Как доказать свою правоту, если хозяйка квартиры подала в суд?

Мошенники научились продавать арендованные квартиры за 20 дней

Как доказать свою правоту, если хозяйка квартиры подала в суд?

В крупных городах появились новые виды квартирного мошенничества. Все они касаются жилья, в котором в силу разных обстоятельств их собственники не живут постоянно.

Продать чужую квартиру намного проще, чем кажется. В первом случае преступники снимают хорошее жилье, платят хозяевам за несколько месяцев вперед и, подделав документы, продают квартиру. Во втором находят чужую новостройку, демонстрируют покупателям не свою квартиру и также продают ее по подложным документам.

Правоохранительные органы оказались не готовы к новым видам обмана, поэтому пострадавшим приходится очень тяжело доказывать свою правоту.

Ольга Константинова, жительница столицы, подала иск в суд. Она второй год пытается возвратить свою же квартиру, которую сдала, как ей казалось, приличный семье.

“Лишняя” квартира образовалась у женщины после смерти матери – она унаследовала двушку в спальном районе.

По решению семьи бабушкины квадратные метры должны были достаться внучке, которая училась в другом городе. На время учебы жилье решено было сдать.

Квартиру сдавали по правилам, через специальное агентство. И были очень довольны молодой парой из провинции, которая успешно нашла солидную работу в столице и готова была исправно платить и поддерживать порядок.

Удачным показалось и то, что заплатить новые жильцы предложили вперед, сразу за полгода, и пообещали сделать ремонт. Через пять месяцев Ольга Константинова навестила квартиросъемщиков, ей понадобились вещи, сложенные на антресолях.

Но заранее приготовленные извинения не потребовались. На входной двери стоял новый замок.

А открывшая дверь женщина объяснила, что это квартира ее семьи, которую они купили четыре месяца назад. В полиции заявление у ошарашенной гражданки приняли. Но дело оказалось не быстрым, так как новые жильцы предъявили документы о покупке этой квартиры. Они оперативно наняли хорошего адвоката и первыми пошли в суд.

Позже выяснилось, что мошенники воспользовались доверенностью, которую квартирная хозяйка дала им для якобы узаконивания перепланировки при ремонте.

В общем, квартирная хозяйка оказалась далеко не первой жертвой таких обманщиков. За этот год только в одном районе столицы подобных заявлений зарегистрировано уже больше десятка.

И во всех случаях обман касался квартир, где хозяева постоянно не живут.

Именно в этом случае продать жилье совсем несложно. Секрет успешной операции – в скорости. Для этого главное – занизить стоимость жилья. Тогда его реально быстро продать.

У экспертов даже есть некая статистика подобных операций. Так, подделка документов путем получения дубликатов занимает примерно дней десять. За это время мошенники , обратившись в несколько риэлтерских агентств активно показывают помещения потенциальным покупателям. Причем, почти все они хорошие психологи и часто используют метод “соперников”.

Это когда на осмотр продаваемого жилья совершенно “неожиданно” приходят еще потенциальные покупатели. Но эти покупатели не настоящие. Их наличие должно продемонстрировать, что за такие деньги квартира уйдет очень быстро. Прием , в принципе, примитивный. Но срабатывает почти всегда.

Еще около двух недель уходит на оформление продажи чужой квартиры. Итог – примерно 20 дней требуется профессиональным мошенникам, чтобы распорядиться чужим жильем.

В полиции уже знают, что подобные сделки чаще всего проводят по доверенности и по дубликатам документов. По судебной статистике, в прошлом году в судах Москвы и Подмосковья было оспорено полсотни таких сделок.

При этом, попавшим в такую неприятную процедуру, надо осознавать, что граждане, которые приобрели такое жилье, ничего не знают о недобросовестном поведении бывших жильцов. Поэтому, вложив в недвижимость пусть даже по не самой большой цене все же солидные деньги, граждане будут до последнего отстаивать свои права и биться за свои кровные.

Для настоящих владельцев это означает, что новые жильцы наймут хороших адвокатов, завалят все мыслимые и немыслимые инстанции жалобами. Будут требовать проверок, назначения экспертиз и прочих вещей, которые не позволят вопросу решиться быстро и легко.

На деле такие иски в судах рассматриваются в лучшем случае несколько лет. Попытки грубой силой решить проблему, закончится уголовным делом против бывших хозяев.

Полиция к таким заявлениям относится плохо. Почти наверняка обманутые настоящие хозяева получат ответ, из которого узнают, что им следует обратиться в суд за решением “гражданско-правового” спора.

Но даже если у настоящих хозяев хватит упорства и будет возбуждено уголовное дело о мошенничестве, расследование будет тянуться так долго, пока не смогут поймать обманщиков. А они, надо сознавать, уже давно уехали и поменяли документы и цвет волос.

Это означает, что на расследование такого дела может уйти очень много времени и оно может ничем не закончиться.

Вторым сравнительно новым видом мошенничества стала продажа новостроек. Точнее квартир в только что сданных домах. Известно, что многие успешные граждане стараются в эпоху кризиса заработанное вкладывать не в банки и кубышки, а в квадратные метры.

Не секрет, что такие пустующие годами квартиры есть почти в каждом недавно построенном доме. Причем, пользуются таким способом сберечь нажитое как физические, так и юридические лица.

Наличием немалого количества реально пустующего жилья стали активно пользоваться мошенники.

Схема обмана в этих случаях примерно такая. В местное отделение Регистрационной палаты мошенники приносят поддельное решение суда.

Мы редко задумываемся, что липовое решение суда можно изготовить на обычном принтере. Дело в том, что решения судов – не ценные бумаги и не имеют обязательной защиты, как например, деньги или исполнительные листы.

Преступники дома, как говорится, “на коленке” пишут решение суда в свою пользу о том, что данная квартира по каким-то якобы законным основаниям присуждается мошеннику или его знакомому.

А еще суд “обязывает” Росреестр зарегистрировать за гражданином жилплощадь.

Росреестр регистрирует право собственности по судебному решению в течение 10 дней. Так у преступников оказывается практически настоящее свидетельство.

Начинают показывать пустующую квартиру накануне обращения в Росреестр, и за время регистрации права собственности практически всегда находят покупателя. Анализ показывает, что и в этом случае требуется около двадцати дней для подделки решения суда со свидетельством и продажи чужого жилья.

За прошлый год только в Москве было зарегистрировано несколько десятков заявлений о возбуждении уголовных дел на лиц, претендующих на помещения в новостройках по поддельным решениям судов и поддельным договорам инвестирования.

Справка “РГ”

Чтобы обезопасить себя от квартирных мошенников, специалисты рекомендуют хранить правоустанавливающие документы в банковских ячейках.

При потере паспорта в тот же день обращаться в полицию. Не оставлять надолго пустую квартиру и время от времени проверять, все ли в ней в порядке. Еще лучше – поставить пустующую квартиру на сигнализацию.

В таких аферах страдают и покупатели жилья. Им стоит поостеречься от приобретения квартиры по очень низкой цене. При принятии решения необходимо проверять подлинность решения суда. Это надо делать не в Росреестре, а в самом суде, выдавшем этот акт. Запросите у застройщика информацию о собственнике.

Если квартира продается по дубликатам правоустанавливающих документов, необходимо обязательно сверить их с подлинниками. Если их не предоставляют, нужно отказаться от сделки. Особенно это касается доверенности.

Источник: https://rg.ru/2012/07/31/kvartira.html

Из-за долгов перед микрофинансовыми организациями пенсионерка из Полевского лишилась жилья

Как доказать свою правоту, если хозяйка квартиры подала в суд?

Окна и балконная дверь этой однокомнатной квартиры в микрорайоне Черёмушки в Полевском затянуты полиэтиленовой плёнкой. Материал для парников здесь не дополнительный утеплитель, он единственная преграда холоду, ветру и снегу. Входная деревянная дверь закрыта на висячий замок размером со спичечный коробок.

В квартире осталась старая мебель и узел с пожитками на полу. В данный момент помещения полностью непригодны для проживания: батареи срезаны, нет воды и электричества. Третий год эта квартира принадлежит молодому предпринимателю из Первоуральска: в 2014 году он купил её за 700 тысяч рублей. Но ещё до недавнего времени в ней проживала пенсионерка.

Съезжать прежняя хозяйка не хочет.

Подобные истории и их вариации сейчас не редкость: одни легкомысленно расстаются со своим недвижимым имуществом, другие его приобретают, радуясь выгодной цене, не подозревая, чем может обернуться сделка.

Ставшую непригодной для жилья квартиру в одном из домов микрорайона Черёмушки журналисту газеты «Диалог» показала Зинаида К. (имя изменено) – та самая пенсионерка, в недавнем прошлом её хозяйка, и рассказала свою историю.

Выселение

– Скрывать не буду, алкоголь употребляла, – начала Зинаида К. –­­ Причём уходила в сильные запои. Это всё после того, как врач поставил диагноз «онкология». Тогда, помню, весь мир перевернулся, и я на себе уже крест поставила: не знала, что худшее впереди…

История началась в 2014 году. Зинаида работала приёмосдатчицей на одном из хлебопекарных предприятий нашего города, проживала в однокомнатной квартире вдвоём с прикованным к койке мужем-инвалидом. По словам женщины, на две пенсии и один заработок сильно не разбежишься, к тому же муж постоянно нуждался в медикаментах.

– А тут ещё и мой диагноз. Запила. Денег стало не хватать. Пошла в микрофинансовую организацию, взяла кредит на небольшую сумму. Выплатила. Потом взяла ещё один. Не успела погасить – взяла ещё один, в другой организации. Так и пошло по наклонной.

В итоге Зинаида задолжала девяти микрофинансовым организациям 699 тысяч рублей.

– Поначалу я ежемесячно выплачивала по 6500 рублей, только на счёт поступало всего 3500. Остальное, видимо, были проценты. Потом два месяца не платила: было нечем. Стали звонить коллекторы – угрожать, что заберут квартиру в счёт долгов.

В то время я подрабатывала на рынке. Там я познакомилась с Мариной Ф. (имя изменено), она представилась предпринимателем, занималась рыночной торговлей. За разговорами я поделилась с ней своей проблемой.

Марина предложила мне помощь – сказала, что у неё есть знакомый, Константин М. (имя изменено), который сможет дать в долг 700 тысяч рублей, чтобы я закрыла все кредиты. Только ему нужна гарантия, что деньги я верну, для этого необходимо дать в залог квартиру.

В то время она полностью вошла ко мне в доверие, и я согласилась на такую сделку, – рассказывает пенсионерка.

По словам Зинаиды, Константина М. Марина привела к ней домой, мужчина представился юристом.

Договорились, что Константин даёт деньги, а Зинаида будет выплачивать ему по 25 тысяч ежемесячно (их с мужем пенсии).

Далее последовало составление договоров, подписание каких-то документов, каких – Зинаида утверждает, что не понимала, но всё, что говорили Константин и Марина, звучало очень убедительно.

Так как муж Зинаиды не вставал с постели, к ним приезжал нотариус. После с кипой документов они поехали в Росреестр, где и состоялась сделка купли-продажи квартиры.

– Я не понимала, что подписываю. Меня уверяли, что так всё и должно быть. Когда оформление документов было окончено, мы приехали домой. Константин с Мариной долго переговаривались на кухне.

Я ждала, когда же мне дадут обещанные деньги. В итоге Константин дал мне сто тысяч, под расписку. Остальное, сказал, передаст Марине, а эта Марина пообещала сама заплатить мои кредиты.

Расписку на 700 тысяч мы также подписали, – говорит Зинаида.

Четыре месяца женщина жила спокойно – из банков не звонили, коллекторы не приходили. Из полученных ста тысяч часть внесла за кредит, на остальные деньги жили с мужем. Марина же бесследно исчезла. Наступил 2015 год. На третий день нового года умер супруг Зинаиды.

– И тут моя жизнь превратилась в ад – Константин начал выселять меня из квартиры, а мне идти-то некуда. О том, что моя квартира принадлежит Константину, я узнала только в суде: он подал иск о моём выселении. На протяжении двух лет мы с ним судимся: то он на меня иск подаёт, то я на него, – говорит Зинаида.

Где правда?

21 ноября в Полевском городском суде состоялось очередное судебное заседание. Рассматривался иск пенсионерки о признании сделки недействительной. В суде Константин рассказал свою историю.

Осенью 2014 года он купил за 700 тысяч однокомнатную квартиру в микрорайоне Черёмушки, для своей дочери от первого брака (на данный момен ребёнок с матерью – бывшей супругой Константина живут на съёмной квартире). Константин предприниматель, у него сеть туристических фирм, на квартиру накопил.

Сейчас проживает в Первоуральске. На эту квартиру его вывела та самая Марина, она же привела к пенсионерам. Квартира Константину подошла – недалеко от центра, всё необходимое рядом и цена невысокая. Он обратил внимание, что супруг женщины, продающей квартиру, инвалид, и поинтересовался, где семья будет жить дальше.

Ему ответили, что переедут к племяннику.

Мужчина утверждает, что сделка проведена законно, с согласия обеих сторон. После оформления всех документов он, покупатель, передал продавцу деньги в полном объёме, что подтверждает расписка. Требовать освободить квартиру не стал – договорились, что пенсионеры поживут в ней до Нового года.

После смерти мужа Зинаиды из сочувствия Константин разрешил вдове остаться на старом месте ещё некоторое время. После он предложил пенсионерке пожить в квартире за арендную плату плюс коммунальные платежи. Через некоторое время пенсионерка перестала платить за съём квартиры (правда, коммунальные платежи вносила исправно каждый месяц до октября этого года).

Тогда Константин, как собственник, попросил женщину съехать с квартиры, та отказывалась, и он был вынужден подать на неё иск в городской суд. Первое заседание суда состоялось 9 февраля этого года. На процессе представитель Зинаиды потребовал признать сделку недействительной.

Он утверждал, что Константин дал Зинаиде деньги взаймы под залог квартиры – подписывая договор купли-продажи, пожилая женщина была уверена, что подписывает договор займа. Доказать это ни Зинаида, ни её представитель не смогли. Поэтому сделку суд признал законной. Судья Галина Бубнова, рассматривающая это дело, приняла решение о выселении Зинаиды без предоставления другого помещения.

Тогда Зинаида подала апелляционную жалобу в Свердловский областной суд, но решение городского суда вышестоящий суд оставил без изменений. Тогда она подала в областной суд иск о предоставлении отсрочки – ей разрешили пожить в квартире полгода, до 22 марта 2018 года.

Зинаида решила не терять время и снова подала в городской суд иск о признании сделки недействительной.

Что же решит суд?

На судебном заседании 21 ноября представитель Зинаиды убеждала судью, что Константин воспользовался её беспомощным состоянием, он знал, что Зинаида раньше употребляла алкоголь и что у неё большие долги. Проще говоря, пенсионерку обманули.

Мало того, когда областной суд разрешил Зинаиде пожить ещё полгода, Константин решил заменить окна. Старые 2 октября монтажники сняли, а новые так и не установили. Сейчас в квартире холодно как на улице. Чтобы не допустить разморозки труб, коммунальщики отрезали батареи, перекрыли воду. Электричество тоже отключили.

Теперь квартира находится в непригодном для проживания состоянии. Зинаида временно живёт у знакомой.

Эту часть обвинения Константин назвал клеветой. Да, действительно, он заказал замену окон, 2 октября рабочие произвели демонтаж старых, а 3 октября должны были устанавливать новые, пластиковые. Но Зинаида не пустила бригаду. Организуя замену окон, Константин не знал, что областной суд дал квартирантке право пожить в квартире ещё полгода.

Сам Константин в это время уехал в Турцию на награждение своей компании. По возвращении 15 октября он обратился в ЖЭК – специалисты срезали в квартире батареи – установили пластиковую трубу, оконные и дверной проёмы затянули полиэтиленовой плёнкой. Сейчас Константин не ставит окна по той причине, что Зинаида грозится разбить их.

О том, что женщина злоупотребляла алкоголем, он не знал, как и о её долгах. И деньги он ей передал все.

Куда дела деньги Зинаида, если она их получила, неизвестно. Известно то, что долг на ней до сих пор висит. Каждый месяц для погашения задолженности у неё из пенсии принудительно удерживается 6800 рублей.

Судебное заседание перенесли на 18 декабря.

– В первом судебном заседании участвовала помощник прокурора, она лично общалась с Зинаидой, – говорит судья городского суда Галина Бубнова. – Судом установлено, что Зинаида обращалась в прокуратуру с жалобой на действия Марины.

На личном приёме у помощника прокурора она давала пояснения по данному факту, где указала, что лично от Константина в день подписания договора получила 700 тысяч рублей, которые затем передала Марине для погашения задолженностей по кредитам. Жалоб в отношении Константина не высказывала, речь шла только о действиях Марины, которая завладела её денежными средствами.

Сейчас Зинаида обратилась с иском о признании сделки недействительной. Иск принят. На этот раз нам стали известны новые обстоятельства – мы узнали, что Зинаида употребляла алкоголь. Ранее на суде мы об этом не слышали. Сейчас идёт разбирательство по делу. Конфликтующим сторонам я предложила пройти проверку на полиграфе: в их интересах доказать свою правоту.

Полуправда, как известно, наиболее удобный способ скрыть истинное положение дел: с одной стороны, информация не скрывается, а с другой, умалчиваются очень важные детали.

https://www.youtube.com/watch?v=WYehDfJ0-GA

Мы будем следить за развитием этой истории.

Источник: https://propolevskoy.ru/criminal/item/2003-iz-za-dolgov-pered-mikrofinansovymi-organizatsiyami-pensionerka-iz-polevskogo-lishilas-zhilya

Нас выкидывают на улицу, отбирая купленную квартиру

Как доказать свою правоту, если хозяйка квартиры подала в суд?

В декабре 2005 года мы приобрели по ипотеке трехкомнатную квартиру, продав предварительно свою двухкомнатную. Сделка проходила под надзором органов опеки и попечительства, которые два месяца проверяли ее чистоту.

Собственницей квартиры была одна пожилая женщина, но прописаны в ней были еще трое. Они подписали в нотариальной конторе свое согласие на продажу квартиры и обязались выселиться в течение 14 дней. Но так и не выселились.

Поняв, что они и не собираются этого делать, мы обратились в суд. В марте 2006 года мы подали иск о принуждении их к исполнению обязательств, признании утратившими право проживания в жилом помещении, снятии с регистрационного учета и взыскании расходов по оплате коммунальных платежей. Это не поддается моему пониманию, но, спустя два года, мы получили отрицательное решение городского суда.

Зато требования по встречному иску от продавщицы о признании сделки недействительной были удовлетворены.

При этом в судебном заседании пенсионерка показала, что заявление в суд не писала и даже не знает, кто это сделал от ее имени. Однако суд не стал утруждать себя ни выяснением авторства иска, ни перепроверкой признавшей продавщицу недееспособной психолого-психиатрической экспертизы.

Суд принял во внимание выводы этой экспертизы, не смотря на то, что они основываются на показаниях свидетелей лишь о периоде 2007-2008 годов, а сами эти свидетели являются ее родственниками. Зато проигнорировал показания врачей, которые постоянно наблюдали пенсионерку и до и после сделки, а также тот факт, что она никогда не состояла на учете у психиатра.

Не помогли и показания соседей по дому о том, что на момент продажи квартиры она жила в квартире одна, самостоятельно вела хозяйство и была вполне адекватна.

Более того, вскоре после сделки с нами она приобрела себе другую квартиру. Лично подписывала договор и заявление в регистрирующий орган, получила правоустанавливающие документы и прописалась в купленной квартире, где и проживает в настоящее время. И ни одно из этих действий ни кем не оспаривается.

Я изначально настаивала на проведении экспертизы в Москве в институте им. Сербского. Но суд назначил ее проведение в не имеющем такого опыта экспертном учреждении нашего города. При назначении повторной экспертизы мое мнение вновь не было учтено. Отказал суд и в назначении дополнительной экспертизы.

Не оправдались надежды и на суд кассационной инстанции. Он ограничился тем, что положил в основу своего решения результаты заключения все той же судебно-психиатрической экспертизы.

И так же не исследовал имеющие в деле доказательства, показания соседей, участкового врача, должностных лиц. И снова проигнорировал, что в этот же период времени была куплена новая квартира.

В судебных решениях, как первой, так и второй инстанции отсутствуют результаты оценки доказательств.

Теперь в собственности у «недееспособной» пенсионерки две квартиры – трехкомнатная и однокомнатная.

А мы с больной дочерью, будучи добросовестными покупателями, оказалась без жилья и с обязательствами перед банком по кредиту.

Взыскать деньги с престарелого человека нереально, ее предприимчивые родственники формально вообще тут ни при чем. И судья, росчерком пера лишивший ребенка-инвалида крыши над головой, спит спокойно.

«Газета.Ru» попросила прокомментировать ситуацию адвоката, управляющего партнера юридической компании «Добронравов и партнеры» Юрия Добронравова.

«Если снять эмоциональную окраску, решение суда, как это не печально – законно. С точки зрения закона, покупатели квартиры не могут быть признаны добросовестными приобретателями. По сложившейся судебной практике, добросовестность рассматривается только относительно владельца жилья, а суд признает таковым лицо, которое вселилось в квартиру.

Если бы покупатели успели вселиться в квартиру и доказать законность сделки (представить подтверждения того, что не знали о психическом заболевании продавщицы), то суд мог бы признать их добросовестными приобретателями, а следовательно, и собственниками квартиры. После чего можно было бы выселить через суд и задержавшихся в квартире родственников продавщицы.

https://www.youtube.com/watch?v=eaSKQbWtd00

Что касается признания дееспособности человека, то это вопрос экспертизы, и не обладающий специальными познаниями судья решать его не может. Если суд сомневается, он может назначить другую экспертизу. Но настаивать на проведении экспертизы в Москве в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского сложно – суд не заставит пожилого человека ехать через всю страну в Москву.

Впрочем, у покупательницы квартиры еще есть шанс доказать свою правоту. Можно, например, взять копии материалов дела и самостоятельно обратиться в ГНЦ им. Сербского с запросом о даче заключения специалиста относительно обоснованности проведенной экспертизы и выводов экспертов.

В моей практике было дело, в рамках которого истец по серьезному корпоративному спору, связанному с вопросом о владении большим заводом, получил заключение экспертов о психическом расстройстве продавца. Казалось бы, дело было проиграно. Однако после того как по нашему запросу специалисты ГНЦ им.

Сербского дали свое заключение об обоснованности экспертизы и фактически не оставили камня на камне от этого весьма сомнительного доказательства, судом была назначена повторная психиатрическая экспертиза, которая пришла к выводу прямо противоположному выводам первой экспертизы.

В итоге истина восторжествовала».

Источник: https://www.gazeta.ru/realty/2009/04/14_e_2973934.shtml

Вот так история: приставы арестовали мебель и технику в престижной «трешке» за долги квартирантки – Недвижимость Onliner

Как доказать свою правоту, если хозяйка квартиры подала в суд?

Лидия Николаевна сдала престижную «трешку» в микрорайоне Веснянка за символическую плату — 350 рублей. Нашла самых аккуратных квартирантов, чтобы следили за порядком, поливали цветы, а главное — сохранили имущество.

Два года Лидия Николаевна не могла нарадоваться на жильцов: интеллигентная семья поддерживала чистоту в доме и не доставляла хлопот. А на третий квартирантка угодила в запутанную историю, результатом которой стал арест имущества в съемной квартире.

Список длинный: почти вся мебель, техника, предметы интерьера, включая кондиционер, карнизы для штор и даже крючки для верхней одежды, были арестованы в счет долга.

Сама квартирантка уверяла приставов, суд, а теперь и журналистов, что жилье сдавалось вместе с описанной мебелью и принадлежит его хозяйке, но Фемида оказалась строга и непреклонна. Абсурдная и очень обидная история — в материале Onliner.

Как все это вышло?

Десять лет назад дочь Лидии Николаевны вместе со своим теперь уже бывшим мужем сделала дорогой ремонт в трехкомнатной квартире на улице Радужной и обставила ее добротной мебелью. Все делали для себя и средств не жалели: собирались жить в квартире вместе с детьми.

Но семейное счастье продлилось недолго. В 2011 году Светлана развелась с мужем, забрала детей и уехала с ними во Францию, чтобы дать дочери образование в престижном учебном заведении.

А квартиру по доверенности отдала в распоряжение матери, дабы имущество не простаивало без дела, «высасывая» деньги на коммунальные расходы.

— В первый раз я сдала квартиру женщине с тремя детьми, — рассказывает Лидия Николаевна. — Дети разбили телевизор, и я расторгла договор с жильцами.

Да, тогда я брала залог за имущество, которое находилось в квартире, но решила вернуть его квартирантке: разве она виновата в случившемся? И дочь попросила: «Мама, пожалуйста, не сдавай семьям с маленькими детьми.

Лучше снизить квартплату, но чтобы я приехала к себе домой, а не в убитый бомжатник».

Лидия Николаевна долго искала подходящих квартирантов, и наконец в 2016 году нашла: интеллигентная, образованная пара и девочка 14 лет. Родители не курят и не пьют, тихий и уравновешенный ребенок. Пенсионерке даже в голову не пришло, что с такими приятными людьми может приключиться такая отвратительная история.

— Я сдавала им две комнаты, но просила, чтобы они присматривали за всей квартирой, по-хозяйски к ней относились. Два года было спокойно, в квартире чистота. А потом у квартирантки что-то случилось на работе, история долгая и запутанная, но по решению суда она оказалась должна огромную сумму денег.

https://www.youtube.com/watch?v=bCgiiH73KAY

Долгую и запутанную историю квартирантка Ирина попыталась сформулировать в двух словах:

— Пару лет назад ко мне обращались знакомые, которые хотели выгодно инвестировать. Директор фирмы, где я работала заместителем, предложил им проект и пообещал хорошие проценты.

Знакомые согласились, но с тем условием, что заключат договор займа со мной как с физлицом, а я, в свою очередь, заключила договор займа с директором и передала ему эти деньги. В итоге директор их не вернул, и мы с ним понесли солидарную ответственность: должны около $70 тыс. на двоих.

Приставы пришли в эту квартиру и описали имущество. И хотя я показывала им договор найма и говорила, что это не моя мебель, никто не стал меня слушать.

Арест имущества

Согласно акту ареста имущества в квартире на Радужной, 7, описаны 34 предмета мебели, интерьера, бытовой техники и электроники, в том числе люстры, карнизы для штор, шведская стенка в детской, кондиционер, шкаф-купе, встроенная вытяжка и даже крючки для верхней одежды.

По акту и решению суда выходит, что квартирантка полностью обставила чужое жилье за свой счет.

По словам самой Ирины, в «трешку» на Радужной она перевезла только несколько чемоданов с личными вещами, а из бесконечного перечня арестованного имущества ей принадлежат лишь принтер и мобильный телефон.

— Ирина позвонила мне и рассказала о случившемся. Я прилетела сюда, и меня чуть удар не хватил: на всех окнах, на двери и даже в подъезде были наклеены листовки об аресте имущества. Вы можете себе представить такое позорище? Я человек пожилой, мне 83 года, и тут начинаются вопросы от соседей. Воображаю себе, что они подумали!

Все эти вещи покупала моя дочь в 2009—2010 годах. В договоре было четко написано: «Квартира полностью обставлена мебелью и бытовой техникой». К тому же по договору я сдаю квартирантке всего две комнаты, а мебель конфисковали из всех. Ирина сама говорила — и судебному приставу, и в суде, — что мебель ей не принадлежит, но почему-то ее аргументы никого не убедили.

Суд и его решение

Светлана, дочь Лидии Николаевны, подала в суд иск, ответчиками по которому выступали квартирантка и люди, которым она задолжала. Казалось бы, истец вместе с ответчицей настаивают на том, что почти вся арестованная мебель и техника принадлежат хозяйке квартиры, и приводят достаточно веские аргументы, но все без толку.

— Я даже не подозревала, что такое может случиться. Ведь мебель-то наша, мы провели экспертизу, привлекли столько свидетелей! Ответчики (люди, которым задолжала квартирантка. — Прим. Onliner) наняли адвоката, а адвокат, видя, что я женщина в возрасте, не все помню и не могу грамотно обосновать свою позицию, просто приперла меня к стенке.

Лидия Николаевна предъявила в суде договор найма жилого помещения, заключенный с квартиранткой. Но формулировка «Квартира полностью укомплектована мебелью и бытовой техникой» не убедила суд в том, что речь идет о той самой мебели и бытовой технике, которые описаны судебным исполнителем.

Вот аргументы из мотивировочной части:

«Предметом договора найма является жилое помещение, а не передаваемое нанимателю имущество».

«Договор, который зарегистрирован в РСЦ Центрального района и предоставлен по запросу суда, не содержит сведений о принадлежности собственнику имущества, которое истец просит исключить из акта описи имущества».

«Сам факт нахождения имущества в квартире, титульным собственником которой является истец, не подтверждает права собственности истца на данное имущества».

Лидия Николаевна предъявила в суде фотографии из семейного архива, на которых квартира представлена с арестованной мебелью и техникой, а также результаты судебной экспертизы, свидетельствующие о том, что эти фото сделаны в 2011 году. Однако согласно мотивировочной части судебного решения, фото и результаты экспертизы «не подтверждают право собственности истца на имущество, включенное в акт описи».

Лидия Николаевна привела в суд множество свидетелей, но и им не удалось убедить судью в том, что имущество, описанное в счет долга квартирантки, является собственностью хозяйки квартиры.

«Свидетели, опрошенные по ходатайству представителя истца, не смогли указать, какое именно имущество, включенное в акт описи имущества, является собственностью истца.

Свидетели лишь пояснили, что до отъезда истца (около 6—8 лет назад) из Республики Беларусь имущество находилось в квартире без конкретизации имущества и его отличительных признаков», — сказано в мотивировочной части судебного решения.

— В суде свидетельствовали школьный товарищ моей дочки, который собирал всю детскую мебель, водитель, который в 2016 году перевез в съемную квартиру два кожаных дивана (предыдущая квартирантка попросила их вывезти, чтобы дети не испортили), прежняя квартирантка перечислила всю мебель, которая была там во время ее заселения. И все это совпало с фотографиями.

Но показания оказались «неточными», договор и акты «ничего не доказывали» — проще говоря, меня загнали в угол, — сетует Лидия Николаевна. — Мне до боли обидно. Я же знаю, что это дочкина мебель — вся, до последнего винтика. Она мать троих детей, воспитывает их без мужа за границей. Достойно воспитывает и вскоре собирается возвращаться.

А ей 50 лет, и она уже не в том возрасте, чтобы заново обставлять квартиру мебелью.

https://www.youtube.com/watch?v=CSStjKUnNKo

С помощью адвоката я подала кассационную жалобу, приложила дополнительные фотографии, свидетельствующие о том, что во время подачи объявления в квартире уже находилась мебель, арестованная за долги моей квартирантки, но заседание пока не назначено.

Я склоняю свою квартирантку к тому, чтобы она наняла мне адвоката. Ведь это из-за нее я угодила в такую историю. Мало того что моя ни в чем не повинная дочь лишилась мебели, так она еще и должна возместить ответчику 900 рублей судебных расходов.

Почему мы должны платить еще и за адвоката?

Источник: https://realt.onliner.by/2019/02/27/absurd

Мужчина затопил соседей, а они остались должны

Как доказать свою правоту, если хозяйка квартиры подала в суд?

Год назад ко мне обратился знакомый с необычной просьбой: ему нужна была помощь, чтобы выиграть суд с соседкой, которую он затопил.

На вопросы о том, как дело дошло до суда и действительно ли он ее затопил, знакомый ответить не смог — и мы начали разбираться.

В этой статье я расскажу, как не допустить ошибок моего приятеля и как себя вести, если суда из-за потопа не избежать.

Мой знакомый с семьей живет в доме 1905 года постройки. Больше всего в таких старых домах ценятся высокие потолки. Но мало кто знает, что находится выше этих потолков и как они разделяют квартиры.

А тем временем между этажами могут лежать очень старые деревянные перекрытия, которые требуют особенного внимания. Мой знакомый этого не знал. И решил подремонтировать пол в туалете, не обращая внимания на нюансы.

Дом 1905 года постройки, в котором живет мой знакомый. Источник: «Яндекс-карты»

Он нанял рабочих, которые должны были снять старый пол в туалете, залить его цементной стяжкой и положить сверху новую плитку. Казалось бы, чем при таком ремонте можно залить соседку снизу? Но деревянные перекрытия и цементная стяжка сделали свое дело — еще не застывший раствор просочился по ним вниз.

Во время ремонта мой знакомый оставлял рабочих дома одних и бегал на работу. Это сыграло против него.

Сначала с ремонтом всё шло хорошо. Но потом, когда хозяина не было дома, пришла соседка с претензией, что ее заливают. Ремонтники без проблем впустили ее, всё показали, и она ушла. А потом вернулась — с актом о залитии квартиры.

В противном случае может получиться так, что соседи сделают акт осмотра самостоятельно, потому что вас просто не окажется дома. Так было и у моего знакомого. В такой ситуации нужно требовать повторного осмотра квартиры — в вашем присутствии.

Даже если вы правы, не надо ругаться с соседями. И тем более не надо спорить, если вы не правы.

После ссоры он жил спокойно целый год, пока не получил судебное уведомление. Поэтому всегда лучше договориться с соседями. Дешевле отдать тысячу рублей, чем потом ходить в суд и пытаться доказать свою правоту.

Мой знакомый решил, что если он не будет забирать с почты какие-то судебные документы, то ничего страшного не произойдет. Он даже не знал, что конкретно ему пришло.

Со всем этим и в панике он обратился ко мне. Первое, что нужно было сделать, — тщательно ознакомиться с иском и понять, на чем основаны требования соседки.

Когда мой знакомый прочитал иск, он стал говорить, что соседка все придумала. Она требовала с него уже не тысячу рублей, а сорок пять. В своем иске соседка заявила, что на ремонт ей нужно 40 тысяч рублей.

Так было указано в отчете об оценке, который она приложила к иску. Оценщики посчитали, что туалет нуждается в капитальном ремонте.

Почему из-за подтеков цемента надо было менять потолок, стены, пол, снимать унитаз и ставить его обратно, было неясно.

Плюс расходы на госпошлину и на работу экспертов — все это соседка хотела взыскать через суд.

Материальный ущерб в результате залития туалета

Основание

Акт осмотра квартиры, отчет об оценке

Услуги по составлению отчета об оценке

Основание

Договор на оказание услуг по оценке стоимости ущерба помещения

Основание

Квитанция об оплате госпошлины

Мы нашли много неточностей в отчете об оценке. Его подготовила организация, которая в основном занимается оценкой транспортных средств, и многие страницы отчета были полностью скопированы из интернета. А в некоторых разделах и вовсе указали данные об автомобиле, а не о туалете соседки.

Раздел из отчета об оценке, где документы относятся к оценке транспортных средствАкт о залитии из ЖЭС

Акт осмотра был составлен истцом в одностороннем порядке. Представитель жилищно-эксплуатационной службы, ЖЭС, использовал в акте обтекаемые формулировки, например в нем не было зафиксировано, где проступил цемент.

Получается, что цемент мог быть везде, а мог быть только в каком-то одном месте. По фотографиям было не определить, где именно проступил цемент.

Все эти замечания мы решили указать в отзыве на иск, чтобы убедить суд в том, что требования соседки на самом деле ничем не подтверждены.

Фотографии «залитого цементом» туалета соседки. Фактически на них видно только то, что перегорела лампочка

Мы были не согласны с иском полностью. Мой знакомый считал, что цементом залить соседей невозможно и он никого не заливал. В отзыве мы указали все неточности отчета об оценке, необоснованность суммы требований и незаконность составления акта о залитии.

Отзыв необходимо подкрепить доказательствами. Поэтому нужно собрать любые документы, которые подтверждают вашу правоту. Это могут быть документы на квартиру, договор с рабочими, чеки из строительных магазинов, свидетельские показания, документы из управляющей компании, копии из книги учета заявок, в которой можно узнать, был ли вызов диспетчеру о залитии и когда.

В итоге мы приложили:

  1. Документы на квартиру.
  2. Строительную смету подрядчика, с которым мой знакомый изначально хотел работать, но передумал из-за стоимости работ.
  3. Справку из жилищно-коммунальной службы о том, что им не поступала заявка о залитии.
  4. Информацию из интернета о том, что оценочная организация работает не по профилю.

Этого было мало, но больше у нас не было ничего.

После того как вы подготовили и направили в суд все документы, остается только ждать и надеяться, что все будет хорошо.

Разбирательства обычно длятся очень долго. У нас первое заседание было в июне 2017 года, последнее — в феврале 2018-го, а исполнительный лист мы получили вообще в мае.

К суду соседка подготовилась: на первое же заседание она привела с собой адвоката, который начал грамотно убеждать судью, что во всем виноват мой знакомый. И у него это получалось.

Только спустя 2 месяца разбирательств и 3 судебных заседания мы смогли убедить судью, что отчету об оценке нельзя безоговорочно верить и нужна повторная экспертиза. Судья удовлетворила наши требования.

Когда другие СМИ опускают руки, мы только начинаем работатьРазбираемся в самых сложных вопросах про ваши деньги и права

Мы знали, что экспертиза — большой риск. За нее должен был заплатить мой знакомый, потому что ходатайствовал о ее проведении ответчик, а не истец. Причем мы не были уверены, что эксперты поддержат нашу позицию и подтвердят то, что требования соседки необоснованно большие.

Экспертиза стоила 16 тысяч рублей. Эксперты пришли в обе квартиры, сделали фото туалетов и ушли. Наш риск того стоил.

Зато соседка по решению суда должна была возместить моему знакомому судебные издержки и расходы на экспертизу. Она подала апелляционную жалобу, но суд второй инстанции оставил решение без изменений, и на этом всё закончилось.

Мы подождали еще 3 месяца, чтобы дело вернулось в первую инстанцию и мы смогли забрать исполнительный лист.

Сейчас делом уже занимаются судебные приставы. Теперь они будут арестовывать банковские счета и имущество соседки. Пока все идет так, как положено по закону, поэтому мы просто ждем.

Сейчас по исполнительному листу соседка должна моему знакомому почти 20 тысяч рублей. Это сумма за судебную экспертизу, о которой мы ходатайствовали, и расходы на представителя. Не думаю, что она ожидала такого результата, когда подавала иск. Но никогда нельзя знать наверняка, чем закончится суд. И уж точно не надо сдаваться, если вы считаете, что правда на вашей стороне.

Представитель и доверенность

Представитель и доверенность

  1. Перед любым ремонтом нужно внимательно изучить технические характеристики дома, чтобы не случилось непредвиденных ситуаций.
  2. Попросите рабочих не пускать посторонних в квартиру, в том числе соседей. Никаких разбирательств, осмотров и бумаг без вашего присутствия.
  3. Если соседи говорят, что вы их залили, лучше договориться и отдать тысячу рублей. Это сэкономит нервы, время и деньги.
  4. Не бойтесь, если соседи подали на вас в суд. Внимательно изучите иск, при необходимости проконсультируйтесь с юристом и составьте обоснованный отзыв.
  5. Ходите на судебные заседания и озвучивайте свою позицию. Даже если судья сначала не принимает во внимание ваш отзыв и доказательства, настаивайте на своем.
  6. В деле о залитии расходы на экспертизу могут помочь сэкономить гораздо больше.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/lampochki/

Защита прав online