может свидетельствовать не об осознанной позиции, а о банальном разгильдяйстве.

Поэтому правило номер один: не давайте органам опеки лишних поводов приходить в ваш дом. Если Ваш ребенок занимается в секции карате или бокса – это должны знать школьные учителя; если Вы пользуетесь услугами платного педиатра – поставьте об этом в известность заведующего детской поликлиникой.

Если же все же визит произошел, его, опять же, не следует воспринимать его в штыки, как вмешательство в частную жизнь. Но не стоит и вести себя безропотно, если по отношению к вам опека ведет себя не совсем корректно и предубежденно.

Запомните, что в соответствии со статьей 25 Конституции Российской Федерации жилище является неприкосновенным. Против воли проживающих в помещении лиц доступ туда осуществляется только либо по решению суда либо в случаях, установленных законом.

Единственный установленный законом случай, применимый к подобным ситуациям, – это право сотрудников полиции (но не опеки!) входить, в соответствии с пунктом 3 статьи 15 Закона о полиции, в жилые помещения при наличии достаточных данных, что там совершено или совершается преступление (например, ребенок громко и надрывно кричит, просит о помощи).

В любом случае родители имеют право выяснить у полицейских, какие именно основания для таких предположений у них имеются.

Таким образом, вопрос о том, пускать ли сотрудников опеки в квартиру, остаётся на усмотрение родителей.

Перед тем, как пустить сотрудников опеки в квартиру, стоит убедиться, что перед вами действительно они (это, на самом деле, универсальная рекомендация).

Не надо стесняться проверить у пришедших документы (удостоверение и паспорт) – ведь, в конце концов, именно Вы отвечаете за безопасность своего малыша, и Вы должны быть уверены, что впускаете в квартиру именно представителей опеки, а не мошенников.

Не лишним будет записать фамилию, имя, отчество пришедших к вам лиц, чтобы потом не вспоминать мучительно, с кем же именно Вы общались.

Можно также перезвонить в орган опеки по телефону, заранее выписанному из справочника, и уточнить, работают ли там указанные люди, и направлялись ли они с проверкой на Ваш адрес. Возможно, Вы будете испытывать определенное чувство неловкости, но иногда лучше чувствовать себя неловко, чем стать жертвой преступления.

В ходе визита исходите из элементарных правил:

  1. У ребенка есть режим дня, и визит сотрудников опеки – это не повод его нарушать. То есть если ребенок спит – совсем не обязательно его будить.
  2. Если в Вашей квартире принято разуваться, мыть руки – то и сотрудники опеки должны это сделать. Следует вежливо, но твердо попросить их об этом. Помимо чисто практического, это еще и психологический момент: в большинстве случаев человек без обуви тут же теряет «начальственный» тон. В случае отказа разуться – не стесняйтесь выставить визитёров за дверь.
  3. Все находящиеся в Вашей квартире люди должны быть в поле Вашего зрения одновременно. Например, если кто-то отказался разуться под предлогом «я постою в прихожей» ‑ попросите его покинуть квартиру и заприте за ним дверь, продолжив для остальных «экскурсию» по квартире. Попытки «разделиться, чтоб побыстрее осмотреть квартиру» следует немедленно пресекать: «Пожалуйста, следуйте за мной», «Я Вас в ту комнату пройти не приглашала», «Я вам всё покажу, но, пожалуйста, в моём присутствии».
  4. Настройтесь на то, что хозяева в квартире по-прежнему Вы, и Вы не совершили ничего такого, что бы дало посторонним людям право самостоятельно заглядывать в Ваш холодильник или ящик для нижнего белья.
  5. Любые отмеченные сотрудниками опеки «странности», например, отсутствие детской коляски по причине использования слинга, следует пояснить и настаивать на фиксации этих пояснений в акте осмотра (об этом подробнее ниже).
  6. Будет хорошо, если осмотр квартиры будет производится при свидетелях, например, можно пригласить присутствовать соседей. При наличии возможности постарайтесь записать весь визит на видео или диктофон.
  7. По окончании визита комиссии настаивайте, чтобы так называемый «Акт об осмотре жилого помещения» был составлен тут же, при вас, в двух экземплярах, и каждый экземпляр был подписан вами и членами комиссии. В нём не должно быть «пустого пространства», прочёркивайте или заполняйте все пробелы перед подписанием. Если представители опеки будут ссылаться на то, что у них есть 7 дней на составление подобного документа, обратите их внимание на то, что Вы просите составить не акт об обследовании условий проживания несовершеннолетнего, а именно акт осмотра, это разные документы.

Если опека желает, чтобы вашего малыша осмотрел врач – помните, что Вы имеете право ехать с ребёнком в одной машине «Скорой помощи», присутствовать при всех медицинских манипуляциях, которые совершаются с ним. Более того, согласно статье 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья, никакое медицинское вмешательство (в том числе и банальный осмотр) не может проводиться без вашего согласия.

Любые разногласия с опекой (опека пришла в неудобное для Вас время, например, когда ребенок спит; Вам пришлось отказать в посещении квартиры по причине того, что пришедшие отказались разуваться) лучше решать в письменном виде. Сразу по окончании визита напишите соответствующее заявление («После 22-00 мой ребенок спит, и я не вижу повода нарушать установленный режим его дня.

Прошу в дальнейшем не допускать визитов комиссии в ночное время» или «Прошу сотрудников опеки в случае визита в мою квартиру с проверкой иметь при себе сменную обувь»), снимите с него копию и отнесите в опеку, получив на копии отметку о приёме.

Если вдруг такое заявление откажутся принимать – его можно направить по почте ценным заказным письмом с уведомлением о вручении с описью вложения.

И самое важное. Отобрать, то есть «изъять ребёнка из семьи», можно только на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. И при отсутствии этого акта никто не имеет права прикасаться к Вашему ребенку.

В случае, если по какой-то причине проверяющие вошли в квартиру без вашего согласия, не реагируют на просьбы или пытаются забрать ребёнка силой без соответствующих документов – не стесняйтесь звонить по телефону 02 с сообщением, что неизвестные против вашей воли ворвались к вам в квартиру и забирают ваше дитя. Приехав, полиция убедится, конечно, что это сотрудники опеки, однако настаивайте на том, что Вы их пройти в квартиру не приглашали и необходимые документы у них отсутствуют. Настаивайте на том, чтобы сотрудники полиции помогли Вам защитить Ваши законные права.

От редакции: В свете последних изъятий детей на улице, советуем всем родителям обязательно иметь при себе паспорт и копию свидетельства о рождении ребенка!

Источник: https://www.pravmir.ru/chto-delat-esli-organy-opeki-otbirayut-rebenka/

Защита прав online