Меня избил бывшый муж

Женщина, которую бывший муж регулярно избивает, не может добиться справедливости 20 лет

Меня избил бывшый муж

Что страшнее в этой ситуации – тиран, который каждый месяц избивает женщину до полусмерти, или неспособность органов правопорядка защитить жертву насилия?

Несколько дней назад семейчанка Акмарал МАКСУТБЕКОВА решила покончить с собой, спрыгнув с моста. И мало кто смог бы выдержать такую жизнь в течение двух десятилетий.

– Когда я прохожу обследования, врачи удивляются: с какой лестницы я падаю? Ведь диагноз – смещение срединных структур головы – ставят только боксерам. Но я не боксер, это меня так муж избивает, – говорит Акмарал. – Куда я только не звонила и не писала, до меня никому нет дела.

Этот ужас длится с 1994 года. Но остановить издевательства мужа не смог ни развод, ни смена фамилии, ни защитные предписания. Он избивал старшую дочь, когда та была подростком, да так, что однажды девочка вскрыла себе вены, таким страшным способом пытаясь уйти от столь жестокого мира.

20 лет он спокойно врывается в квартиру бывшей жены и жестоко ее избивает. Мама женщины живет в частном доме. После того как зимой в 40-градусный мороз бывший муж дочери выбил стекла в окнах, пришлось затянуть их двумя слоями сетки-рабицы.

– Я живу, как в тюрьме, за решетками. Но заключенные имеют право на прогулку, а я не могу себе позволить даже этого, скрываясь от мужа, – со слезами рассказала Акмарал. – Из-за вторичной аменореи беременность у меня протекает бессимптомно.

Так и получилось, что после одного из изнасилований четыре года назад родилась моя вторая дочь. А теперь он использует это против меня: “Через столько лет от меня вторую родила, и у нас все прекрасно”.

В полиции меня вообще обвиняют в том, что я вышла замуж: мол, сама виновата, вот и терпи. Пострадавших казахстанок насилуют дважды

Невидимая проблема

В этом году, 1 июня, когда бывший супруг ногами избил женщину по лицу, “скорая помощь” забрала ее с не открывающимися от отеков глазами в больницу около 7 часов вечера.

Полиция же прибыла на место происшествия только спустя несколько часов. 1 июля Акмарал вновь попала в больницу, на этот раз с очередным сотрясением мозга.

И опять бывший муж остался безнаказанным.

– Она пролежала в больнице десять дней. Было возбуждено уголовное дело. Но в связи с изменением в уголовном законодательстве статья перешла в административное законодательство, – пояснила адвокат Гулгуль УЙДАНОВА. – В полиции должны были составить административный материал.

Материал в отношении Максутбековой составлен, она его подписала, а вот ее бывший супруг игнорирует и не подписывает документы, а без его подписи участковый инспектор не может отправить материал дальше.

Хотя в таких случаях можно взять понятых и заактировать отказ. То, что административному материалу не дан ход, – это прямое нарушение закона. Проигнорировали в Ауэзовском отделе УВД города Семея и адвокатский запрос, что вынуждает меня обратиться в агентство по госслужбе.

Также без движения лежит в полиции и прошлогоднее дело об изнасиловании Акмарал бывшим мужем. В целом ее заявления во всевозможные инстанции не дают никакого результата.

К примеру, на сайте Генеральной прокуратуры все обращения Максутбековой в течение нескольких последних лет остались без ответа.

Когда она дозвонилась в Генеральную прокуратуру по “горячей линии” “115”, там ее вопрос передали в ВКО, оттуда – в местную полицейскую службу Семея, круг замкнулся – здесь дело вновь остановилось, будто став невидимым для органов правопорядка.

Не по силам справиться никому?

Доведенная до отчаяния Акмарал Максутбекова оказалась в кризисном центре Семея.

– Ее бывший муж стал приходить сюда, угрожая теперь уже всем нам, – возмущается руководитель ОО “Центр семьи” Людмила АСТАШКИНА.

Мы вынуждены постоянно делать видеозаписи, это единственное, что останавливает его от распускания рук, но он оскорбляет нас нецензурной бранью, обещает разделаться с нами, пытается обвинить в том, что мы насильно удерживаем его бывшую супругу в кризисном центре.

– Складывается странная ситуация, когда любые действия бывшего мужа Максутбековой никак не наказываются органами местной полицейской службы.

Дело дошло до того, что люди в погонах предложили мне отказаться от этого дела.

А сам он угрожает мне, пугая проблемами как для моего мужа, так и для моих детей, – заявила адвокат, которая, к слову, ведет дело своей подопечной на безвозмездной основе. Келин жестоко избили на тое на глазах у детей

– Мы написали письмо в УВД, оттуда получили отписку, тогда мы обратились к прокурору города, но тот опять отослал нас к начальнику местной полицейской службы (МПС). Но не успела я закончить телефонный звонок в МПС, как бывший супруг Акмарал уже зашел к нам с вопросом: “Что за сборище здесь было? Мне сейчас позвонили и сказали”.

Разве это нормально, что ранее судимый человек имеет воздействие на государственные правоохранительные органы?

Я считаю, это позор для города, что мы не можем справиться с одним тираном, – подчеркнула заместитель председателя совета общественности Семея Жанна ЖИБРАЕВА.

Не допустить беды

На этой неделе Акмарал Максутбекова, ее адвокат и общественники побывали на приеме у нового, недавно назначенного на эту должность прокурора Восточно-Казахстанской области Кусаина ИГЕМБАЕВА.

– Он пообещал заняться этим вопросом и решить его в ближайшее время, – сообщила Жанна Жибраева.

А дело действительно не требует отлагательств.

– Все эти годы я боролась за себя, но сил уже не осталось. Сейчас я готова убить моего мужа. Ведь даже в тюрьме я бы спокойнее себя чувствовала. Или я готова убить себя, потому что так больше невозможно жить. За эти годы бывший муж довел меня до такого состояния, что теперь даже дети не держат меня здесь, – призналась Акмарал.

Семей

Источник: https://www.caravan.kz/gazeta/zhenshhina-kotoruyu-byvshijj-muzh-regulyarno-izbivaet-ne-mozhet-dobitsya-spravedlivosti-20-let-401270/

Скандал: Известную якутскую визажистку избил бывший муж

Меня избил бывшый муж

Все чаще соцсети становятся единственной возможностью для жертв насилия найти защиту.

Автор известного проекта «Красота вне возраста», стилист, фотограф, общественный деятель Дая Аталларова рассказала в соцсети о насилии со стороны бывшего мужа и о страхе за свою жизнь.

Хрупкая Дая сообщила о преступлении из-за страха:

«Осознавая все минусы огласки, в том числе осуждения, неправильное понимание всей ситуации, я приняла решение обнародовать эти ужасные события моей жизни. Конечно же это стыд, в какой то степени может быть даже позор. Но, к сожалению, это единственный путь хоть как-то защитить себя и свою жизнь».

Наш журналист связался с Даей, чтобы восстановить ход событий. Ее история типична для Якутии, да и для всей нашей страны. Пьющий, зарабатывающий халтурами, постоянно поднимающий руку на жену, муж. И хрупкая маленькая женщина, которая тащит одна хозяйство, и содержит семью.

Днем она создавала красоту и наводила блеск, крутилась в царстве гламура, а ночью превращалась в обычную женщину, терпящую хамство и побои от пьяного придурка.

«Осознавая все минусы огласки, в том числе осуждения, неправильное понимание всей ситуации, я приняла решение обнародовать эти ужасные события моей жизни. Конечно же это стыд, в какой то степени может быть даже позор. Но, к сожалению, это единственный путь хоть как-то защитить себя и свою жизнь».

Дая Аталларова жила с мужем 13 лет. У них двое детей. Сейчас находится в процессе развода. Все эти годы женщина пыталась сохранить семью. «Жила ради детей», — говорит она.

Дело в том, что она росла без мамы, ее воспитывал отец. Будущее казалось радужным и светлым: «Я вышла замуж за этого человека сразу же после школы. Мне он показался очень заботливым».

Впрочем, жизнь оказалась не сахар. Муж поднимал на нее руку, потом извинялся и каялся. Дая несколько раз писала заявления  о побоях, но затем забирала. Когда у Даи лопнуло терпение, она решила развестись. Муж не хотел развода, плакал, умолял о еще одном шансе. Поняв, что девушка непоколебима, угрожал, говорил страшные вещи при детях: «Я тебя убью», «Ты будешь только моей или ничьей».

Дая живет в частном доме, купленном на маткапитал, поэтому муж считает, что имеет право там находиться. Даже во время бракоразводного процесса он постоянно находится в гараже, с друзьями. Девушка говорит, что ничего с этим поделать не может: двор заставлен машинами, в гараже постоянно проходят пьянки.

В ночь на среду муж ворвался в ее дом и избивал девушку два часа. Дая уверяет, что он пришел убивать. В первый раз ей не удалось вырваться, муж ее догнал и опять избил. Во второй раз — повезло.

«Он вполне осознавала свои действия. Если бы был сильно пьяный, то я бы смогла защитить себя. Несмотря на то, что я маленькая и худая, я вполне могу за себя постоять. Все это происходило при четырехлетнем сыне».

Ей помогли водитель скорой, остановившийся перед девушкой, и водитель на машине, довезший ее до полиции. Об этом Дая подробно написала в соцсети.

В полиции Дая написала заявление и сняла побои в РБ-2. Отношение полиции и медиков ее разочаровало. В ведомствах, в которых должны защищать людей, к избитой до смерти девушке отнеслись равнодушно.

«Если нет переломов, то это  несерьезно», — сказал мне полицейский. Врачи полностью не осмотрели меня, хотя вид у меня был чудовищный. Я их просила о том, чтобы зафиксировали следы удушения, то что, мне трудно глотать, но они не стали этого делать.

Осмотр велся поверхностно», — рассказывает Дая.

Сейчас девушка находится в шоке. Она боится за свою жизнь. «Со мной пока родственники, друзья, но ведь так будет не всегда», — говорит она. Мужа она называет бандитом: «Он и все его друзья с бандитскими замашками». Родственники мужа, узнав о произошедшем из соцсетей, даже не поинтересовались, где дети, а сообщили, что Дая опозорила их семью.

Дая намерена идти до конца, так как боится за свою жизнь. Сейчас она переживает, что написала заявление нечитаемым почерком, так как находилась в шоке.

«Я предстала перед лицами закона босиком, грязной порванной одежде»

Тогда она решила написать в соцсети о случившемся. Ее пост, опубликованный днем ранее, взорвал якнет:

«Лицо и некоторые части тела не буду выкладывать, но лицо и голова у меня огромное.

Осознавая все минусы огласки, в том числе осуждения, неправильное понимание всей ситуации, я приняла решение обнародовать эти ужасные события моей жизни. Конечно же это стыд, в какой то степени может быть даже позор.

Но, к сожалению, это единственный путь хоть как-то защитить себя и свою жизнь. Потому, что я пока не чувствую защиты со стороны государства. Со стороны правоохранительных органов. С первой же секунды общения с полицией я поняла, что помогать мне не особо то и хотят.

Может быть из-за того, что после нанесенных побоев, мое лицо больше похоже на лицо какой то алкоголички. Я предстала перед лицами закона босиком, грязной порванной одежде. И в состоянии шока.

Не могла толком объяснить что произошло. И плюс ко всему, я чувствую ужасное унижение. Ведь, всё это, попытка изнасилования и избиение со словами убить меня, происходило на глазах у моего четырехлетнего сына.

Даже на мольбы маленького сына он не останавливался».

«Он избивал меня два часа»

Чуть позже она опубликовала фотографию друзей мужа, которые находятся на ее участке:

 «Друзья моего бывшего мужа ходят по моему участку, как у себя дома в любое время суток. Мой бывший муж с этими же друзьями постоянно устраивал пьянку в моем гараже. Свидетелями могут быть соседи и знакомые.

На мои просьбы покинуть мою территорию он в грубой и наглой форме отказался. После чего я сфотографировала их, так как считаю не законным нахождение посторонних на территории частной собственности.

На что с его уст последовали угрозы «затаскать меня по судам». После этого в моей голове зарождается мысль что не с проста вчера участковый не дал мне повторно написать заявление.

Ведь, в ту ночь я была в шоковом состоянии, и всё написала с уст полицейских (как обычный семейный скандал). Но это не так.

Это была попытка изнасилования и убийства. Он избивал меня очень долго, по моим ощущениям не менее 2 часов. Теряла сознание от удара и от удара же приходила в себя.

Кроме того, он угрожал мне что расправится с моими родственниками и тем, что его друзья-парни, по его желанию, будут приходить ко мне в дом и регулярно меня насиловать и не только (это еще мягко сказано, не могу дословно все описать). Именно поэтому я каждый раз боюсь выходить из дома. Я боюсь не только за свою жизнь, но и за жизнь своих детей. Лица на фото по объективным причинам закрыты».

«Убийца — мой бывший муж, отец моих детей»

Она рассказала, как ей удалось спастись:

«Я выражаю благодарность каждому, с кем столкнула меня жизнь. За помощь, поддержку, пример и доверие. Просто за то, что вы у меня есть. И ей богу! Когда мне тяжело, всегда напоминаю себе о том, что если я сдамся, лучше не станет!

Но вчера меня чуть не убили! Осознанно и умышленно! Если б не выбежала на дорогу, то сегодня я была бы уже на том свете.

Я поняла, что не стоит об этом молчать! Я выбежала босиком на дорогу, а там как раз ехала машина скорой помощи. Спасибо за то что они остановились! Убийца, увидев это, убежал. Но скорая везла пациента, видимо, в тяжелом состоянии. Мужчина медик сказал, что не могут мне помочь. Я всего толком не помню, была в шоковом состоянии.

Вдруг рядом оказалась машина, за рулём которой был молодой человек саха. Он быстро отвез меня в полицию.

https://www.youtube.com/watch?v=OtE-u8BM0K8

Я хочу поблагодарить скорую помощь и того водителя, который помог мне добраться до поста. Вы мне жизнь спасли! Мои дети могли остаться без матери. Но этого не случилось! Благодаря отзывчивым, добрым и храбрым людям!

А тот убийца по другому я его не назову! Это был мой бывший муж, отец моих двоих детей. Он и раньше поднимал на меня руку. Но после вчерашней попытки убить меня, я намерена его наказать! Я добьюсь того, чтобы он полностью ответил за содеянное! Это было умышленное действие, а не в состоянии аффекта, так как он смог принять решение сбежать, увидев посторонних.

Знаю, может здесь начнутся нападки в мою сторону, особенно со стороны его друзей и родственников. Но я поясню почему всё это пишу.

Я боюсь за свою жизнь, за детей. Потому что нахожусь в беспомощном состоянии. Полиция его так и не задержала. Сказали, что пока не будет решения суда не могут принять меры. Подробности о прошедшем я конечно же не выложу. Надеюсь этот пост хоть как то меня защитит».

SakhaDay.ru

Избитая бывшим мужем Дая Аталларова прошла медосвидетельствование

Я не собираюсь скрывать и молчать. Наоборот, буду идти до конца!

– Он избивал меня очень долго, по моим ощущениям, не менее двух часов. Теряла сознание от удара, и от удара же приходила в себя. Кроме того, он угрожал мне, что расправится с моими родственниками и тем, что его друзья-парни, по его желанию, будут приходить ко мне в дом и регулярно меня насиловать, – сообщила мать двоих детей на своей странице в соцсетях. И вот появилась новая запись: 

Хочу выразить искреннюю благодарность всем за ваши слова поддержки! Бар дьонум таптала, ейебулэ баарын бу куннэргэ ха4ааннытаа5ар да ордук куускэ ейдеетум. Барыгытыгар махталбын утары уунабын!

Приехала на медосвидетельствование снять побои. Участковый мне дал направление только на пятницу. А избиение было в среду, 13 июня.

Я узнала о том, что в случае заведения уголовного дела против моего бывшего мужа пострадает репутация моих детей при поступлении на некоторые специальности и для дальнейшего трудоустройства. Что за законы?

Это значит, если я хочу, чтобы мои дети в будущем получили юридическое образование, то я должна всё это оставить без наказания и дальше терпеть побои? А в худшем случае подписать себе смертный приговор?! И всё это просто из-за того, что он отец моих детей?!

Нет уж!

Хочу обратить внимание на то, что мне в директ пишут много женщин, матерей, которые также попали в такую же жизненную ситуацию, пострадали от мужей или бывших мужей-тиранов! Многие, оказывается, молчат ради репутации своих детей или боятся осуждения со стороны. Так что я не собираюсь скрывать и молчать, а, наоборот, идти уже до конца!

Инна МАКАРОВА.

SAKHAPRESS.RU

На фото: в машине сидит его близкий друг, который по его словам занимает высокопоставленный пост.

Источник: https://sakhatime.ru/yc/7080/

Он бил меня ремнем на глазах у детей. История Елены

Меня избил бывшый муж

Елена пришла на пять минут раньше условленного времени. Она бегло бросила на меня взгляд и села рядом. После минутной паузы женщина тихо произнесла: «Я не видела своих детей несколько месяцев».

Со своим будущим мужем Елена познакомилась, когда еще училась в школе. Как положено, встречались, а потом и поженились.

Женщина была уверена, что с мужчиной ей очень повезло: не пьет, хорошее образование, правильные семейные ценности — вместе они мечтали о большой семье. Первые несколько лет жили хорошо.

А потом муж изменился: стал замкнутым и агрессивным. Елена винит во всем его работу — мужчина был оперуполномоченным уголовного розыска.

Поначалу ему удавалось не переносить на нее свою злость, но потом перестал сдерживаться. Ситуация в семье усугубилась с рождением первого ребенка. «Тогда он меня еще не бил, старался подавить и уничтожал морально.

Попрекал отсутствием заработка, напоминал, что он сейчас добытчик, а я никто, хотя все годы жили в моей квартире», — вспоминает Елена.

От мужа она только и слышала: «Перестань выносить мне мозг», «Да кому ты без меня нужна?».

Применять физическую силу во время ссор он начал не сразу, но со временем это стало происходить все чаще. Сначала были оскорбления и безобидные шлепки по любому поводу.

После чего он просил прощения, «валялся в ногах», обещал, что так больше не будет. Какое-то время отношения становились даже лучше, а потом все по новой — оскорбления, унижения, добавились побои.

«Бил он искусно, так, чтобы сильных следов не оставалось», — рассказывает женщина.

Елена

А потом в один день он взял кожаный толстый ремень и избил Елену так, что на ней не осталось живого места.

Тогда женщина не выдержала и обратилась в судмедэкспертизу, прошла медицинское освидетельствование, однако заявление в полицию так и не написала, о чем сейчас сильно жалеет.

«У нас были кредиты, на руках двое маленьких детей и мое заявление могло лишить Дениса работы», — объясняет она. Однако начальство узнало об освидетельствовании, и мужа все равно уволили через несколько недель.

Из-за того, что Елена ни разу не писала заявление в полицию, сейчас она не может доказать факты насилия.

Елена все же нашла в себе силы и подала на развод. Однако опять поверила обещаниям мужа. «Мои родственники мне советовали попытаться наладить отношения ради детей. Да и я хотела сохранить семью, вот и осталась», — с сожалением рассказывает она.

Елена замолчала. Было видно, как тяжело ей вспоминать последние годы их брака. Собравшись с силами, она продолжила.

Денис больше не поднимал на жену руку, он стал вымещать злость на старшем сыне, издевался над ним, бил его руками и ногами. Елена как могла закрывала мальчика собой, оттаскивала мужа, ей тоже доставалось. Тогда женщина забрала детей и сбежала с ними в Красноярск — оставаться в Иркутске было опасно. Но мужчина разыскал женщину, забрал детей, и ей пришлось вернуться в Иркутск.

— Я боялась его. Но и детей я не могла с ним оставить. К тому же наше законодательство таково, что место жительства детей определяется по их местонахождению. И я вернулась, — с горечью вспоминает Елена.

Домашнее насилие — это не только побои, но и постоянные унижения, оскорбления, психологическое давление и принуждение к сексу.

В Иркутске начался настоящий ад. Бывший муж обратился в полицию с заявлением, что Елена пьет и бьет детей, и заставил старшего сына дать против нее показания. Тогда Елена поняла, что одной ей не справиться. Она собрала последние силы и обратилась в кризисный центр «Мария». Там женщине оказали психологическую и юридическую помощь.

В апреле суд назначил психолого-педагогическую экспертизу детей, которая показала негативное влияние отца, их тяжелое моральное состояние. Елена выиграла дело и забрала младшего сына, старший решил остаться с отцом.

«Накануне бывший муж со старшим ребенком инсценировали побои, как будто я и моя мама избили ребенка. Денис подал на меня заявление в полицию. Там уже выяснилось, что это все неправда», — с дрожью в голосе вспоминает Елена.

«Я хочу вернуть детей. Отец каждый день внушает им, что я плохая, что я их бросила и не люблю. Но я не знаю, что будет дальше и хватит ли у меня сил бороться».

Однако на этом история не закончилась. Через месяц бывший муж выкрал младшего ребенка, когда Елена оставила сына в детской игровой комнате и пошла в магазин. Оказалось, он все это время следил за ними.

Елена уверена: он мстит ей, хочет уничтожить, а дети ему не нужны, он просто ими манипулирует. По последнему решению суда мужчина должен вернуть детей Елене. Однако он не торопится исполнять его.

А приставы, по словам женщины, бездействуют.

— После всего, что было, вспоминаете ли вы о муже хоть что-то хорошее? — спрашиваю я Елену.

Елена задумалась. В ее глазах стоят слезы. Собравшись духом, она отвечает:

— Нет. Сейчас уже нет. Хорошие воспоминания однажды заставили меня вернуться к нему, сейчас я этого не хочу, не ради себя, а ради детей.

«Полиция не защищает женщину, когда та просит о помощи»

Кризисный центр «Мария», в который обратилась Елена, уже более девяти лет помогает пострадавшим от домашнего насилия. Там им предоставляют временное жилье и оказывают психологическую и юридическую помощь для возвращения к нормальной жизни. Руководит центром Наталья Кузнецова.

Наталья Кузнецова

С тех пор, как домашнее насилие декриминализировали, рассказывает она, случаи издевательств и побоев в семье участились и стали более жестокими. «Связано это с ощущением полной безнаказанности.

Многие женщины не заявляют в полицию, так как уверены, что там им не помогут и не защитят.

Даже если жертва написала заявление, ей предлагают забрать его под предлогом, что она все равно передумает», — отмечает Наталья.

17 января 2017 года приняли закон о декриминализации домашнего насилия по отношению к близким родственникам. За синяки, гематомы, ушибы, раны, не повлекших серьезных последствий для здоровья, предусмотрена административная ответственность.

Как правило, поясняет Наталья, в семье все начинается с эмоционального насилия, когда жертве внушают, что она не такая как все, некрасивая, глупая, толстая, никому не нужна кроме того, кто сейчас рядом. Постепенно женщина начинает испытывать чувство благодарности, а оскорбления воспринимает как то, что она заслужила.

— Это так называемый «стокгольмский синдром», когда жертва испытывает симпатию к своему мучителю. Потом уже начинается физическое насилие. Чем дольше женщина находится в таких отношениях, тем больше попадает в зависимость от него. И вот из этого состояния выходить очень тяжело. Некоторые, кто нашли в себе силы уйти, потом возвращаются.

«Я не люблю женские тренинги. На них женщинам внушают, что мужчина — свет в окошке, и она должна все для него делать. И если ударил — ничего страшного, так бывает».

Сами жертвы в центр приходят только в полном отчаянии. Чаще звонят их знакомые, родственники или соседи, которые стали свидетелями насилия или случайно о нем узнали. Запуганные женщины редко рассказывают об этом даже своим близким.

Например, на днях Наталье написала девушка, которая сообщила, что ее коллеге нужна помощь: женщину дома бьет муж, а чтобы она не сбежала от него, провожает и встречает с работы. Сейчас сотрудники центра пытаются с ней встретиться.

Анастасия Маркова

Насилие в семье крайне отрицательно влияет на формирование детской психики и может привести к психологическим травмам и расстройствам. Когда родители ругаются, поначалу они пугаются, плачут, а потом привыкают. Для них ссоры и драки в семье становятся нормой. Повзрослев, большинство мальчиков ведут себя, как и их отцы, а девочки выходят замуж за жестоких и агрессивных мужчин.

«Мать избила дочь проводом, и та ослепла на один глаз»

Однако нередки случаи, когда насилию подвергаются дети, их бьют и унижают в семье. Наталья тяжело вспоминает, как в центр обратилась 19-летняя девушка, которую вместе с 9-летним братом избивала собственная мать. Выяснилось, что мальчик не посещал школу, находился на домашнем обучении, а у девушки не было паспорта — мать забрала его сразу после получения, чтобы та не сбежала.

Если в семье вас бьют и унижают, надо обязательно обратиться в полицию. Важно писать заявления при каждом факте насилия. Если органы бездействуют, привлеките юриста, который поможет написать заявление так, что полиция обязана будет отреагировать.

— Девушка ослепла на один глаз после того, как мать избила ее проводом от фена. Мы отправили ее на обследование, но в больнице сказали, что время упущено, восстановить глаз нельзя.

У мальчика были отбиты внутренние органы. Нам удалось довести дело до суда. К сожалению, мать выследила дочь, поговорила с ней и та отказалась от своих слов.

В итоге женщина забрала детей и уехала с ними в Москву.

После этого случая, признается Наталья, она проплакала три дня. Ей было очень жаль детей, которым помочь она не смогла. Потом поняла, что не надо ждать результата, ни положительного, ни отрицательного.

Иногда люди даже не хотят вспоминать, что с ними было, и как в центре им помогли — просто пропадают.

Со временем она научилась не пропускать эти истории через себя, не ждать благодарностей и не давать оценку действиям сторон.

Но есть женщины, которые смогли выйти из отношений с насильниками или справиться с тяжелой жизненной ситуацией. Наталья рассказала, что несколько лет назад в центр обратилась девушка, которая три года отсидела за непреднамеренное убийство.

— Она с пяти лет жила в детском доме, — вспоминает Наталья ее историю. — В 18 лет, как только выпустилась, она разыскала свою мать, которая не работала и пила. Бедная девочка решила помочь, стала к ней приходить. И в один из визитов ее изнасиловал сожитель матери. Защищаясь, она убила его отверткой в шею.

Девушку приговорили к трем годам тюрьмы. После освобождения сошлась с мужчиной, который отсидел 15 лет. Они поженились, родили детей и сейчас помогают тем, кто оказался в сложной ситуации. «Истории разные бывают», — задумчиво произнесла Наталья.

О насилии надо говорить вслух

Проблема домашнего насилия для многих является закрытой темой, и жертвы зачастую не могут набраться смелости и обратиться в кризисный центр, в полицию или даже рассказать родным. «Людям стыдно и неудобно, — поясняет Александра Тунко, идеолог женской конференции „Всмысле“. — Вместе с декриминализацией насилия в семье это умалчивание развязывает руки многим людям».

Александра Тунко

— Есть мнение, что такие истории происходят только в неблагополучных семьях, — отмечает Александра. — Это не так. Часто доход у семьи высокий. Женщины терпят побои, унижения оскорбления только потому, что они материально зависимы от мужчин. Это нормально — быть самостоятельной, так как в жизни может случиться все, что угодно, и важно быть к этому готовой.

Пострадавшие от домашнего насилия могут обратиться в кризисный центр «Мария» по адресу: улица Шахтерская, 24 в будние дни с 10.00 до 18.00 часов или позвонить на телефон 8 (901) 674-87-13

История записана со слов Елены и является мнением одной стороны конфликта.

Изображения Семена Степанова

Фото Анастасии Влади

Источник: https://www.irk.ru/news/articles/20191121/violence/

«Муж говорил, что не бил меня, и я начинала ему верить». Четыре истории о газлайтинге

Меня избил бывшый муж

Говоря о домашнем и партнерском насилии, обычно подразумевают насилие физическое. Однако часто оно идет вкупе с психологическим. Жертвы газлайтинга — манипулятивной тактики, которая заставляет человека сомневаться в адекватности собственного восприятия действительности, — рассказали «Снобу», как их слова обращали против них самих

Steven Poetzer/Getty Images

Галина, 34 года

Своего будущего мужа я встретила в 17 и сразу же в него влюбилась. Для меня это был первый опыт отношений. Муж всю жизнь ходил на разные энергетические, ведические, экстрасенсорные тренинги, одно время увлекался сайентологией.

Иногда водил меня с собой. На тренингах нам рассказывали, что благополучие семьи зависит исключительно от женщины и во всех семейных проблемах виновата только она.

Что «настоящая» женщина не имеет права злиться и обижаться, она все прощает.

Поначалу наша семейная жизнь складывалась неплохо. У нас родился ребенок. Потом муж начал говорить, что я духовно и физически не соответствую его уровню, что я должна энергетически подпитывать и вдохновлять его на зарабатывание денег и воспитание ребенка.

Вскоре я забеременела во второй раз. Муж всегда хотел большую семью — семерых детей. Оказалось, что таким образом он просто хотел полностью подчинить меня себе и самоутвердиться. После рождения второго ребенка муж начал поднимать на меня руку.

Делал он это редко, но во мне жил страх, что он может не просто избить меня, а убить. Первые пару раз это были просто очень увесистые пощечины. После он просил прощения, обещал, что больше такое не повторится.

Однако потом начал убеждать меня, что настоящих женщин мужчины не бьют, и если он меня ударил, значит, я вела себя как мужик.

Еще через год я забеременела близнецами и через небольшой промежуток времени после их рождения узнала, что беременна снова. Помощи от мужа ждать не приходилось, поэтому я решила сделать аборт.

Но муж отговорил меня, обещал заботиться о старших детях.

Я оставила ребенка, но на третьем месяце беременности, когда аборт делать было поздно, муж сказал, что для него самое главное — его жизнь и личностный рост, и почти перестал появляться дома.

Я плохо переносила эту беременность из-за сильнейшего токсикоза. Когда пожаловалась мужу, что мне очень тяжело, и обвинила его в том, что он не сдержал своих обещаний, он меня избил. Бил головой об пол, потом душил, пытался привязать к батарее, хлестал по ногам ремнем, угрожал убить.

Как потом оказалось, соседи слышали мои крики, но решили не вмешиваться в «семейные дела». Почти сутки я провела взаперти, без еды и воды. Мобильный телефон и ключи муж спрятал, выбраться из квартиры я не могла.

Когда муж уснул, я добралась до компьютера и отправила сообщение сестре с просьбой о помощи. Она вызвала участкового. В объяснительной муж написал, что не бил меня, я ударилась сама, а он просто пытался привязать меня к батарее. Только после этого я смогла уйти из квартиры к сестре.

Детей я оставила с ним. Я не боялась, что он с ними что-то сделает, ведь он бил только меня.

Всем знакомым муж говорил, что никогда не поднимал на меня руку, что я все придумала, и многие ему верили. А те, кто не верил, говорили, что я сама во всем виновата

Я сразу подала на развод. Сняла побои и написала заявление в полицию, но там сказали, что я ничего не докажу, потому что у меня даже переломов нет.

Полицейские не хотели брать заявление, говорили, что мы с мужем завтра помиримся, а они останутся крайними. Я не сдавалась, и они приняли заявление.

Однако привлечь мужа к ответственности мне так и не удалось: заявление было оформлено неправильно, и суд отказал в возбуждении дела. Повторно писать заявление я не стала: у меня не осталось сил.

Когда мы разводились, я постоянно держала перед глазами справку о побоях, фото с синяками и скриншоты его сообщений с угрозами, чтобы убедить себя, что я это не придумала. Я звонила сестре, которая видела меня избитую, чтобы она подтвердила, что я не схожу с ума.

Потому что этот человек смотрел мне в глаза и улыбался: «Почему ты рассказываешь небылицы? Я никогда не бил тебя». Он говорил это так искренне, что мне становилось жутко. А если даже я иногда сомневалась в произошедшем, то представьте, насколько легко моему теперь уже бывшему мужу было убедить других.

К тому же он умеет произвести хорошее впечатление. Окружающие знают его только с лучшей стороны. Всем знакомым он говорил и говорит, что никогда не поднимал на меня руку, что я все придумала, и многие ему верят. А те, кто не верит, говорят, что я сама во всем виновата. Это ужасно стыдно и обидно.

Я морально уничтожена не только побоями, но и реакцией окружения.

Еще год после развода мы с мужем прожили вместе, потому что квартира была общая. Как-то я лежала с ребенком в ванной.

Уже бывший на тот момент муж стал требовать, чтобы я немедленно вылезала и приготовила ему завтрак. Когда я отказалась, он за волосы вытащил меня из ванной.

Орал, что в его доме все обязаны его слушаться и уважительно относиться к нему. Когда он ушел, я сменила замки и больше не пускала его в дом.

После этого он больше двух лет угрожал меня избить, требовал подчинения и шантажировал алиментами. Я писала обо всех его угрозах в соцсети, отсылала скриншоты и просьбы о помощи его друзьям и знакомым. Но вновь не нашла поддержки: «Нормальную женщину мужчина бить не будет! Не выноси сор из избы!»

Со временем бывший муж от меня отстал. Но у нас за плечами 12 лет брака и пять общих детей, которые живут со мной, и общаться с ним все-таки приходится.

Когда муж избивал меня, дети были еще маленькими и не понимали, что происходит, кроме старшего, которому тогда было девять лет — у него с отцом напряженные отношения.

Сыновья постоянно видят замученную меня, а отец появляется раз в пару месяцев и устраивает им праздник. Общение с бывшим мужем до сих пор дается мне очень тяжело. Второй год хожу к психологу.

«Мама говорила, что я все придумываю»

Анна, 28 лет

Все детство и юность меня жестко контролировали родители. Главной воспитательницей была, конечно, мать. Лет в 15 я попыталась избавиться от гиперопеки, встречаться с мальчиками, но это не вязалось с ожиданиями родителей.

Меня воспитали «правильной», хорошей девочкой, но когда я пыталась отстоять свою свободу, мама в порывах гнева начала орать, что я хамка и шлюха. Меня постоянно сравнивали с чужими детьми не в мою пользу и обвиняли в неблагодарности.

Когда я припоминала маме ее слова, слышала в ответ: «Я тебе такого не говорила! Как у тебя хватает наглости такое придумывать?» История повторялась, когда она рылась в моих вещах или читала личные записи (при мне): «Я такого не делала! Ты придумываешь!» Я реагировала на эти слова болезненно, даже думала записать все на диктофон, чтобы потом предъявить доказательства. Я пыталась спокойно объяснить родителям, что именно меня ранило, но слышала в ответ, что я все переворачиваю с ног на голову, что мне все показалось и что я сама нарываюсь на конфликт. Я была в отчаянии.

Конфликты и газлайтинг продолжались долгие 10 лет. Мне часто снилось, что я ору на свою маму матом, эти сны меня выматывали. В итоге я заработала невроз и тревожное расстройство, которые со мной по сей день. Я до сих пор учусь верить себе. Когда меня обижают, я сомневаюсь, правильно ли я поняла услышанное.

Я научилась говорить «нет» и обрывать разговоры, выключать телефон, перестала делиться своими планами и мыслями

Первым условием прекращения конфликтов и газлайтинга была сепарация. Я научилась говорить «нет» и обрывать разговоры, выключать телефон, перестала делиться своими планами и мыслями. Потом я пошла на психотерапию. Врач помог мне восстановиться после депрессии и взглянуть на свои отношения с матерью со стороны.

Я поняла, что конфликты и газлайтинг были продиктованы маминым неврозом, страхами и комплексом «идеальной мамы», у которой не может быть «плохих» детей. Она травмировала меня, потому что ее саму мучила травма. Так что нужно было просто разорвать порочный круг, перестать реагировать на провокации и жалеть себя.

Надо отдать должное маме: когда пришло время, она отпустила меня учиться в другой город наперекор своим страхам. А теперь, видимо, полностью пережила кризис сепарации, так что мы сдружились. Но я все равно избегаю любых конфликтов и стараюсь не влезать в споры. Это уже рефлекс: больше не хочу слышать, что мне мерещатся обиды.

«Угрозы они называли шутками, которые я воспринимаю всерьез исключительно из-за своей озлобленности»

Дана, 22 года

Мои родители развелись вскоре после моего рождения. С четырех лет я жила с мамой и отчимом. В детстве меня время от времени били, и это считалось нормальным.

Меня держали в ежовых рукавицах, запрещали спорить с родителями, иметь отличное от их мнение, следили за мной в соцсетях, лишали личного пространства: запрещали закрывать дверь, отчим мог ворваться в комнату и раскидать все вещи, если ему казалось, что они не сложены.

Когда я училась на первом курсе, мы сильно поссорились и я попыталась сбежать к отцу, просто разозлилась и пошла собирать вещи. Побег не удался, так как отцу я была не особо нужна. Отчим подобрал меня на улице, обнял, а потом повез, но не домой, а куда-то за город.

Мы приехали к реке, и отчим сказал, что привяжет к моей шее камень и бросит в воду, если я еще раз посмею обидеть маму. Это было не просто страшно, но и унизительно — мне пришлось обещать то, чего он требовал, ведь я боялась за свою жизнь.

После этого меня как человека практически не стало: я делала, что от меня требовали, говорила то, чего не запретили говорить, унижалась и пыталась быть «правильной». Эпизод с речкой я выбросила из головы на следующий же день — это был слишком сильный шок.

Как-то я заспорила с мамой про одежду. Для мамы это не шутки, ведь я до 20 лет одевалась по ее приказу, у меня не было права на свое мнение. Отчим позвал меня в комнату, взял за горло, поднял и бросил вниз, сказав, что я забыла об уговоре. Я совсем замкнулась в себе.

Как человека меня практически не стало: я делала, что от меня требовали, говорила то, чего не запретили говорить, унижалась и пыталась быть «правильной»

Однажды я набралась сил и сказала родителям, что тот день, когда меня угрожали утопить, был худшим в моей жизни. Отчим никак не отреагировал на это, а мама начала истерить. После этого она часто обвиняла меня в бесчувственности, озлобленности и неумении прощать.

Весь третий курс я пыталась подружиться с родителями, но они говорили, что я их не люблю и считаю себя лучше остальных членов семьи. Отчим постоянно твердил, что это я во всем виновата, что мне надо было лучше учиться, больше работать по дому и помогать родным. Я пыталась доказать им обратное.

Как-то в разговоре я сказала отчиму в шутку: «Ну, глупость сказал». А он ответил: «Ты что, меня за дружбана считаешь? Как ты могла обозвать меня дураком? Да ты никто тут, я бы мог поставить тебя раком и *** сейчас!» Мне было очень больно. Чтобы заглушить боль, я резала руки.

Дважды мама заставала меня рыдающей на кухне, давала корвалола и говорила, что я сама во всем виновата. Угрозы отчима она называла шутками, которые я воспринимаю всерьез исключительно из-за своей озлобленности и желания подставить хорошего человека. Со временем ситуация только ухудшилась.

На четвертом курсе опять начались угрозы: отчим раз в месяц в красках рассказывал, как меня убьет.

Как-то в интернете я наткнулась на отрывок из книги Патрисии Эванс, в котором говорилось о газлайтинге, и поняла, что это все про меня. Что меня обвиняют без вины, что мне запрещают иметь чувства, реагировать на насилие.

Тогда я обратилась в кризисный центр за консультацией, мне пообещали квартиру на три месяца. Я убежала из дома, сначала к подруге, через месяц — в квартиру центра, а еще через два месяца начала снимать свою. С тех пор с родителями я не общаюсь.

Родственники считают, что я кинула семью, обидела хороших людей, а эмоциональное насилие для них — норма.

Из-за пережитого психологического насилия я начала считать, что все люди — мрази, которым нравится причинять другим боль и страдания. Сейчас я пытаюсь иначе посмотреть на мир. Моя нервная система подорвана, я хожу к психологу и принимаю антидепрессанты.

«Я всегда оказывалась виноватой»

Ольга, 37 лет

В 21 год я начала встречаться с молодым человеком из параллели. Для меня это были вторые отношения. Первые закончились быстро, там не было особой любви. В этот раз все было по-другому: невероятный эмоциональный подъем, улыбка на лице и бабочки в животе.

Через некоторое время я стала замечать, что мой молодой человек ведет себя в компаниях так, будто мы не пара. Еще он мог без предупреждения пропасть на несколько дней. Я искренне думала, что он делает это не со зла и неосознанно, что я расскажу ему, как все это вижу, и он поймет.

Однако после первого разговора на эту тему я почувствовала себя облитой помоями и очень виноватой: это я все не так поняла, он ничего такого не имел в виду, просто я странно реагирую.

Родители с детства прививали мне чувство вины, поэтому внушить его мог каждый без особого труда, и особенно близкие мне люди, чьим мнением я очень дорожила.

Поэтому еще некоторое время после этого разговора я убеждала себя, что нужно относиться к его поведению «адекватно», закрывать на все глаза. Вскоре я снова попыталась поговорить об этом с молодым человеком — ровно с тем же результатом: я оказалась виноватой.

В конце отношений мой молодой человек еще больше обнаглел: он практически в открытую флиртовал с другими девушками и на людях старался делать вид, что мы тут вместе просто по делам. Подруги пытались открыть мне глаза, но я по-прежнему не обсуждала его поведение с ним, потому что знала, чем это кончится.

Разорвать отношения у меня не было сил, я болезненно от него зависела. Те, кто в отношениях сталкивался с психологическим насилием, меня поймут: эмоциональные «качели», когда тебя то возносят до небес, то унижают, очень привязывают к партнеру. В итоге отношения разорвал он, сказав, что у него есть другая.

Четыре года газлайтинга не прошли для меня бесследно. В момент отчаяния я сказала подруге: «Даже не могу представить, за что меня можно полюбить». Я долго восстанавливала свою самооценку. Один психотерапевт посоветовал мне зарегистрироваться на сайте знакомств, и, как ни странно, это помогло мне повысить самооценку. Там же я познакомилась с будущим мужем.

Я зацепила его не внешностью, а умом, но ко встрече с ним моя самооценка и гордость были близки к нормальным. Эмоционального насилия в наших отношениях нет. С ним я могу обсуждать острые моменты. Мне повезло: он слышит меня и прислушивается. Знаю, что в этом нет ничего особенного, это основа нормальных партнерских отношений.

Но также я знаю, насколько все может быть по-другому, поэтому ценю мужа и благодарна ему.

Источник: https://snob.ru/entry/160711/

«Я благодарна мужу за то, что он меня избил!»

Меня избил бывшый муж
Мы продолжаем знакомить читателей Littleone с личными историями наших героев, переживших развод и сумевших найти себя заново. 

Рассказывает Любовь (ник на форуме lubka)

С будущим мужем мы познакомились, когда мне исполнилось 18 лет, начали жить вместе, когда мне было 19. Сейчас я думаю, что ушла я из дома к нему назло маме. Я была домашняя девочка без кучи кавалеров, и, наверное, хотела доказать, что и в моем омуте кто-то водится. 

Маме мой молодой человек не нравился, но её мнение для меня не было ключевым — я всегда больше прислушивалась к бабушке, с которой мы были по-настоящему родные души. Бабушка почему-то ни словом меня не остановила.

Он был из рабочей семьи, без образования. Я не сноб, который считает людей без образования людьми второго сорта, но… Мне было с ним неинтересно. Впрочем, сначала я надеялась, что он изменится.

«Счастливое замужество»

Мы прожили 4 года, и тут новость — моя сестра выходит замуж! И тогда мы всей семьей подумали — а пусть будет два праздника в один день! — и устроили двойную свадьбу. С мужем мы прожили 17 лет.

За все время семейной жизни я ни разу не приревновала, не скучала, когда уезжала на все лето на дачу с детьми, не гордилась мужем, больше того — мне было стыдно рядом с ним, и я избегала общих компаний.

В. отвечал мне «взаимностью» — относился неуважительно к моим родителям, не интересовался сыновьями — у них не было мужских разговоров или каких-то мальчишеских междусобойчиков.

Он никогда не проявлял заботы и внимания, не участвовал в семейных делах, не был инициатором каких-то совместных событий, поездок.

Не было такого, чтобы он приготовил мне чай, сделал массаж или купил именно тот йогурт, который я люблю.

В итоге я построила нашу совместную жизнь так, что мы почти не пересекались: я по полгода жила с детьми на даче, а когда мы возвращались в город, то муж, работавший с раннего утра до поздней ночи личным водителем, обычно приезжал домой тогда, когда все уже спали. В общие выходные я спешила забрать детей и уйти из дома — куда угодно.

Это нелюбовь

Моя история про развод — это история про нелюбовь к себе и к мужу. Я много лет жила с В. по инерции и делала вид, что однажды все рассосется.

Сейчас, когда у меня открылись глаза, мне до слез обидно, что я столько лет жизни потратила на нелюбовь, что дети видели эту нелюбовь между мной и их папой и росли в этой атмосфере.

И хотя к моменту рождения младшего сына я была уверена в том, что не люблю мужа, я ни разу не пожалела о том, что Ваня родился. Впрочем, у меня не было ни малейших сомнений в том, что этот ребенок нужен только мне.

К разводу я подошла не потому, что решила «так дальше жить невозможно». Да, у меня не было ни единого аргумента, чтобы сохранять семью, но я так не любила и не ценила себя, что вполне могла жить дальше в нелюбви. Волшебным пенделем к разводу послужило то, что я влюбилась.

Любовь, похожая на сон

Я влюбилась впервые в жизни. В 36 лет.

Я и раньше, бывало, заходила на сайты знакомств, но это ничем не заканчивалось. А тут — бывает же такое! — среди миллионов лиц, статусов и слов мне встретился Он. Мы очень долго просто переписывались, осторожно вдыхая новый для обоих воздух: «Это все правда? Это не показалось?».

Чтобы не спугнуть друг друга, мы не переходили грань — не то, что не встречались, а даже не созванивались. Помню, как я ночью сидела на кровати с ноутбуком, задыхаясь от счастья, а муж лежал рядом и храпел. Тогда я поняла: все — развод! И побыстрее.

Мне не хотелось даже скрывать от мужа то, что со мной начало происходить, и я рассказала. Синхронно с этим мы поговорили по телефону с А. (это было событие!)

Муж ругался, орал! А я сходила с А. на свидание, а потом еще на одно.

Муж решил сыграть роль «супер-прилежного-мужа» — дарил мне каждый день цветы. А я через пять дней после первого свидания с А. поехала с ним в Финляндию.

Все мои друзья были на моей стороне, хотя и были удивлены. А вот мама меня не поддержала: «Ты должна терпеть ради детей! А еще В. помогал мне на даче!». Родственники со стороны мужа объявили мне настоящий бойкот: его родители даже не общаются с моими сыновьями, своими внуками.

Сила есть

И однажды муж побил меня на глазах у детей. Такое показывают в фильмах — большинство в этот момент думает, что с ними никогда такое не случится. Он бил по ребрам, по важным органам, но лицо оставил целым. Меня спасла мама. Я пошла в травму, сняла побои.

…Я забрала у В. ключи от квартиры (после свадьбы он переехал ко мне). Обманув сына, он проник в квартиру и выкрал все документы.  Пакости на этом не закончились: В. не приходил на заседания суда, чтобы процесс занял длительное время. Я работаю в детском саду, и без алиментов было непросто.

Новая жизнь

После того, как я приняла решение развестись, я ни разу не засомневалась в том, что поступаю правильно. Я даже благодарна мужу за то, что он меня избил, — я будто бы оттолкнулась от дна, чтобы всплыть наверх, к воздуху, к любви, к настоящей жизни.

Наверное, прошло месяца четыре, прежде чем я почувствовала себя безопасно. Остался только один страх — ездить в метро. А вдруг там он? Я не умею отвечать на хамство, не умею ставить преграды. И я не хочу, чтобы он обидел меня еще раз.

Я развелась с мужем и избавилась от чувства стыда — за то, что рядом со мной был человек, который мне не нравился. Но мне до сих пор стыдно перед собой, что я столько лет потратила на нелюбовь.

Я осознала — вот она, свобода. У меня будто глаза открылись: мужчину, с которым ты живешь, нужно уважать, нужно им гордиться.

Рядом со мной сейчас не просто мужчина. Со мной рядом друг и собеседник, а прежде для меня это было из разряда мечтаний. А. очень искренний, я говорю с ним обо всем на свете! Меня сражает наповал его чувство юмора! Для меня это так важно: я никогда так раньше не смеялась и не шутила сама.

А. – самостоятельный, решительный, заботливый, щедрый, причем не только ко мне, но и к моим детям.

Примерно полгода после развода мне пришлось налаживать отношения со старшим сыном: бывший муж настроил подростка против меня.

Мой любимый человек выдержал эту паузу, не затевая отношений с сыном, и время показало, что это был правильный ход: сын оттаял, и сейчас они с А. начинают строить дружбу.

И еще А. заразил меня спортом. Я стала бегать. Он подарил мне велосипед, и мы с младшим сыном заболели велолюбовью.     

Мой старший сын сказал мне около года назад: «Мам, ты стала такая классная после того, как развелась с папой».

P.S. А что мой бывший муж? Все хорошо. Он почти сразу после развода стал жить с женщиной с ребенком, минувшим летом у них родился общий ребенок. Он не приходит к нам, даже не звонит детям.

Ко мне со временем пришло важное осознание: раньше я во всем обвиняла бывшего мужа — он и непутевый, и не семьянин, и неинтересный человек. А сейчас я думаю, что мой бывший муж такой, какой есть.

Просто он совершенно не мой человек, а я столько лет боялась признаться себе в этом.

 Арина Грин 

Обсудить на форуме

.

Источник: https://littleone.com/publication/1344-ya-blagodarna-muzhu-za-to-chto-on-menya-izbil

Защита прав online