Как зарегистрировать отношения фактически, находясь в однополом браке?

Пора легализовать полигамию

Как зарегистрировать отношения фактически,  находясь в однополом браке?

Добро пожаловать на скользкую дорожку дивного нового мира. В эту пятницу Верховный суд США принял историческое решение, узаконивающее однополый брак во всех 50 штатах. Таким образом, социальный либерализм достиг одной из ключевых своих целей. Целая новая категория граждан получила право, о котором еще два десятилетия назад нельзя было и подумать.

Подобно отказу от запретов на межрасовые браки, решение Верховного суда доказывает, что брачные права должны быть расширены, и заставляет государство признавать, как говорится в судебном документе, «любовь, верность, преданность и семейные узы» однополых пар.

Возникает только один вопрос: что же дальше? Ответ, наверное, многим не понравится: теперь, когда мы поняли, что любовь, преданность и семья — не привилегия разнополых союзов, почему мы должны ограничиваться только парными союзами? Следующий логичный шаг — это легализация полигамии. Впрочем, изрядная часть борцов за брачное равенство для гей-пар почему-то выступает против этой идеи.

Это не абстрактный вопрос. В особом мнении председателя Верховного суда Джона Робертса (John Roberts) говорится: «Поразительно, но изрядная часть аргументов большинства могла бы с тем же успехом обосновывать фундаментальное право на групповой брак». Как это часто бывает с критиками полигамии, он не объясняет, почему такого исхода следует бояться.

Полигамия сейчас табуирована так же сильно, как однополый брак несколько десятилетий назад. Фактически, она обсуждается только в бородатых анекдотах про штат Юта и мормонов (которые, кстати, запретили эту практику более 120 лет назад).

Моральная аргументация, объясняющая, почему общество должно отвергать полигамию, выглядит столь ж неловкой и юридически слабой, как и аргументы противников однополого брака.Именно поэтому прогрессивные деятели, выступающие против легализации полигамии, делают это как-то вяло. Им явно неудобно и непривычно спорить с людьми, которые требуют узаконить некую форму нетрадиционных отношений.

Еще бы — они ведь единодушно признают право вменяемых взрослых людей вступать по взаимному согласию в любые сексуальные и романтические отношения, но при этом отрицают официальное юридическое оформление этих отношений. Полагаю, что они просто попались в ловушку своей прежней позиции, занятой из политического прагматизма — ради того, чтобы успешнее отстаивать дело гей-браков.

Однако поступая так, они причиняют реальный вред реальным людям. Брак не просто формально закрепляет имеющиеся неформальные отношения. Это защитная система, которая помогает супругам отстаивать свои интересы, а также материальную, экономическую и эмоциональную безопасность.

Если мои либеральные друзья признают, что свободные люди вправе завязывать романтические отношения с несколькими партнерами, как могут они отрицать право этих людей на юридические гарантии, которые дает брак?Полиамория — это факт. Многие люди практикуют групповые отношения — и вопрос заключается не в том, будут ли они поступать так и в дальнейшем.

Вопрос в том, признаем ли мы применительно к ним ту же простую вещь, которую мы признали, когда речь шла о другой группе людей: что брак основан на любви и что право на брак — это именно право.

Почему против этого выступают люди, не заинтересованные в сохранении «традиционного брака» или в запрете полиамории? На мой взгляд, причины — чисто политические, и отрицание полигамии в данном случае выглядит всего лишь ситуативной уступкой. Со временем, как я полагаю, ситуация изменится.

Движение за брачное равенство многое сделало для легализации полигамии, но одновременно сильно повредило этой идее. С одной стороны, оно активно и эффективно критиковало аргументы сторонников «традиционного брака», основанные на том, что брак должен оставаться таким, каким был, потому что он всегда был именно таким.

В частности, движение нанесло смертельный удар представлениям о том, что естественный смысл брака заключается в рождении и воспитании детей. В конце концов, мы не запрещаем вступать в брак тем, кто не может иметь детей, не аннулируем бездетные браки и не заставляем новобрачных клясться, что они сразу же обзаведутся ребенком.

Вместо этого мы утверждаем, что институт брака нужен, чтобы узаконить взаимные долгосрочные обязательства особого рода и предоставить тем, кто их принимает, некоторые материальные и юридические преимущества. И это совершенно справедливо.

С другой стороны, это движение с самого начала проявляло к полигамии нелепую враждебность — причем, по такой неуважительной причине, как краткосрочная политическая выгода. Дело в том, что многие консервативные противники брачного равенства говорят о «скользкой дорожке», доказывая, что признание однополых браков неминуемо изменит сущность самого понятия «брак».

Вспомним, например, пресловутые ремарки Рика Санторума (Rick Santorum) о «человеке и собаке», приравнивавшие однополый брак к скотоложеству. Полигамия также нередко упоминалась в этом контексте. Характерно, что пагубность брака между более чем двумя партнерами при этом считалась само собой разумеющейся.

К сожалению, многие сторонники брачного равенства предпочли не оспаривать это безоговорочное осуждение полигамных браков и вместо этого стали уверять общество, что гей-браки не приведут к полигамии — как будто неприемлемость узаконенной полигамии не требует доказательств. Хочу заметить: я не виню движение за брачное равенство в том, что групповой брак все еще юридически не признается.

Но, тем не менее, избранная этим движением тактика во многом препятствует серьезному обсуждению легализации полигамии. При этом я признаю, что эта тактика имела беспрецедентный успех и, возможно, была необходима. Я понимаю логику требующую действовать постепенно, чтобы перемены не выглядели лавинообразными.

Отстаивать полигамию во время борьбы за брачное равенство значило подтвердить представления консерваторов о том, что гей-брак угрожает традиционным ценностям. Однако времена изменились. Хотя сделать нужно еще многое, сейчас непосредственно брачному равенству больше ничего не угрожает.

В 2005 году отрицать право на групповой брак, исходя из политического прагматизма, возможно, имело какой-то смысл. В 2015 году, после решения Верховного суда, никакого смысла у этой тактики больше нет.

Хотя ряд важных юридических и практических вопросов остался нерешенным, вердикт Верховного суда и широкая общественная поддержка, которую он получил, позволяют считать, что брачное равенство в целом достигнуто. Вскоре социальному либерализму потребуется обратить свой взгляд к новым горизонтам.

А так как многие из нас усердно доказывали, что почтение к традициям — не повод лишать брачных прав те общественные группы, которые хотят их приобрести, следующий шаг выглядит очевидным. Мы должны добиться юридического признания браков между более чем двумя партнерами. Пора, пора легализовать полигамию.***Обычные аргументы против полигамии не выдерживают элементарной критики.

Апелляции к традициям и идея о том, что единственный смысл юридически закрепленного брака заключается в воспитании детей, ныне, смею надеяться, окончательно отвергнуты всей прогрессивной общественностью. Остается только набор неуклюжих тезисов, не отражающих никаких последовательных представлений о моральном смысле брака и с тем же успехом применимых и к традиционным формам семьи.

Многие утверждают, ссылаясь на социологические исследования, что для полигамной семейной структуры характерны насилие, неравенство и принуждение. Это и так, и не так. Полигамный брак зачастую встречается в патриархальных обществах, где он устроен по «веерной модели» — с одним мужем и несколькими не состоящими друг с другом в браке женами.

В таких браках мужчина обычно выступает в роли главного, и у нас есть все основания подозревать в них высокий уровень психического и физического насилия и принуждения. Однако причина тут не в самой полигамии: не стоит считать источником социальных проблем внешнюю сторону дела.В конце концов, для традиционного брака насилие тоже характерно.

Традиционный брак часто бывает патриархальным и зачастую основан на неравенстве. Более того, многие считают, что он возник в первую очередь для того, чтобы закрепить патриархальные структуры внутри семьи. При этом одновременно с борьбой за брачное равенство мы боролись за более равный, более феминистский гетеросексуальный брак, полагая, что данную брачную структуру стоит сохранять и улучшать.

Однако, если мы хотим запретить какую-нибудь форму брака как рассадника сексизма и насилия, начать нам придется именно с традиционной модели «один муж и одна жена». Полигамия обычно ассоциируется у нас с религиозными традициями, кажущимися нам чуждыми и регрессивными, но вся проблема исключительно в ее нелегальности.

Стоит узаконить групповой брак, как связь между ним и семейным насилием исчезнет.Еще один распространенный — и неуместный — аргумент основан на соображениях логистики. Его сторонники утверждают, что полигамный брак станет слишком большой нагрузкой на инфраструктуру, связанную с семейным правом, так как она не рассчитана на браки между более чем двумя людьми. В особенности часто можно услышать, что в полигамных браках слишком сложно будет делить собственность в случае развода или смерти. Лично мне этот аргумент пугающе напоминает аналогичные попытки «практических» возражений против однополых браков. (В анкете говорится «муж и жена»! Вы что, хотите, чтобы мы новые анкеты печатали?) По-моему, вполне очевидно, что логистические соображения — не повод лишать людей человеческих прав. Если нынешние правовые структуры и прецеденты не годятся для групповых браков, со временем возникнут новые. Здесь опять же можно посмотреть на традиционный брак. Несмотря на множество правовых норм и богатейшую правоприменительную практику, бракоразводные процессы часто бывают крайне ожесточенными. Сложности и конфликты — побочный продукт любых человеческих отношений и взаимных обязательств. Мы — как гражданское общество — могли бы требовать от вступающих в групповой брак подписания обязывающих документов и соглашений по вопросам наследования, алиментов и т. д. В конце концов, существуют же брачные контракты.Хуже всего — и наименее убедительно выглядят аргументы, делающие упор на старую тему «скользкой дорожки», хорошо знакомую нам по высказываниям противников однополого брака: «Если мы разрешим групповой брак, речь вскоре зайдет о браке с животными или с детьми». Между тем различие вполне очевидно, и оно заключается в согласии. В последние годы прогрессивное и просвещенное сообщество старательно доказывало, что согласие — это мера всех вещей в сексуальной и романтической сфере, и при наличии согласия между вменяемыми взрослыми позволено все. Соответственно, без информированного и добровольного согласия любая сексуальная или романтическая связь недопустима.

Этот базовый принцип взаимного информированного согласия объясняет, почему полигамия приемлема, а скотоложество и детские браки — нет. Животные не могут дать согласие, дети не способны осознать, что это согласие подразумевает.

Напротив, вменяемые взрослые люди, готовые осознанно и по своей воле, без принуждения заключить брачный договор, должны иметь на это право в соответствии с основными принципами свободы личности.

Согласие — это справедливый и удобный критерий для оценки отношений между взрослыми людьми в мире сложных и многовариантных человеческих желаний.

Прогрессивная общественность всегда хвасталась, что время на ее стороне, и что в своих предпочтениях она идет в ногу с историей. На это часто делался упор в ходе борьбы за брачное равенство.

Нашим политикам и нашему народу не раз задавали вопрос о том, могут ли они представить себе будущее, в котором неприятие брачного равенства воспринимается как принципиальная позиция.

На мой взгляд, пора задать тот же вопрос самим носителям прогрессивных взглядов: с учетом того, что вы знаете о прогрессе в области прав человека, уверены ли вы, что ваше неприятие групповых браков не будет вскоре выглядеть таким же анахронизмом, каким вам кажется неприятие гей-браков? Раз уж вы утверждали, что невозможно быть против однополых браков и уважать однополую любовь, как же вы можете быть против групповых браков и уважать групповую любовь?

Подозреваю, что многие из прогрессивного сообщества при откровенном разговоре признают, что аргументы против полигамии крайне неубедительны, иррациональны и практически полностью основаны на предрассудках.

По сути, они — всего лишь неуклюжее нагромождение ненадежных доводов и неудачных идей, которые когда-то были взяты на вооружение ради краткосрочных выгод в ущерб долгосрочной перспективе.

Мы должны признать, что нельзя жертвовать человеческими правами ни во имя сиюминутных материальных интересов, ни во имя политического прагматизма.

Таким образом, все очевидно: необходимо отбросить политические соображения, преодолеть консервативную непримиримость и начать бороться за распространение брачных прав на еще одну группу любящих друг друга и преданных друг другу взрослых людей. Других вариантов у нас нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Присоединяйтесь к нам в Одноклассниках, чтобы быть в теме главных событий. Tweet

Агрегатор новостей 24СМИ

Источник: https://inosmi.ru/world/20150630/228863254.html

Как зарегистрировать отношения фактически,  находясь в однополом браке?

Недавно сотрудники одного из московских МФЦ фактически легализовали однополый брак, зарегистрированный в Дании, проставив в российские паспорта молодоженов соответствующие печати. Возможно, в МФЦ забыли сориентироваться, возможно, вспомнили, что международные соглашения выше норм семейного права России, но за свою ошибку там уже поплатились карьерой.

А что пара? Недолго радовалась узаконенным отношениям (первый случай в России), их паспорта аннулировали, а сами молодые люди из-за угроз вынуждены были покинуть страну.

МФЦ сразу же поспешил умыть руки, мол, «ГБУ МФЦ города Москвы официально выступает с опровержением: центры госуслуг Москвы не предоставляют услугу по регистрации брака. Документы, принимаемые для планируемой регистрации, передаются сотрудниками центров госуслуг в орган ЗАГС для принятия соответствующего решения».

Так как же российским представителям ЛГБТ узаконить отношения, кроме совместных фото в инстаграме?

Семейный кодекс говорит – никак. В соответствии со ст. 9 Семейного кодекса РФ, для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста. Мужчины и женщины. Точка? Не совсем.

Обратимся к статье 14, где перечислены обстоятельства, препятствующие заключению брака. Правила «заключение брака между лицами одного пола недопустимо» там нет. И вообще – ничего про так называемых геев в Семейном кодексе не говорится.

Следовательно – никакого запрета на, например, сожительство действующее законодательство не содержит.

Начнем издалека.

Следует вспомнить случай, когда в Савёловский ЗАГС Москвы было подано заявление о регистрации брака между депутатом парламента Башкортостана Эдвардом Мурзиным и главным редактором журнала «Квир» Эдуардом Мишиным. ЗАГС отказал в регистрации такого брака. Мурзин открыто признавал то, что он является гетеросексуалом и заявление подается с целью получить официальный отказ и обжаловать его в Конституционном суде.

Дело было проиграно во всех судебных инстанциях России и таки дошло до КС.

В 2006 году он отказал в принятии жалобы, указав, что «…ни из Конституции Российской Федерации, ни из принятых на себя Российской Федерацией международно-правовых обязательств не вытекает обязанность государства по созданию условий для пропаганды, поддержки и признания союзов лиц одного пола, при том что само по себе отсутствие такой регистрации никак не влияет на уровень признания и гарантий в Российской Федерации прав и свобод заявителя как человека и гражданина…». После этого Мурзин и Мишин обратились в Европейский суд по правам человека.

12 ноября 2008 года Европейский суд по правам человека отказал в их жалобе. Суд не нашел в описанной ими ситуации признаков нарушения прав, закрепленных в Конвенции или в прилагающихся к ней протоколах. В данном случае была применена ст. 8 Европейской конвенции о правах человека, гарантирующая право на брак.

И хотя она имеет самое непосредственное отношение к ситуации однополого союза, право на брак в Европейской конвенции о правах человека гарантируется с двумя оговорками. Во-первых, – «мужчинам и женщинам, достигшим брачного возраста» – тогда как все другие права в Конвенции гарантированы «каждому».

Во-вторых, это право гарантируется «в соответствии с национальными законами, регулирующими реализацию этого права».

Таким образом, легализация брака, произведенная через МФЦ г. Москвы, действительно, совершена без прямых правовых оснований, должностные лица не были уполномочены ставить отметки о регистрации брака в паспорта мужчин.

Паспорта, с позиции как российского, так и международного права, аннулированы на законных основаниях, поскольку брак был зарегистрирован по законам Дании – государства, где разрешены однополые браки, а не по международным законам, в отсутствие норм российского права, прямо устанавливающих законность подобных действий.

Интернациональных норм права, обязывающих страны – участников Европейской конвенции о правах человека – легализовать однополые браки, не существует, что подтверждается решением ЕСПЧ от 12.11.2008 года.

Забавной остается существенная деталь – признание браков, заключенных за рубежом, регламентировано ст.

158 Семейного кодекса, которая гласит, что «браки между гражданами Российской Федерации и браки между гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами или лицами без гражданства, заключенные за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства государства, на территории которого они заключены, признаются действительными в Российской Федерации, если отсутствуют предусмотренные статьей 14 настоящего Кодекса обстоятельства, препятствующие заключению брака». Статья же 14, как я уже писал выше, не содержит ограничений в части однополых пар. Пробел? Не просто пробел, а огромная правовая дыра, которая напрямую говорит – с позиции закона этот вопрос не урегулирован, чем и поспешила воспользоваться уже хорошо знакомая всем читателям пара из Москвы. Однако данный пробел не содержит указание на обязанность органов ЗАГС зарегистрировать их брак, и на практике признание заключенного за границей брака сводится к процедуре, практически аналогичной заключению стандартного российского брака, и она уже регламентируется статьей 12, где прямо указан пол новобрачных. Согласитесь – такая привязка, как и практика ее применения, притянута за уши, и законодателям не помешало бы урегулировать этот вопрос, дабы исключить двоякие толкования закона.

Но что, если однополые супруги хотят зарегистрировать свои отношения? Тогда возникает вопрос – с какой целью? Вместе усыновить ребенка? Холодно. Зарегистрировать имущество как совместно нажитое? Уже теплее.

Успокоить совесть по отношению друг к другу? Тоже вариант. В целом, причин зарегистрировать отношения может быть немало.

Давайте разберем их подробнее и узнаем, возможно ли официальная регистрация однополого брака.

  1. Усыновление детей. На территории России – нонсенс, усыновить ребенка однополой паре, невозможно. В соответствии с п. 1.1 статьи 127 Семейного кодекса РФ, лица, не состоящие между собой в браке, не могут совместно усыновить одного и того же ребёнка. Кроме того, в соответствии с Федеральным законом N 167-ФЗ от 2 июля 2013 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», в статью 127 Семейного кодекса РФ были внесены дополнения, согласно которым усыновление детей запрещается лицам, состоящим «в союзе, заключённом между лицами одного пола, признанном браком и зарегистрированном в соответствии с законодательством государства, в котором такой брак разрешён». Какой выход? – Только эмиграция.
  2. Регистрация своих отношений, совместное ведение хозяйства, обретение совместного имущества.  Вот тут уже проще. Как говорилось раннее, заключение брачного союза пусть и недопустимо с позиции семейного права, но и не запрещено напрямую, не является обстоятельством, препятствующим заключению брака на основании ст. 14 СК РФ. Следовательно, такого рода отношения не урегулированы до конца.  В соответствии со ст. 4 СК РФ, к личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство. Гражданский кодекс содержит понятие договора, сделки, гражданско-правовых отношений. Людям никто не запрещает заключить договор о совместном проживании, ведении хозяйства и т.д. Полный аналог брачного договора, который по соглашению сторон будет иметь силу, в том числе в суде, и который можно удостоверить у нотариуса при желании. Так называемое гражданское партнерство – признанный государством социальный институт, в рамках которого могут быть узаконены отношения двух людей, не желающих или не имеющих возможности по закону зарегистрировать брак. Уважаемые меньшинства – таким образом вы сможете узаконить свои отношения, только вместо свидетельства о заключении брака – договор о гражданском партнерстве, который при желании можно назвать брачным. Это не запрещено, а вместо ЗАГСа – нотариус. Вот только надо ли?

В заключение хочу сказать, что у меня должно было состояться интервью с адвокатом по семейным делам по описываемому вопросу, но он положил трубку, услышав тему, со словами «срамота какая!». Каждому – свое, уважаемый, но предрассудки – зло!

Источник: https://7x7-journal.ru/posts/2018/02/01/pravomeren-li-otkaz-v-registracii-odnopologo-braka

Заключение однополых браков в Европе

Как зарегистрировать отношения фактически,  находясь в однополом браке?

Вопрос регистрации однополых браков в последнее время становится все более актуальным и значимым для определенной части нашего современного общества.

В юридическое бюро INLAT PLUS обращаются клиенты с разной гендерной, расовой, этнической и политической принадлежностью, а также с разной сексуальной ориентацией, которых интересует вопрос заключения однополых браков в нашей стране.

В Латвии подобные браки не регистрируют, но различные имущественные отношения возможно урегулировать.

Впервые однополые браки были введены в 2001 году в Нидерландах.

На сегодняшний день подобные браки заключаются и признаются в 20 других странах мира: Нидерланды, Бельгия, Испания, Канада, ЮАР, Норвегия, Швеция, Португалия, Исландия, Аргентина, Дания, Бразилия, Франция, Уругвай, Новая Зеландия, Великобритания (Англия, Уэльс, Шотландия), Люксембург, США, Ирландия, Финляндия. Также стоит отметить, что есть страны, в которых статус регистрации однополых браков считается спорным. 

Однополые браки подразумевают доступ однополых пар к тому же самому правовому институту брака, который имеют и разнополые пары.

При этом известны случаи, когда на однополые браки также накладываются некоторые условия, ограничивающие права однополых супругов по сравнению с разнополыми.

Факт регистрации брака закрепляет за парой определённые права, как то: право на совместное имущество, право на алименты, право на наследование, социальное и медицинское страхование, льготное налогообложение и кредитование, право на общую фамилию, право не свидетельствовать в суде против супруга, право выступать доверенным лицом от имени супруга в случае его недееспособности по состоянию здоровья, право на распоряжение телом супруга в случае его смерти, право на совместное воспитание приёмных детей, а также другие права, которых лишены незарегистрированные пары. 

Из существующей практики, лица, которым не удалось решить вопрос регистрации однополого брака на территории Латвии, делают это в ближайшей от Латвии стране – Швеции.

В Швеции на государственном и общенациональном уровне официально зарегистрировать свои отношения однополые пары могут с 1 мая 2009 года.

Более того, для разнополых и однополых пар не существует абсолютно никаких отличий в процедуре регистрации брака – в каждом из случаев это обычная стандартная процедура бракосочетания. 

Бракосочетание в Швеции не требует местожительства в Швеции, но организация и получение одобрения для вступления в однополый брак в Швеции может занять некоторое время.

Гражданам ЕС необходимо обратиться в налоговое агентство Швеции для подачи заявления на получение разрешения на регистрацию однополого брака в местности, где будет проходить свадьба. Крайне важно связаться с налоговым агентством заранее, так как его необходимо посетить лично.

Примерно через неделю паре позвонят и назначат встречу, при которой никаких специальных или каверзных вопросов не задают.  

От желающих сочетаться узами брака потребуются оригиналы следующих документов: паспорт, свидетельство о разводе или документ, подтверждающий, что лица не состоят в браке в соответствии с законодательством своей страны. После подачи заявления проходит примерно 3 или 4 месяца, после чего пара получает разрешение на регистрацию однополого брака.

Данное разрешение на брак действительно в течение 4 месяцев с даты выдачи. Следует отметить, что в Швеции процедура получения разрешения на брак абсолютно бесплатная. Перед получением разрешения пара подписывает документ о том, что оба одиноки, старше 18 и находятся в трезвом уме и светлой памяти, затем выдаются 2 разрешения на брак – в мэрии и в церкви.

Церковный и гражданский брак равноценны. 

Сделав выбор, паре необходимо связаться с представителем гражданской власти (Стокгольмский окружной суд или городская мэрия – резервация должна быть сделана не позднее чем за две недели до церемонии) или церковью (священником).

Если свадьба состоится в церкви Швеции, одно из лиц должно быть членом данного вероисповедания или данное зарубежное вероисповедание сторон должно быть тесно связанно с тем, что проповедуется в выбранной церкви.

После чего по истечении 1 или 2 недель будет возможно зарегистрировать данный однополый брак. После свадьбы, документ с церемонии должен быть передан в шведское налоговое агентство, чтобы пара могла получить легализованную регистрацию о заключении однополого брака.

Это означает, что пара возвращается в агентство, которое первоначально выдало разрешение на брак с доказательством того, что был совершен брачный союз. 

Пример Швеции показывает, что многие страны Европы довольно лояльны и либеральны по отношению к легализации однополых браков. Поэтому если в стране, гражданами которой являются наши клиенты, заключить однополый брак невозможно, то при наличии необходимой документации легализовать данный брак можно в одной из 20 вышеуказанных стран.

Источник: http://www.inlatplus.lv/rus/news/index.php?6597

Защита прав online