Как оценивать аргументацию суда

ТОП-15 абсурдных аргументов в суде

Как оценивать аргументацию суда

Предписанный законом строгий формализм судебного процесса не мешает сторонам в обоснование своей позиции приводить любые доводы и аргументы. Даже самые нелогичные, надуманные и нелепые. Между тем суд обязан дать свою оценку всему этому словесному «беспределу». Предлагаем вашему вниманию соответствующую подборку. Как говорится, не будем повторять чужих ошибок.

15. Превысил скорость на крутом вираже (определение Пермского краевого суда от 28.11.2011 по делу № 33-12058)

Предыстория такая: Ю. на принадлежащем ему автомобиле двигался по главной дороге, поздно заметил свисающий над проезжей частью электрический провод и попытался притормозить. Однако избежать касания не удалось. В результате автомобиль получил механические повреждения (нарушено лакокрасочное покрытие в нескольких местах и др.).

Местная администрация и организация, отвечающая за эксплуатацию распределительной сети, хором указали, что Ю. превысил скорость движения. Но суд, вооружившись схемой ДТП, назвал это мнение абсурдным. Мол, в месте ДТП дорога поворачивает на 90 градусов (!). Заранее заметить провод толщиной 2 миллиметра, да еще в солнечную погоду, в такой ситуации невозможно.

14. Слишком много должностных обязанностей (определение Пермского краевого суда от 27.06.2011 по делу № 33-6277)

Инвентаризация выявила на предприятии недостачу металла. Логично, что под «удар» попал начальник производственно-заготовительного участка.

В оправдание он заявил, что предприятие не предоставило ему условий, необходимых для нормальной работы и обеспечения сохранности вверенного имущества.

И сослался на свою должностную инструкцию, состоящую аж из 40 (!) пунктов. Мол, за всем не усмотришь.

Судьи обоснованно пояснили, что должностные обязанности из 40 пунктов не препятствуют тому, чтобы надлежащим образом обеспечить в рамках этих же обязанностей и полномочий сохранность вверенного имущества.

И еще один забавный момент по поводу самой недостачи. Судьи рассуждали так: металл – имущество габаритное. В силу этого его количество можно визуально контролировать.

У начальника участка есть возможность сличать документально принятый весовщиком металлолом (в т.ч. в выходные дни) с реальным его количеством.

С учетом веса недостающего металлолома и периода, за который образовалась недостача, его пропажа примерно по одной тонне в сутки (!) не могла не остаться незамеченной.

13. Передал похоронные принадлежности, значит, торгуешь (постановление ФАС Московского округа от 06.02.2012 по делу № А41-35930/09)

Довольно часто налоговые инспекторы попросту не хотят глубоко вникать в суть вопросов, от которых они изначально далеки. А уж если речь идет о похоронном деле, тем более.

Так, налоговая инспекция поспешно посчитала, что имеет место продажа ритуальных принадлежностей. А она подпадает под понятие договора розничной купли-продажи, так как в перечень ритуальных услуг не входит. Как результат – доначисление налогов. Кроме того, инспекторы указали, что перевозка тела умершего на кладбище – это самостоятельная деятельность по оказанию транспортных услуг.

Арбитры отмели смелые доводы инспекторов и указали следующее. Реализация ритуальных принадлежностей – это бытовые услуги.

При этом налогоплательщик не продавал готовые изделия, а лишь предоставлял необходимые принадлежности в соответствии с традициями и обычаями погребения умерших (по нужным размерам и исходя из индивидуальных потребностей заказчиков).

Поэтому передача похоронных принадлежностей в рамках договора оказания ритуальных услуг необоснованно квалифицирована инспекцией как торговая деятельность (розничная торговля).

По поводу похоронного транспорта арбитры тоже высказались в том ключе, что инспекция неправильно квалифицировала деятельность налогоплательщика. Услуга оказана именно заказчику похорон. Это доказывают реквизиты свидетельства о смерти во всех квитанциях, где вдобавок указана модель автотранспортного средства, предоставленного заказчику, и маршрут траурного кортежа.

12. А была ли «$ука»? (постановление ФАС Уральского округа от 04.04.2011 № Ф09-484/11-С1 по делу № А76-5366/2010-45-181)

В рекламе, как и в бою, все средства хороши. Компании, которые так считают, часто на этом прогорают. Практика показывает, что антимонопольщики очень настороженно относятся к двусмысленной рекламе. Вот наглядный пример, который получил широкую огласку.

Зоомагазин разместил на городских троллейбусах свою рекламу со следующим слоганом: «Все $уки, как $уки, а я ЦАРИЦА!» (сохранено графическое написание оригинала. – Прим. ред.).

Одновременно в рекламе красуется собака в очках и с короной на голове. Областное управление ФАС России сразу же признало рекламу ненадлежащей.

В ответ зоомагазин подготовил обстоятельную лингвистическую платформу в духе своей основной деятельности – экзотично и во многом «притянуто за уши». Вот эти доводы.

Сначала «о птичках». Магазин является специализированным, поэтому реклама адресована людям, содержащим домашних животных, и направлена для привлечения покупателей зоотоваров и корма для животных.

По мнению зоомагазина, вывод проверяющих о том, что реклама обращена к неопределенному кругу лиц и слово «$уки» может восприниматься как бранное слово, а не как профессиональный термин, необоснован.

На баннере изображена собака в очках и с короной на голове, указано наименование рекламируемого объекта ? зоомагазин и логотип бренда учредителя. Тем самым из рекламы явно следует, что она относится к узкой группе потребителей ? владельцам домашних животных.

Бранного и оскорбительного характера реклама не носит. Кроме того, слово «суки» в нем не (!) использовано.

Далее магазин сослался на результат лингвистической экспертизы, проведенной автономной некоммерческой организацией при Торгово-промышленной палате РФ.

Ее основной посыл такой: даже если предположить, что было бы написано слово «сука», то в контексте рекламного баннера его применение является профессиональным термином, определяющим пол животного (собаки).

А использование профессиональной лексики в рекламных текстах действующим российским законодательством не запрещено.

Зоомагазин решил закрепить свою аргументацию ссылкой на «великий и могучий». Указал, что значение слова «сука» в словаре Ушакова ? «самка домашней собаки, а также вообще из рода собак». Поэтому слово не является бранным либо непристойным и оскорбительным.

Напоследок зоомагазин разобрал спорный слоган по буквам. По его версии, в баннере слово «сука» использовано не было, так как первая буква в слове была заменена на знак доллара ? $. В связи с этим слово преобразовалось в «$ука» (доллар ука), которое не читается и не может нести смысловой нагрузки как слово «сука» (!), а читается ? «долларовая ука» (!).

И на этом пора бы ставить точку, но… дальше пошла чистая зоология.

Оказывается, уки ? то же, что жерлянки; род бесхвостых земноводных; длина 6-7 см; известно пять видов, распространенных в Европе, Азии (на Дальнем Востоке и в Китае).

При опасности принимают яркую предупреждающую окраску нижней части тела и выделяют едкий секрет. Уки ? экзотические животные. А в ассортименте магазина таковые как раз и представлены.

Суд ожидаемо признал, что спорная реклама все же содержит слова, «которые могут восприниматься русскоязычным населением как бранные и как слова, содержащие смысловые ассоциации непристойного характера». «Является доказанным вывод о воспринимаемости слова «$уки» населением г. Ч.

в качестве бранного, поскольку это слово несет в русском языке двусмысленную информационную нагрузку, так как имеет два лексических значения, а именно: как определяющее пол собаки и как бранное слово. Кроме того, неоднозначность восприятия спорной рекламы происходит из того, что в данной рекламе слово «$уки» соотносится с «царицей».

При этом слово «царица» непосредственно применимо к существу женского пола и может быть применимо к животному только посредством ассоциативного восприятия относительно человека».

Так что будьте осторожны с эпатажной лексикой в рекламе своих продуктов.

11. В детстве мама уронила (кассационное определение Верховного Суда РФ от 16.01.2012 № 36-О11-18)

В данном деле М. судили за целый ряд тяжких преступлений. Но не в этом суть. В свое оправдание он заявил, что в детстве получил тяжелую черепно-мозговую травму. И ее последствия могли повлиять на его поведение при совершении преступлений. Даже справку предоставил.

Судьи признали довод надуманным. А психолого-психиатрическая экспертиза показала, что М. каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием, временным расстройством психической деятельности либо иным болезненным состоянием психики не страдает. В момент совершения правонарушения состояния аффекта тоже не было.

10. Коррупцией попахивает

Сегодня один из любимейших и очень распространенных доводов в суде заключается в том, что якобы то и (или) иное положение нормативного правового акта является коррупционным (другой вариант термина – коррупциогенным).

Возможность обвинять в коррупции появилась относительно недавно в связи с принятием трех базовых документов:

  • Федерального закона от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»;

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=10364

Новицкий В.А. Судебная аргументация как самостоятельное средство доказывания

Как оценивать аргументацию суда

Новицкий В.А. Судебная аргументация как самостоятельное средство доказывания // Процессуальные действия вербального характера. Сборник статей по материалам Всероссийского круглого стола, 18–19 ноября 2016 г.

/ Под общ. ред. К.Б.Калиновского, Л.А.Зашляпина. — СПб.: Северо-Западный филиал ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия», 2017. С. 128-133. (https://elibrary.ru/download/elibrary_29058810_35515420.

pdf)

Новицкий Виталий Анатольевич

адвокат Адвокатского кабинета «Правовой Петербургъ»

Адвокатской палаты Санкт-Петербурга,

доцент Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина,

кандидат юридических наук, доцент

Judicial reasoning as an independent means of evidence

Основным критерием выбора вопросов для обсуждения было устранение юридической неопределенности закона в отношении всех средств судебного доказывания, используемых субъектами доказывания на практике для убеждения суда.

The main criterion for selection of issues for discussion was the need to eliminate legal uncertainty of the law in respect of all funds forensic evidence used by the subjects of proving in practice to convince the court.

Ключевые слова: доказательственное право, средства доказывания, судебные доказательства, судебная аргументация

Law of evidence, means of evidence, forensic evidence, judicial arguments  

Продолжая цикл статей о самостоятельном статусе судебной аргументации и её исключении из судебных доказательств, исхожу их тезиса о том, что: судебные аргументы – это средства доказывания, но не судебные доказательства.[1]

Любые процессуальные действия вербального характера в состязательном типе судопроизводства означают коммуникацию субъектов доказывания и приведение аргументов в свою пользу. Без судебной аргументации состязательность лишена смысла и равна следственности, давая показания или объяснения, участники выступают в качестве объектов судейского познания. 

Аргумент (от лат. argumentum) – довод, рассказ, суждение(я), посредством которого обосновыва­ется истинность другого суждения, основание, приводимые в доказательство чего-либо. В логике под аргументом понимается утверждение (группа утверждений), приводимое в подтверждение (доказательство) другого утверждения.

Судебные аргументы – это доказательственная информация, содержащаяся в утверждениях (умозаключениях) субъектов доказывания, приводимая для подтверждения собственных тезисов предмета доказывания или опровержение тезисов предмета доказывания противоположной стороны.

Судебные аргументы можно разделить на утверждения и возражения.

В реальном судебном процессе аргументируют свою позицию все состязающиеся участники: адвокат, прокурор, потерпевший, подсудимый, представитель гражданского истца и ответчика. Такова правовая природа состязательного процесса. В уголовном процессе обвинение, говорит нам законодатель в п. 22 ст.

5 УПК РФ, есть утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК РФ. К государственному обвинению в ч. 3 ст. 37 УПК РФ предъявляется требование обосновать своё утверждение. Аналогично данное требование и для потерпевшего, его адвоката-представителя, гражданского истца.

Это не что иное, как утверждения-аргументы.

Следовательно, защита на обвинения возражениями – есть также вид судебной аргументации.

Стандарт доказывания «вне разумных сомнений» по уголовным делам, основанный на действии презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ) предполагает чёткое описание судом в приговоре аргументов и других средств доказывания каждой из сторон (напр., в ст. 305 УПК РФ).

Конституционные состязательность и равенство сторон как правила-принципы доказывания предполагает достижения такого баланса в правах и обязанностях сторон, при котором стороны имеют равные возможности состязаться друг с другом и доказывать суду свои утверждения на равных как самостоятельно, так и через своих представителей (прокурора – со стороны государства и адвокатов – со стороны потерпевшего и подсудимого).

В судебном процессе судья является адресатом доказывания вербальной коммуникации. Излагаемая судебная аргументация каждой из сторон имеет ключевое влияние на убеждение судьи, создание модели произошедшего в его сознании, его выводы по делу.

Как адресат информации судья воспринимает доказательственную информацию либо позитивно, либо негативно. Следствием восприятия, осмысления и оценки аргументов как средств доказывания судьёй является логическая обоснованность судебного акта.

Законы логики не имеют описания в правилах оценки доказательств, включая и все вербальные средства судебного доказывания. Именно логика вывода суда имеет решающее значение при формировании обоснованности судебного акта.

Судебный акт должен быть логически мотивирован судьёй применением логических законов.

Логика рассуждения суда в мотивировочной части должна быть обязательная, системная и доступная для восприятия среднестатистического россиянина.

Подсудимый (подследственный) в уголовном деле продолжает сохранять черты объекта исследования, имея рад уголовно-процессуальных прав.

Необходимы реальные законотворческие меры по изменению правового положения не только статуса подсудимого (обвиняемого), но и всей стороны защиты в правилах доказывания. Например, право быть выслушанным и услышанным судом для сторон – есть право на справедливый суд в рамках ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как право на справедливое судебное разбирательство.

Судебная аргументация обвинения и защиты не имеет самостоятельного наименования правилах доказывания и отождествляется в процессуальной кодификации с судебными доказательствами. Аргументы адвоката, подсудимого, потерпевшего и прокурора в судебных прениях и репликах играют решающее значение в доказывании сторон, но в действующих правилах доказывания никак не описаны.

Одной из самых больших проблем для стороны защиты является предубеждение суда в отношении исследуемой фактической основы уголовного дела. Действие принципа непосредственности судейского восприятия средств доказывания должно быть не только формальным, но и реальным. 

Психологические установки судьи в отношении выводов должны формироваться в условиях процессуальной формы на основе конкурирующих средств доказывания состязающихся сторон, но не до начала процесса при изучении поступивших материалов дела. Предубеждение конкретного судьи влияет на все организационные процедуры проведения судебного процесса, постановку вопросов судом и т.п.

Вполне понятно, что убеждение суда отличается от его предубеждения. Если судья исследует доказательства с предубеждением, то процесс исследования доказательств и приведение аргументации теряет всякий смысл.

Приговор – есть результат субъективного мнения (убеждения) судьи об искомых судебных фактах и действии права в конкретном казусе. Проблема состоит в том, что такие факторы, как предубеждение суда и «заданность» приговора субъектам доказывания практически невозможно доказать в вышестоящих судебных инстанциях.

Требуется создание «внутренней политики» совета судей, направленной на формирование правовой идеологии судей, при которой предубеждение, установки по делу должно реально отторгаться и осуждаться всем судейским корпусом как в пользу обвинения, так и в пользу защиты.

Правила доказывания в отношении соблюдения законов логики должны стать реально-действующей гарантией прав сторон. Нелогичность судебного акта должна быть новым основанием для отмены судебного акта вышестоящими инстанциями и являться реально действующей гарантией беспристрастности судебных актов.

Позитивные последствия сделанного предложения или выводы:

Возрастёт логическая обоснованность судебного акта, поскольку, суду будет необходимо описывать по каждому рассмотренному делу: почему он огласился с аргументами одной из сторон и отверг аргументы другой стороны;

Судебная аргументация подлежит оценке наряду с другими средствами доказывания. Возникает необходимость оценки аргументов сторон со стороны суда не только с правовой позиции, но и позиции логики рассуждения субъекта доказывания.

Социальный эффект изменений состоит в том, что судебный акт должен быть логически мотивирован настолько, чтобы быть понятным любому среднестатистическому россиянину.

Это, безусловно, повысит доверие к правосудию со стороны населения России и не требует существенных затрат казны;

По уголовным делам обвиняемый и потерпевший перестанут быть объектами судебного исследования и, в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон станут активными субъектами доказывания (как правило, через своих представителей-адвокатов);

Будет сформирован доказательственный статус аргументов в правилах доказывания в отношении речей и реплик сторон в судебных прениях – прокуроров и адвокатов.

Придание аргументам защиты и обвинения статуса «судебных аргументы» позволит отнести и данные доказательственные действия к средствам судебного доказывания не только де-факто, но и де-юре;

Введение оценки судом аргументов сторон приведёт к тому, что судебные акты станет невозможно составлять заранее, поскольку, суду заранее не известна детальная аргументация сторон. Этот эффект позволит избежать предубеждений судьи к доказательственной деятельности сторон.

Государство имеет в уголовном процессе право и обязанность письменно аргументированно высказаться в обвинительном заключении или акте.

Необходимо «возвращение» в УПК РФ норм-правил о предложениях по существу обвинения для адвокатов потерпевшего и подсудимого.

Данные предложения адвоката являются письменным видом судебной аргументации и способствуют осуществлению действительно состязательного и равноправного правосудия.

Таким образом, в теории доказательственного права есть все основания выделить судебную аргументацию из раздела «Доказательств» в процессуальном законе и объединить её с доказательственной информацией, исходящей от субъектов доказывания в прениях сторон без процессуального статуса и сформировать самостоятельный раздел правил доказывания: «Судебные аргументы как средства доказывания».

Такое выделение судебных аргументов в самостоятельную группу средств доказывания будет логически правильно, юридически обосновано, социально целесообразно для состязательного процесса.

Новицкий В.А. Средства судебного доказывания: новый подход // Проблемы реализации норм, регулирующих доказывание и доказательства в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве. Сб. статей по Материалам международной научно-практической конференции 16.10.15. СПб. ФГБОУВО РГУП. ИД Петрополис. – 2016. – С. 245 – 252

»

Источник: https://www.iuaj.net/node/2222

Что такое юридическая аргументация и как сделать ее эффективной? – Сфера

Как оценивать аргументацию суда

Юридическая аргументация – важная часть работы любого юриста, и сфер ее применения немало. Сергей Белов выделяет шесть, первая среди которых – судебная аргументация сторон и суда.

«Судебное решение, которое выносит суд, требует мотивов. В этом отношении к суду предъявляются требования выстраивания логической аргументации, обоснования итоговых выводов.

Стороны должны убедить в том, что именно их позиция правильная.

В целом, судебная аргументация относится к числу тех, что максимально формализованы и с точки зрения формы, и отчасти с точки зрения содержания», – говорит декан юридического факультета СПбГУ.

Также аргументация будет актуальна для юристов на одной стороне или между юристами из разных организаций. В первом случае при обсуждении могут быть высказаны разные подходы, каждый из которых потребует обоснования.

Здесь важно привести доводы так, чтобы убедить других участников обсуждения в справедливости и правильности позиции. Во втором – почва для конфликтной ситуации более плодородна. К примеру, если разные субъекты готовятся заключить договор или сделку, чтобы юридически оформить свои отношения.

Возникающие нюансы потребуют озвучить аргументы для обоснования своего варианта развития событий.

Кроме того, юридическая аргументация используется при издании правовых актов, в юридической науке (например, в научных публикациях или докладах на профильных конференция) и между студентами и преподавателями.

«Круг ситуаций – широк. С одной стороны, они сильно различаются, потому что аргументация в суде или учебной аудитории должна различаться по своей конструкции и форме. Но важно, что их отличает от других типов аргументаций и практических обсуждений – в них присутствует право», – подчеркивает Сергей Белов.

Что подлежит обсуждению?

Предметом обсуждения могут быть как нормы (как должно быть), так и сама ситуация (какую оценку дать конкретным обстоятельствам или какое принять решение).

«Факты требуют обсуждения и обоснования по правилам обычной формальной логики. Они предполагают, что суждения о фактах могут быть проверены с точки зрения их истинности или ложности. В отношении норм этого быть не может.

Некоторые нормы могут рассматриваться как определенного рода факты нормативной действительности с точки зрения оценки их процедуры утверждения, их действия в правовой системе.

Но сами по себе нормы по содержанию отличаются тем, что не могут быть истинными или ложными», – отмечает Сергей Белов.

Какие цели и задачи должна преследовать аргументация?

Цель юридической аргументации, по мнению эксперта, – не в установлении истины, а в убеждении, что выбранная позиция наиболее правильна.

«

Убеждение можно оценивать только с точки зрения того, насколько оно эффективно воздействует на слушателя, на адресата этого убеждения. Убеждение преследует целью убедить того, кто слушает, в том, что выбранная точка зрения верна

Сергей Белов

Кроме того, все аргументы должны соответствовать требованиям рационального рассуждения, то есть не обращаться к эмоциям и внеправовым обстоятельствам.

«В содержательной части все аргументы должны быть выстроены в логически непротиворечивую, последовательную и рационально сконструированную систему аргументов», – подчеркивает специалист.

Какие приемы использовать, чтобы сделать аргументацию максимально эффективной?

Есть три ключевых приема для построения логичной аргументации:

  • Первый – дедуктивное умозаключение (выведение частных требований из общих положений). «Дедукция свойственна праву, поскольку правовые нормы формулируют абстрактные правила поведения, требования к поведению участников правовых отношений», – говорит кандидат юридических наук.
  • Второй важный прием – трансдуктивное умозаключение (аналогия). Это рассуждения, в которых посылки и заключение (вывод) являются суждениями одинаковой степени общности (например, от частного к частному или от общего к общему).
  • Третий же прием используется в юридических дискуссиях значительно реже, но бывает не менее действенен – это суждение от противного (или доведение до абсурда). Аргументация в таком случае дискредитирует противоположную точку зрения, показывая невозможность других подходов, кроме выбранного вами.

Правила аргументации: на что важно обратить внимание?

Правил юридической аргументации существует немало, однако принято выделять три основных:

  • Участник обсуждения не должен допускать противоречий между своими суждениями. Другими словами, должно соблюдаться фундаментальное положение логики – требование непротиворечивости. Оно предполагает, что в рамках одной позиции не может допускаться двух разных по содержанию и несовместимых друг с другом суждений. Но это не означает, что суждения, которые высказывают участники спора, должны быть между собой согласованы.
  • Обязанность каждого участника спора – согласиться с тем, что его высказывание может быть применено по аналогии или обобщению при условии сходства ситуаций, которые он должен определить.
  • Заключительное правило говорит о том, что одно и то же высказывание не может использоваться разными участниками с разным смыслом. В противном случае обсуждение будет строиться вокруг разных вещей. И предмет обсуждения не будет определен так, как должен.

Больше о том, что является предметом аргументации, как происходит ее конструирование, а также какова роль языка в этом процессе можно узнать в авторской лекции Сергей Белова «Основы юридической аргументации».

Источник: https://lfacademy.ru/sphere/post/chto-takoe-yuridicheskaya-argumentaciya-i-kak-sdelat-ee-effektivnoi

Как доказать и убедить: логические правила доказательства и..

Как оценивать аргументацию суда

Bячecлaв Ивaнoвич Киpиллoв, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии Московской государственной юpидичеcкой aкaдeмии.

Логика воздействует прежде всего на разум человека, но без влияния на его чувства не всегда удается добиться убедительности доказательства. Иначе говоря, можно доказать, но не убедить.

С другой стороны, воздействуя на чувства и пренебрегая логическими средствами обоснования тезиса, можно убедить, но не доказать.

Поэтому, чтобы доказательство было убедительным, а убеждение доказательным, нужно использовать как логические, так и внелогические приемы обоснования тезиса.

https://www.youtube.com/watch?v=G1ZRkk6QIdM

Обоснование тезиса в котором наряду с логическими применяются приемы внелогического воздействия, называется аргументацией.

К внелогическим приемам, используемым в аргументации, относятся прежде всего разнообразные приемы, составляющие предмет риторики — науки об ораторском искусстве. Они усиливают выразительность речи, придают ей яркость, эмоциональность, воздействуя тем самым на чувства человека.

С этой целью используются сравнения, эпитеты, метафоры, повторы, усиливающие образность и эмоциональность процесса доказательства. Применяются также многие другие риторические приемы.

Определенное значение имеют интонация и темп речи оратора, умелое использование им пауз, жеста, мимики и т.п.

Важно, однако, подчеркнуть, что риторические приемы должны применяться в союзе с логикой.

Увлечение ораторскими приемами, недооценка логических приемов доказательства превращает аргументацию во внешне красивое, эффектное, но малосодержательное рассуждение. Оно может убедить, но не способно доказать.

К внелогическим приемам аргументации можно отнести некоторые доводы, отвергаемые логикой. Это довод к личности, к публике, к авторитету:

  • Довод к личности не является логическим основанием тезиса, но как дополнительное средство, характеризующее, например, правонарушителя, он приемлем в аргументации.
  • Используя довод к публике, аргументатор стремится вызвать определенные чувства у присутствующих, повлиять на их отношение к обсуждаемому вопросу. Это усиливает аргументацию, но довод к публике не должен подменять доказательства тезиса по существу.
  • То же относится и к доводу к авторитету, когда логическое обоснование подкрепляется высказыванием известного ученого, философа, политического деятеля. В определенных условиях может быть использован, по лишь как дополнительный прием, довод к состраданию.

Существуют приемы воздействия, несовместимые ни с логикой, ни с аргументацией. Это демагогия, внушение, заражение и софистика.

Демагогия ставит своей целью ввести людей в заблуждение с помощью извращения фактов, лживых обещаний, лести, подлаживания под их вкусы, настроения. При этом нередко используются аргументы к невежеству и к выгоде.

Демагогия родственна популизму, который используется некоторыми политическими деятелями, добивающимися популярности обещаниями, заведомо зная, что они не будут выполнены. Демагог стремится воздействовать на чувства людей, создать определенное настроение.

Но подтасовывая факты, создавая видимость доказательства выдвигаемых положений, он использует софистику, преднамеренно нарушая правила логики.

Внушение нередко сочетается с заражением, когда человек, обращаясь к людям, стремится воздействовать на них своим эмоциональным состоянием, своими чувствами, своим отношением к выдвинутым идеям. Заражая своими эмоциями, накаляя страсти, он стремится вызвать у людей общее для них психическое состояние.

В процессе обоснования истинности или ложности тезиса (суждения, выдвигаемого для доказательства) возможны логические ошибки, возникающие при нарушении определенных правил. Эти правила принято делить в соответствии со строением доказательства на правила тезиса, правила аргументов и правила демонстрации.

ЕЩЕ СМОТРИТЕ:  Внушение: условия его успешности

1. Правила тезиса

Первое правило. Тезис должен быть сформулирован ясно и четко. Это правило, основанное на принципе тождества, требует однозначности понятий, входящих в тезис, ясности суждения, в форме которого сформулирован тезис с указанием его количественной характеристики (нельзя доказывать то, что относится к некоторым, выдавая за то, что относится ко всем).

Примером нарушения данного правила может служить предвыборная телереклама «Мы сделаем россиян богатыми».

Во-первых, неясно, кто это «мы», во-вторых, не указано, имеются в виду все россияне или только некоторые, и, в-третьих, понятие «богатство» неопределенно и относительно.

Под богатством можно понимать и материальное, и духовное богатство, богатство знаниями, идеями и т.п. Иначе говоря, это положение можно трактовать и понимать по-разному.

Второе правило. Тезис должен оставаться неизменным на протяжении всего доказательства. Это правило, как и предыдущее, основано на принципе тождества.

Оно не исключает уточнение тезиса в процессе доказательства, если он сформулирован недостаточно определенно.

Но при этом содержание тезиса не должно изменяться, не должно быть подмены тезиса, когда доказательство нового тезиса выдается за доказательство тезиса, выдвинутого первоначально.

Подмена тезиса — серьезная логическая ошибка. Она может быть частичной или полной:

  • Частичная подмена тезиса означает ослабление или усиление тезиса, когда изменяют его количественную характеристику или заменяют понятие с одним объемом понятием с другим объемом. Например, выдвинув тезис «Данный проступок является преступлением», доказывают ослабленный, «смягченный» тезис «Данный проступок — правонарушение». Но правонарушение может быть не преступным деянием, а административным или дисциплинарным проступком. В опровержении тезиса оппонента обычно усиливают его тезис. Например, чтобы опровергнуть тезис «Многие адвокаты — хорошие ораторы» подменяют его усиленным вариантом«Все адвокаты — хорошие ораторы», доказать ложность которого нетрудно.
  • Полная подмена тезиса означает выдвижение нового тезиса, нередко сходного с тезисом, выдвинутым первоначально, но не тождественным ему. Одной из разновидностей этой ошибки является логическая диверсия. Она выражается в том, что выдвинувший тезис, не найдя аргументов для его доказательства, старается переключить внимание собеседника на обсуждение другого вопроса.

2. Правила аргументов

Первое правило. Аргументы должны быть истинными и доказанными положениями. Ложными аргументами нельзя ни доказать, ни опровергнуть тезис. Это требование формулируется следующим образом: ложное основание — не основание.

Использование ложного основания (аргумента) ведет к логической ошибке, называемой основное заблуждение. Аргументы должны быть не только истинными, но и доказанными положениями. Недоказанное основание — не основание.

Невыполнение этого требования влечет ошибку — предвосхищение основания.

Приведем пример. Признание человеком своей вины некогда считалось самым надежным аргументом. В одном из российских законодательств XVIII века личное признание обвиняемого рассматривалось как «лучшее доказательство всего света».

Чтобы его добиться, применялись всевозможные методы воздействия, включая физические, Но личное признание может быть как истинным, так и ложным и, следовательно, не является достаточным основанием обвинения.

В нашем законодательстве указано, что личное признание своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью доказательств по делу.

Второе правило. Аргументы должны быть суждениями, истинность которых обосновывается независимо от тезиса. Чтобы избежать ошибки предвосхищения основания, аргумент иногда обосновывают ссылкой на тезис. Это ведет к логической ошибке — круг в доказательстве: аргумент обосновывается тезисом, тезис — аргументом. Философ XVIII века Я.П.

Козельский писал: «В доказательствах надобно беречься, чтобы не учинить погрешности, называемой круг, которая состоит в том, когда из двух предложений каждое доказывается одно другим взаимообразно: например, ежели доказывать, что человек есть разумное животное, тем, что он рассуждать может, и что он рассуждать может, тем, что он есть разумное животное, то это и будет круг в доказательстве».

Третье правило. Аргументы должны быть достаточными для тезиса. Это правило, основанное на принципе достаточного основания, нарушается, если аргументов или слишком мало, или слишком много.

В первом случае аргументы окажутся недостаточными для обоснования истинности или ложности тезиса. Поэтому «кто мало доказывает, тот ничего не доказывает». Во втором случае избыток аргументов лишает процесс доказательства ясности, делает его уязвимым для критики.

В нем легче найти «слабые звенья»: недоказанные и противоречащие аргументы. Поэтому «кто много доказывает, тот ничего не доказывает».

3. Правила демонстрации

Демонстрация обычно принимает форму одного или нескольких взаимосвязанных умозаключений, где аргументы являются посылками, а тезис — выведенным из них заключением. Поэтому правила демонстрации — это правила умозаключения, в форме которого построена демонстрация.

Вместе с тем независимо от вида умозаключения необходимо соблюдать правило «между тезисом и аргументами должна быть логическая связь». Нарушение этого правила влечет логическую ошибку — мнимое следование (non seqitur), указывающую на отсутствие такой связи; а это значит, что тезис не следует из аргумента.

Ошибка возникает в результате нарушения правила умозаключения.

Например, тезис «Он здоров» не следует из аргумента «У него нормальная температура». (Некоторые болезни, как известно, протекают без повышения температуры.) Ошибку в рассуждении можно обнаружить, построив демонстрацию в форме условно-категорического умозаключения:

К ошибкам в демонстрации относятся также следующие:

  • От сказанного с условием к сказанному безусловно. Это значит, что аргумент, истинный при определенных условиях, рассматривается безотносительно к этим условиям. Например, из рекомендации принимать антибиотики во время болезни с необходимостью не следует, что их следует принимать каждому заболевшему и при любом заболевании.
  • От разделительного к собирательному смыслу. Аргумент, истинный для части некоторого множества, используется для обоснования тезиса, относящегося ко всему множеству. Так, из аргумента о пользе зимнего купания для здоровья, верного для некоторых — так называемых моржей, не следует, что такое купание полезно всем.
  • От собирательного смысла к разделительному. То, что верно относительно сказанного в собирательном смысле, рассматривается как аргумент относительно сказанного и разделительном смысле. Иначе говоря, то, что верно по отношению ко всему множеству, взятому в единстве, не относится к каждому элементу множества. Например, положительная характеристика всей студенческой группы недостаточна для такой характеристики отдельных студентов этой группы.

В дискуссии, споре, в прениях сторон на суде нередко используют приемы, отвергаемые логикой. К ним относятся аргументы (доводы) к личности, к публике, к авторитету, к состраданию, к невежеству, к силе.

  • Довод к личности состоит в том, что обоснование истинности или ложности тезиса подменяется характеристикой личных качеств человека, его достоинств или недостатков. Так, при обсуждении преступного деяния, совершенного подсудимым, обвинитель и защитник вместо обсуждения существа дела выдвигают аргументы, характеризующие подсудимого. Обвинитель указывает на его отрицательные стороны, защитник — на положительные. Разумеется, характеристика личности подсудимого имеет определенное значение для оценки деяния и вынесения приговора. Но она не должна подменять разбирательство дела по существу.
  • Довод к публике — это стремление воздействовать на настроение, чувства присутствующих при обсуждении какого-либо вопроса. Цель такого приема — привлечь на спою сторону слушателей и тем самым оказать давление на оппонента.
  • Довод к авторитету (ipsi dixit — сам сказал). Ссылка на высказывания авторитетного ученого, философа, политика, заменяющая обоснование тезиса по существу. Такие высказывания, взятые без учета конкретных обстоятельств, при которых они были сделаны, вне контекста, не являются достаточным основанием для установления истинности или ложности тезиса.
  • Довод к состраданию — возбуждение сочувствия, жалости к себе или к кому-либо. Такой прием используют иногда студенты, чтобы получить положительную оценку, адвокат в суде, добиваясь смягчения меры наказания подзащитному, и т.п.
  • Довод к невежеству — использование аргументов, заведомо неизвестных слушателям, в расчете на их неосведомленность.
  • Довод к выгоде — ссылка на то, что согласие или несогласие с тезисом выгодно в каком-то отношении. Например, предвыборное обращение кандидата в депутаты к избирателям с обещанием повысить зарплату иногда принимается без доказательств, так как в этом заинтересованы избиратели.
  • Довод к силе — аргумент, содержащий угрозу по отношению к лицу, выражающему несогласие с тезисом.

Цель доказательства — обосновать истину. Поэтому ни довод к личности, ни довод к публике, никакие другие перечисленные доводы логикой не принимаются. Логика признает только довод к истине (ad veritatem).

Научитесь логично думать и говорить изучив курс «Практическая логика и аргументация»:

Практическая логика и аргументация: практический интерактивный мультимедийный дистанционный курс

Источник: http://www.elitarium.ru/tezis-dovod-argument-pravilo-priem-obosnovanie-dokazatelstvo-demagogija-nevezhestvo-vozdejstvie-argumentacija/

Защита прав online