Как добиться возврата вещественного доказательства?

Собственный штиль — PRAVO.UA

Как добиться возврата вещественного доказательства?
Следователь или прокурор в ходе обыска имеют право только временно изымать вещи

В декабре 2015 го-да вступил в силу Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно отдельных вопросов наложения ареста на имущество с целью устранения коррупционных рисков при его применении» № 769-VIII. Проект Закона был разработан Министерством юстиции Украины при участии правоохранительных органов, и имел целью, помимо прочего, четко определить процессуальный статус имущества, изъятого в ходе обыска.

Так, в нынешней редакции Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины такое имущество наделили статусом временно изъятого, предоставив при этом стороне обвинения увеличенный по сравнению с другими случаями временного изъятия срок для обращения в суд с ходатайством о наложении ареста (48 часов вместо следующего с момента изъятия дня).

Указанное, по мнению авторов Закона, должно было позволить заинтересованным лицам отстаивать свое право использования и распоряжения имуществом, изъятым в ходе обыска.

Изымать временно?

На первый взгляд, путем внесения изменений в статьи 170, 171, 236 УПК Украины, был четко сформулирован алгоритм действий:

— следователь или прокурор в ходе обыска имеет право только временно изымать вещи (в независимости от указания их в определении следственного судьи о разрешении на проведение обыска);

— после чего, выполняя требования статьи 169 УПК Украины, он может ходатайствовать перед следственным судьей об аресте такого имущества либо должен вернуть его собственнику.

Тут следует заметить, что для упрощения обоснования необходимости такого ареста (по сравнению с предыдущей редакцией статьи 170 УПК Украины) стороне обвинения дали возможность обосновывать ходатайство тем, что изъятые в ходе обыска вещи являются вещественными доказательствами, то есть материальными объектами, которые были орудием совершения уголовного преступления, сохранили на себе его следы или содержат другие сведения, которые могут быть использованы в качестве доказательства факта или обстоятельств, устанавливаемых в ходе уголовного производства, в том числе предметы, которые были объектом уголовно противоправных действий, деньги, ценности и другие вещи, приобретенные уголовно противоправным путем или полученные юридическим лицом в результате совершения уголовного преступления (часть 1 статьи 98 УПК Украины);

— следственный судья при рассмотрении такого ходатайства анализирует возможность использования такого имущества в качестве доказательства, то есть соответствие его критериям, указанным в статье 98 УПК Украины, и привлекает собственника имущества или лицо, у которого оно было изъято, к рассмотрению вопроса об аресте;

— последние, в свою очередь, наделяются правами, предусмотренными статьей 642 УПК Украины, вплоть до обжалования ареста в апелляционной инстанции.

Казалось бы, великолепный вариант — «и овцы целы, и волки сыты»: сторона обвинения законно (на основании решения суда) может оставить у себя в производстве все, что ей необходимо для доказывания, а собственник, если не готов ждать окончательного решения по производству или считает свои права нарушенными, имеет целый спектр способов их защиты (часть 3 статьи 642, статьи 174, 309, 392 УПК Украины).

Более того, такая редакция статьи 170 УПК Украины полностью согласована с нормой части 1 статьи 100 УПК Украины, которой установлено, что вещественное доказательство, предоставленное стороне уголовного производства или ею изъятое, должно быть как можно быстрее возвращено владельцу, кроме случаев изъятия таких вещей в ходе временного доступа к ним (статьи 160–166) или наложения на них ареста (статьи 170–174 УПК Украины). Поскольку осуществление временного доступа к вещам, которые уже изъяты и находятся у следователя, представляется абсурдным, следующим ходом стороны обвинения должен быть либо возврат, либо арест вещественного доказательства.

Примечательно, что в соответствии с указанной выше нормой (с момента принятия УПК Украины в 2012 году) изъятие вещественных доказательств на основании определения следственного судьи о разрешении на проведение обыска, вынесенного в порядке статьи 235 УПК Украины, по сути никогда не снимало со стороны обвинения обязанности как можно быстрее вернуть их владельцу.

Но проблема восприятия и применения закона, особенно в сфере уголовного процесса, у нас в стране часто сводится к выражению «казнить нельзя помиловать». Не зря в Уголовно-процессуальном кодексе 1960 года за годы изменений сложилась практика изложения некоторых норм в виде пунктов (статьи 44, 94, 97 и т.д.), а не предложений — меньше разночтений.

Изменения, внесенные описываемым законом, имели колоссальный вес и объективную необходимость, по сути своей учли все обстоятельства и могут изменить ситуацию. Только вот с изложением норм есть вопросы. Точнее, у адвокатов вопросов мало — они есть у стороны обвинения и, как ни странно, у следственных судей.

А судьи что?

Несмотря на внесенные изменения, правоохранительные органы не перестали ущемлять права собственности человека.

Следователи и прокуроры продолжают негативную практику предыдущих лет, с ходатайствами об аресте не обращаются, безосновательно удерживая изъятое в ходе обыска имущество, обосновывая свое бездействие наличием в постановлении следственного судьи об обыске разрешения на изъятие непосредственно такого имущества.

Владельцы имущества, изъятого при обыске, часто не являются стороной производства, потерпевшим, третьим лицом, в отношении имущества которого решается вопрос об аресте (в связи с непредоставлением соответствующего ходатайства), и, таким образом, лишены возможности защитить свои права на имущество и законные интересы.

В свою очередь следственные судьи при рассмотрении жалоб на бездействие следователя, прокурора, которое заключается в невозврате временно изъятого имущества, судебный контроль за соблюдением прав, свобод и интересов лиц в уголовном производстве должным образом не осуществляют, отказывая в удовлетворении жалоб.

Излагая решение, следственные судьи основывают позицию опять же наличием разрешения на изъятие определенных вещей в решении об обыске.

Судьи соглашаются, что полномочия следователя и прокурора теперь сведены к изъятию документов и временному изъятию вещей, которые имеют значение для уголовного производства (первое предложение части 7 статьи 236 УПК Украины), но тут же вспоминают, что временно изъятым имуществом являются изъятые вещи и документы, не входящие в перечень, относительно которого прямо предоставлено разрешение на обыск в определении о разрешении на проведение обыска (третье предложение этой же части).

Одинаковому восприятию могла бы помочь иная структура изложения последнего предложения части 7 статьи 236 УПК Украины — в виде перечня.

К примеру: «Временно изъятым в ходе обыска имуществом считаются:

1) любые вещи, не относящиеся к предметам, которые изъяты законом из обращения;

2) документы, не входящие в перечень, относительно которого прямо предоставлено разрешение на отыскание в определении о разрешении на проведение обыска, и не относящиеся к предметам, которые изъяты законом из обращения».

В УПК Украины вообще с этим проблема, например, из-за аналогичного изложения части 1 статьи 214.

Вот уже четвертый год следователям и прокурорам, заявителям и адвокатам совместно со следственными судьями приходится думать: относится ли наличие обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного преступления, ко всей норме или только к самостоятельному выявлению из какого-либо источника? Но это тема для отдельной статьи.

Некоторые идут дальше, по принципу «тут читаем, а тут не читаем».

Обосновывая решение об отказе в удовлетворении жалобы, например, частью 2 статьи 100 УПК Украины о том, что вещественное доказательство или документ, предоставленный добровольно или на основании судебного решения, хранится у стороны уголовного производства, которой он предоставлен. При этом судья почему-то напрочь забывает о норме части 1 этой статьи, приведенной выше, которой такие виды решений суда предусмотрены, и решения о разрешении на проведение обыска среди них нет.

Что это на самом деле? Незнание законодательства, неправильное его восприятие, нежелание его соблюдать? Или, может, следователи и прокуроры вместе с судьями просто не следят за изменениями в УПК Украины, и новшества, которые им излагает адвокат в ходатайстве о возврате безосновательно удерживаемого имущества, изъятого после 12 декабря 2015 года, им очень интересны, но на момент изъятия, к сожалению, были не известны. А пути назад нет — приходится прикрываться несуществующими нормами, ссылаться на нормы, вырванные из контекста, и стоять на своем.

Ситуацию усложняет и то, что право на обжалование решения следственного судьи, вроде как предусмотренное статьей 55 Конституции Украины и статьей 24 УПК Украины, собственник имущества реализовать не может в связи с запретом обжалования определений следственного судьи об отказе в удовлетворении жалобы (кроме решения по жалобе на постановление о закрытии производства).

Таким образом, есть два выхода из сложившейся ситуации: либо утвердить в понимании следственных судей, что именно они осуществляют контроль за соблюдением прав, свобод и интересов лиц в уголовном производстве, что заставит и сторону обвинения уважать Кодекс и права людей, либо повторно пройти нелегкий и небыстрый процесс изменений в УПК Украины и изложить уже внесенные изменения в более ясной, недвусмысленной и категоричной форме (и думать о форме изложения в дальнейшем). Какой из них более правильный — покажет время.

РУДНИЧЕНКО Владимир — юрист департамента уголовной практики ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры», г. Киев

Источник: https://pravo.ua/articles/sobstvennyj-shtil/

Вернуть без доказательств

Как добиться возврата вещественного доказательства?

Депутаты предложили возвращать не признанные вещдоками предметы в течение десяти дней

ТАСС

В Думу внесли поправки в УПК, обязывающие следователей в течение десяти дней возвращать изъятое имущество его владельцам, если оно не было признано вещдоком. Законопроект может иметь обратный эффект, считают юристы.

Депутаты-единороссы Илья Костунов и Виктор Пинский предложили обязать следователей в течение десяти дней возвращать владельцам изъятые в рамках уголовных дел предметы, включая электронные носители информации и документы, если таковые не были признаны вещдоками. В среду парламентарии внесли на рассмотрение соответствующие поправки в Уголовно-процессуальный кодекс.

Ограничить «разумные сроки»

Сейчас в ст. 81 УПК, которая определяет, какие предметы могут быть признаны вещественными доказательствами, не установлено никаких сроков для решения вопроса о признании изъятых предметов вещественными доказательствами. Поэтому следствие трактует свое право хранить изъятые, но не признанные вещ­доками предметы в соответствии со ст. 6.

1 УПК, согласно которой уголовное производство осуществляется «в разу­мный срок». «Разумный» срок между изъятием предмета и постановлением следователя о признании этого предмета вещественным доказательством или непризнании его таковым может составлять долгие месяцы, иногда годы», — пишут авторы законопроекта в пояснительной записке к нему.

Изъятые на неопределенный срок предметы могут затормозить работу целого предприятия и принести значительные убытки, вплоть до банкротства, объясняют депутаты.

Кроме того, зачастую предметы изымаются не только у подозреваемых, но и у посторонних физических и юридических лиц, связанных с подозреваемыми договорными или иными отношениями.

«Чаще всего следователи игнорируют ходатайства лиц о возврате изъятых предметов или же направляют отказы-отписки, ссылаясь на свои полномочия», — сетуют законодатели.

Обжаловать такие отказы следствия в суде бессмысленно. Судьи в отсутствие четко прописанных в УПК сроков возврата изъятого имущества руководствуются ст. 38 УПК, согласно которой следователь вправе самостоятельно принимать решение о возврате изъятых в ходе обыска предметов в случае отсутствия оснований для признания их вещественными доказательствами.

Законопроектом предлагается закрепить в ст. 81 УПК срок признания любого изъятого имущества вещдоком — 10 дней. В случае необходимости экспертизы — 30 дней.

Дальнейшее продление срока (до трех месяцев) предлагается осуществлять только в случаях особой сложности, с разрешения суда и по согласованию с региональным руководителем следственного органа. В исключительных случаях предлагается дать суду полномочия продлить свое решение на срок до шести месяцев с момента изъятия.

Это максимум, который поправки оставляют следствию на решение вопроса о признании имущества вещдоками, в противном случае вещи должны быть возвращены владельцу.

Возможен обратный эффект

«Неразумной и популистской» назвал инициативу депутатов бывший следователь МВД адвокат Владимир Жеребенков. «Нельзя ставить следователя в стойло. Иногда надо по 10 свидетелей опросить, чтобы понять, является предмет вещдоком или нет. Для экспертизы 30 дней — тоже мало.

У нас в среднем месяц-два уходит на экспертизу. Будет абсолютно лишняя бюрократия. У нас будет не сыщик, а чиновник, у которого голова будет забита сроками», — объясняет Жеребенков. По мнению адвоката, более актуальная проблема — отсутствие в УПК ответственности за судьбу вещдоков.

Часто после приговора суда владельцы изъятых вещдоков не могут найти следователя, который должен принять решение о возврате. Он может уволиться, перевестись в другое подразделение или даже умереть.

«Лучше бы законодатели обязали руководителя следственного органа нести ответственность за возврат вещдоков», — говорит он​​.

«Несомненно, проблема существует, — не согласен с коллегой адвокат Вадим Клювгант, неоднократно защищавший влиятельных бизнесменов. — Даже в Конституционном суде поднимался вопрос о недопустимости бессрочного ограничения права собственности.

Правда, это касалось ареста имущества, но похожая проблема стоит и с изъятым имуществом». По словам Клювганта, часто речь идет о дорогостоящем имуществе третьих лиц, не имеющих отношения к уголовному делу.

При этом может быть изъято «что угодно, включая весьма дорогостоящее имущество».

Появление конкретных сроков для принятия процессуального решения скорее положительное явление, но правоприменительная практика может иметь и обратный эффект, рассуждает адвокат Геворг Дагнян.

«Следователь, ограниченный сроками, может, наоборот, поспешно принять решение о признании вещественным доказательство того или иного имущества, которое окажется не имеющим отношения к делу, и тогда владельцу придется ждать окончания суда», — говорит адвокат.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2015/06/25/56bcc40e9a7947299f72bea3

Порядок возврата вещественных доказательств по уголовному делу

Как добиться возврата вещественного доказательства?

Зачастую ко мне обращаются с вопросами о том, как возвратить имущество, вещи, изъятые сотрудниками правоохранительных органов в ходе следствия по уголовному делу.

Порядок хранения, учёта и возврата предметов, изъятых в ходе следственных действий, регламентирован ст. ст. 81, 82. УПК РФ.

Вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле у лица, осуществляющего расследование, либо у судьи до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных указанными статьями.

При передаче уголовного дела от одного органа дознания другому или от одного следователя другому, а равно при направлении уголовного дела прокурору или в суд либо при передаче уголовного дела из одного суда в другой вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом.

Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

Понятие вещественных доказательств

Вещественные доказательства – это собранные в установленном законом порядке предметы, обладающие свойствами, способными устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела.

Вещественные доказательства являются одним из важнейших видов доказательств по уголовному делу.

Предметы, которые могут быть использованы в качестве вещественных доказательств по уголовному делу, осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к делу, о чём выносится постановление.

В соответствии с ч. 1 ст. 81 УПК РФ, вещественными доказательствами по уголовному делу признаются:

  • любые предметы, которые служили орудием, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления (например, холодное или огнестрельное оружие, одежда со следами крови, стакан с отпечатками пальцев, замок со следами взлома на двери квартиры, отмычки замков, приспособления для изготовления поддельных денежных знаков и др.);
  • любые предметы, на которые были направлены преступные действия (например, похищенный автомобиль, поддельный диплом и др.);
  • деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступления;
  • предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решён вопрос о судьбе вещественных доказательств.
При этом:

  • орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются;
  • предметы, запрещённые к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;
  • изъятые из незаконного оборота товары легкой промышленности подлежат уничтожению;
  • предметы, не представляющие никакой ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть выданы им;
  • деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества возвращаются законному владельцу;
  • деньги, ценности и иное имущество, указанные в п. п. «а»-«в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, подлежат конфискации (например, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооружённого формирования, преступного сообщества);
  • документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам и учреждениям;
  • остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства.

Изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации, и документы подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты. Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъёмки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации. После производства следственных действий и в случае невозможности возврата законному владельцу изъятых у него электронных носителей информации, содержащаяся на этих носителях информация копируется и передаётся последнему, о чём составляется протокол. Лицами, которым могут быть переданы (возвращены) вещественные доказательства, являются законный владелец либо государство. Законным владельцем является тот, в чьём владении, пользовании или распоряжении вышеуказанное имущество находилось правомерно и выбыло вследствие совершённого преступления или в связи с уголовным делом. Для некоторых вещественных доказательств (например, громоздких предметов, больших партий товаров, скоропортящейся продукции, изъятых из незаконного оборота наркотических средств, алкогольной и спиртосодержащей продукции, денег, ценностей и др.) установлены особый порядок хранения, учёта и возможность их досрочной реализации или уничтожения и утилизации. Соответственно вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до завершения производства по уголовному делу. Это возможно когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании она уже сыграла либо тщательный осмотр и фотографирование делают ненужным дальнейшее удержание предмета в распоряжении органа расследования или суда. При возвращении предметов их владельцам, дознавателем, следователем, а также судьёй к материалам уголовного дела приобщается документ, подтверждающий данный факт, обычно это расписка владельца, которому возвращены изъятые предметы. Владелец возвращённого имущества восстанавливается во всех своих прежних правах собственника, арендатора и т.п. От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение, когда ответственное лицо не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом, поскольку он обязан обеспечить сохранность переданного ему на хранение имущества.

Срок возвращения предметов их владельцам законодательством не определён.

Ответственность за сохранность вещественных доказательств

Ответственность за сохранность вещественных доказательств, приобщённых к уголовному делу, несёт лицо, ведущее расследование, а в суде – судья или председатель суда.

Только указанные лица правомочны решать вопрос о возврате вещественных доказательств их владельцу.

В случае утраты или повреждения имущества, предмета, признанного вещественным доказательством и подлежащего возврату законному владельцу, орган власти, не обеспечивший его сохранность, несёт перед владельцем гражданско-правовую имущественную ответственность.

Для возврата изъятых предметов необходимо написать ходатайство о возврате вещественных доказательств из материалов уголовного дела на имя следователя или судьи. Данное ходатайство должно быть рассмотрено в трёхдневный срок. В случае отказа в возврате вещественных доказательств, лицо, подавшее ходатайство, вправе обжаловать принятое решение в установленном законом порядке.

Образец ходатайства о возврате вещественных доказательств из материалов уголовного дела в орган расследования

Следователю ОРПОТ Дзержинского района
СУ УМВД России по г. Перми
майору юстиции Петровой А.А.

обвиняемого

Иванова Ивана Ивановича,
**.**.1990 года рождения, уроженца г. Перми,
зарегистрированного и проживающего по адресу:
г. Пермь, ул. Тургенева, д. **, кв. **

ХОДАТАЙСТВО

О ВОЗВРАТЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

ИЗ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Источник: https://www.advokat-stupnikova.ru/chastyie-voprosyi/95-poryadok-vozvrata-veshhestvennyikh-dokazatelstv-po-ugolovnomu-delu.html

Заявление следователю о возврате изъятых вещей – Юридические советы

Как добиться возврата вещественного доказательства?

В нем содержится большое количество советов и рекомендаций по решению конфликтных ситуаций, имеющих законную силу. Любой вопрос можно решить, зная обязанности и права обеих сторон.

Особенность данного правового акта состоит в том, что он позволяет урегулировать отношения между сторонами, возникающие как в процессе приобретения товара, так и после совершения покупки.

Первое, что должен сделать покупатель при возникновении претензии – написать заявление на возврат товара. Без этой бумаги устный рассказ будет выглядеть голословно и необоснованно.

Такое заявление на возврат товара может быть написано в произвольной форме, но должно содержать в себе 4 основных момента: 1) Реквизиты продавца (его наименование и месторасположение). 2) Реквизиты покупателя (фамилия, инициалы, паспортные данные и контактный телефон).

Возврат изъятых вещей

С момента подачи такого заявления в течение 10 дней магазин обязан решить вопрос о возврате денег. Это предусмотрено статьей 22 того же Закона.

А статья 23 гласит о том, что за каждый день просрочки продавец обязан оплатить пеню, которая составит 1 процент от стоимости товара.

Можно также предупредить продавца о том, что в случае игнорирования настоящего заявления и невыполнения законных требований вы будете вынуждены обратиться в суд.

После этого останется только ждать результата разрешения вопроса. Если вещь не понравилась или не подошла Бывают случаи, когда покупатель хочет вернуть товар, который не имеет дефектов качества. Это тоже возможно. Взять, к примеру, одежду. Придя домой, человек еще раз примерил вещь и понял, что она ему совершенно не идет.

Возможно, его не устроила цветовая гамма или размер. В этом случае необходимо составить заявление на возврат товара надлежащего качества.

Forbidden

Внимание Законодательный регламент вопроса Государство защищает интересы потребителя и на законодательном уровне наделяет его правами в вопросах возврата бракованного, некачественного либо не подошедшего по определённым критериям товара.

Нормативно-правовой акт «О защите прав потребителей» регулирует правовые отношения между покупателем и продавцом, устанавливает их законные права и обязанности. Обменять либо вернуть можно практически любую приобретённую вещь.

Условия и основания Как вернуть одежду в магазин? Основными аспектами для возвращения купленной одежды в магазин являются:

  • обнаружение брака;
  • ненадлежащее качество;
  • неподходящие фасон, размер или расцветка.

Покупатель вправе обменять или вернуть неподошедшую одежду, в определённый временной отрезок, установленный законодательством.

Можно ли осуществить возврат одежды в магазин по закону?

При этом лучше сослаться на норму закона (например, пункт 1 статьи 18 — если речь идет об обнаруженных неисправностях и недостатках, или пункт 1 статьи 25 закона о правах потребителей — при возврате качественного товара).

  1. Перед подписью имеет смысл дописать фразу об оставлении за собой права обратиться за судебной защитой в случае отказа в приеме товара — это право сохраняется за покупателем независимо от наличия такого упоминания в заявлении, но, как показывает практика, лучше лишний раз напомнить продавцу о своей осведомленности в юридических вопросах.
  2. Подпись должна быть расшифрована, в конце заявления нужно поставить дату.

Лучше всего составить заявление заранее и в домашних условиях — особенно это актуально для случаев возврата бракованного товара, так как здесь требуется веская и четко сформулированная аргументация.

Можно ли подать заявление в полицию, если человек не возвращает вещь?

Телефонная консультация 8 800 505-91-11 Звонок бесплатный Как правильно написать ходатайство на имя следователя о возврате изъятых вещей при задержании моего мужа.

читать ответы (1) Тема: Возврат имущества У меня следующий вопрос: в аэропорту сдала в багаж рюкзак, забыв вынуть из него телефон.

Рейс был не прямой, с пересадкой и ожиданиемчитать ответы (1) Тема: Возврат вещественного доказательства Возможно ли отправить ходатайствоство по почте, без личного присутствия, и как я узнаю ответ.

читать ответы (1) Тема: Узнать ответ У нас был обыск, забрали деньги, ноутбук, телефоны, машину и документы… муж по делу идет как свидетель, его отпустиличитать ответы (3) Тема: Забрать имущество Сегодня прошло десять рабочих дней после суда и приговор вступил в силу. В суде поставлена печать.

Возврат одежды в магазин — правила возврата

Остальные условия возврата одежды онлайн такие же, как и в перечисленных выше случаях.

Что делать, если продавец против? На практике часто возникают конфликтные ситуации, когда продавец, пользуясь юридической безграмотностью покупателя, ведёт себя недобросовестно и отказывает последнему в удовлетворении законных требований.

В подобном случае, потребитель имеет полное право потребовать защиты своих интересов в суде. Вернуть одежду в магазин можно, но лучше более ответственно относиться к её выбору, чтобы в дальнейшем сэкономить собственные нервы, деньги и время.

Источник: http://advokatymurmanska.ru/zayavlenie-o-vozvrate-veshhej-vidno-li-eto-drugim/

Передача вещественных доказательств в связи с прекращением уголовного дела

На основании ч.1 ст.73 УК РФ вещественными доказательствами являются предметы реального мира:1) Вещи домашнего обихода;2) Бытовая техника;3) и видеотехника, телевизоры и т.п.

;4) Персональные компьютеры;5) Диски, дискеты, иные носители компьютерных программ;6) Одежда, предметы личной гигиены и т.п.;7) Транспортные средства;

Иные движимые и недвижимые вещи.

Источник: https://lawsymphony.com/zayavlenie-sledovatelyu-o-vozvrate-izyatyh-veschey/

ЕСПЧ: собственник утраченных вещдоков может требовать компенсацию за них до завершения уголовного дела

Как добиться возврата вещественного доказательства?

19 марта Европейский Суд вынес Постановление по делу «ООО “Гастрономъ” против России» по жалобе фирмы на невозможность получить компенсацию от государства за утрату товаров, изъятых в качестве вещдоков в рамках уголовного дела и дела об административном правонарушении.

У фирмы изъяли принадлежащую ей алкогольную продукцию

В 2011 и 2012 гг. компания «Гастрономъ» приобрела несколько партий алкоголя у трех поставщиков. В дальнейшем УМВД России по Калининградской области в ходе проводимого на складе общества ОРМ изъяло принадлежащую ему алкогольную продукцию.

В апреле 2012 г. было возбуждено уголовное дело по признакам совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 327.1 УК РФ (изготовление, сбыт поддельных акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия либо их использование), в отношении неустановленных лиц.

Тогда же на складе фирмы был произведен обыск, в ходе которого следствие изъяло часть алкогольной продукции вместе с устройством для печати на акцизных марках и опечатало складские помещения.

В следующем месяце на складе произошел пожар, уничтоживший часть оставшегося спиртного, поэтому следствие изъяло всю алкогольную продукцию со склада и передало ее на ответственное хранение обществу «Деметра».

В рамках уголовного расследования было проведено несколько экспертиз. Согласно двум заключениям экспертов, акцизные марки отдельных наименований алкогольной продукции не были подлинными.

Два других свидетельствовали о подлинности акцизов части спиртного, но при этом выявили непригодность для потребления ряда наименований в связи с истечением срока годности или его несоответствием обязательным стандартам производства.

Сначала следствие намеревалось приобщить к вещественным доказательствам все изъятые им товары, однако впоследствии оно отказалось от этой идеи в силу того, что некоторые из них имели подлинные акцизные марки. «Гастрономъ» обжаловал действия следствия, потребовав возврата товара, однако суды отказались удовлетворять его жалобу.

Далее следствие изъяло 15 наименований спиртного с поддельными акцизными марками в качестве вещдоков по уголовному делу, а 75 наименований с подлинными акцизными марками проходили различные проверки в рамках дела об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ (нарушение правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции).

Уголовное дело неоднократно приостанавливалось из-за невозможности установить подозреваемого. Так, в последнем постановлении следователя указывалось на невозможность уголовного преследования руководства компании «Гастрономъ» или ее поставщиков в силу недоказанности их умысла на совершение преступления.

Фирме не удалось вернуть изъятое спиртное и получить компенсацию за него

Российские суды отказались признавать компанию виновной в совершении административного правонарушения за недоказанностью последнего и нарушением порядка производства по делу.

Так, суд первой инстанции отметил, что УМВД не представило доказательств необходимости изъятия алкоголя в рамках этого дела.

В то же время суд указал на то, что компания не доказала свое право собственности на изъятые товары, поэтому не вправе рассчитывать на возмещение их стоимости.

Впоследствии апелляция отметила, что согласно экспертному заключению от 1 июня 2012 г.

изъятые товары имели подлинные акцизные марки; изъятие товаросопроводительных документов, подтверждающих законность сбыта алкогольных напитков, произошло одновременно с конфискацией товаров; компания доказала факт собственности на товары. В связи с этим вторая инстанция обязала УМВД вернуть изъятые товары.

В дальнейшем «Гастрономъ» получил соответствующий исполнительный лист на принудительное исполнение решения суда, однако приставы не обнаружили у ответчика разыскиваемого имущества и закрыли исполнительное производство.

В связи с отсутствием изъятых товаров в помещении общества «Деметра» было возбуждено два уголовных дела, в рамках которых компания «Гастрономъ» фигурировала уже в качестве потерпевшего. Одно дело было инициировано в отношении старшего следователя по ст.

293 УК РФ (халатность) за ненадлежащую передачу алкогольной продукции обществу «Деметра», а второе – по факту хищения товара.

Уголовные дела приостанавливались несколько раз, но в июле 2018 года суд признал следователя виновным в халатности, а виновных в хищении товара так и не удалось найти.

После обнаружения пропажи «Гастрономъ» попытался в судебном порядке взыскать с государства компенсацию за утрату имущества на сумму 63 млн руб.

Арбитражный суд отклонил иск компании в связи с преждевременностью и общей недоказанностью права собственности на спорное имущество.

Однако апелляция отменила решение суда и удовлетворила требования истца, указав, что изъятие УМВД контрафактных товаров носило законный характер, однако правоохранительный орган несет ответственность за сохранность вещественных доказательств.

Вскоре окружной суд отменил постановление апелляции, оставив в силе решение первой инстанции. Кассация сочла, что истец не доказал ни свое право собственности на товар в силу отсутствия сведений о его оплате, ни законность его производства и сбыта.

Окружной суд отметил, что изъятые ценности имели статус вещдоков в уголовном деле об использовании поддельных акцизных марок, а право заявителя на компенсацию зависело от результатов расследования уголовного дела о хищении его имущества и халатности.

Обращение в Верховный Суд РФ не увенчалось успехом, так как последний отказался рассматривать кассационную жалобу компании.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В своей жалобе в Европейский Суд компания ссылалась на нарушения ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (защита собственности) из-за исчезновения принадлежащих ему товаров, изъятых правоохранительными органами. Кроме того, заявитель указал на тройное нарушение ст.

6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) в связи с неисполнением соответствующего судебного решения о возврате товара; общей противоречивостью выводов гражданского и административного судопроизводства; отказом национальных судов присудить ему соответствующую компенсацию за утрату имущества.

В связи с этим заявитель просил ЕСПЧ присудить компенсацию ущерба на сумму 1,6 млн евро, а также возмещение судебных издержек в размере 27 тыс. евро.

В своих возражениях на жалобу Правительство РФ настаивало на недоказанности права собственности заявителя на спорную алкогольную продукцию.

Российская сторона ссылалась на то, что спорные товары были изъяты в качестве доказательств и их судьба должна определяться после окончания производства по уголовному делу в соответствии со ст.

81 УПК РФ: именно тогда заявитель может обратиться в суд с иском о возмещении соответствующего ущерба.

В доводах на возражения российского правительства заявитель отметил, что именно временное изъятие имущества привело к его утрате. Компания полагала, что исчезнувшие товары не могут быть доказательствами по уголовному делу, исходя из смысла ст. 81 УПК РФ, а национальные власти не выполнили свое обязательство по сохранению изъятого имущества.

ЕСПЧ выявил нарушение права заявителя

Изучив материалы жалобы, Европейский Суд указал на необходимость собственного анализа исследуемых обстоятельств дела, поскольку вопрос о статусе собственника-заявителя не был разрешен национальными судами.

Суд разделил изъятые товары на две группы: вещдоки по уголовному делу и по делу об административном правонарушении, которое было завершено решением суда в 2013 г. В силу исчезновения всех этих товаров, которое приравнивалось к потере имущества по смыслу ст.

1 Протокола № 1 к Конвенции, и отказа российских судов компенсировать их утрату необходимо было определить обоснованность такого вмешательства в права заявителя.

Потеря изъятого имущества обошлась России в 34 тыс. евроЕСПЧ признал нарушение прав коммерческой фирмы, имущество которой, удерживаемое в качестве вещдока, было утеряно правоохранителями

Суд подчеркнул, что правоохранительные и судебные органы обязаны принимать разумные меры для хранения вещественных доказательств, а национальное законодательство должно предусматривать возможность предъявления иска к государству о взыскании ущерба из-за неправильного хранения изъятого имущества. При этом процедура подачи таких исков должна быть эффективной, чтобы собственник мог реально защитить свои права.

ЕСПЧ обратил внимание на то, что арбитражные суды сочли иск заявителя о взыскании ущерба за утрату товара преждевременным из-за незаконченности расследования уголовного дела, которое при этом фактически зашло в тупик.

Суд также отметил необоснованность отказа взыскать ущерб за потерю имущества, изъятого в рамках дела об административном правонарушении, так как оно не имело никакого значения для уголовного дела, однако факт его утраты так и не был расследован должным образом. С учетом изложенного Европейский Суд выявил нарушение ст.

1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с отсутствием у заявителя возможности предъявить иск к государству о компенсации утраченного госорганами имущества.

Относительно порядка определения суммы понесенного компанией ущерба Европейский Суд указал, что некоторые товары пострадали в результате пожара до их изъятия правоохранительными органами в период с 3 по 6 мая 2012 г.

, а согласно нескольким экспертным заключениям часть продукции не соответствовала обязательным производственным стандартам, была непригодной для потребления, имела фальшивые акцизные марки. По этой причине заявитель не мог рассчитывать на продажу товара по указанным им рыночным ценам.

В связи с этим ЕСПЧ отклонил представленное заявителем экспертное заключение по размеру понесенного им ущерба, предложил сторонам определиться по этому вопросу в ходе переговоров и присудил только компенсацию судебных расходов на сумму 3 тыс. евро.

Адвокаты оценили позицию ЕСПЧ

Интересы компании-заявителя представлял адвокат АБ «Баранов, Камасин и партнеры» Сергей Баранов, который высказал удовлетворение выводами Суда.

«Признав нарушения прав ООО “Гастрономъ” и обоснованность заявленных им требований, ЕСПЧ вынес в отдельное производство вопрос о конкретном размере причиненного материального ущерба, предоставив РФ и моему доверителю возможность достичь договоренности о конкретном размере компенсации на основании ст. 75 § 1 регламента Суда в течение трех месяцев», – отметил он.

Комментируя постановление ЕСПЧ, руководитель уголовной практики АБ «Бородин и партнеры», адвокат Михаил Чечёткин заметил, что в России у Европейского Суда сложился образ инстанции, которая защищает человека в его противостоянии с государством, и, как правило, это не связано с коммерческой деятельностью.

В связи с этим российский бизнес редко обращается к юрисдикции ЕСПЧ от имени организаций. «Вынесенное решение вновь дает понять, что отстаивать свои права можно и от лица пострадавшей компании, так как за каждым бизнесом все равно всегда стоит человек.

ЕСПЧ способен разобраться в нюансах правового статуса заявителя и судьбе имущества, оценить действия и решения властей и судов, вынесенные в рамках уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства», – отметил Михаил Чечёткин.

Он также добавил, что, если власти не договорятся с компанией-заявителем и не известят об этом ЕСПЧ, должен быть рассмотрен вопрос о размере компенсации, а на территории России компания может обратиться в суд о пересмотре своего дела по новым обстоятельствам.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Евгений Москаленко заметил, что пропажа крупных партий продукции после ее изъятия правоохранительными органами является перманентной ситуацией в России, особенно если речь идет об алкогольных напитках.

«Есть подозрение, что возбуждение дел осуществляется изначально по надуманным основаниям, в интересах конкурентов либо с целью введения в бизнес аффилированных с руководителями органов МВД лиц. В дальнейшем такие дела приостанавливаются якобы ввиду отсутствия лица, подлежащего обвинению по ст. 208 УПК РФ.

По мнению органов расследования, эта статья позволяет им держать при уголовном деле вещдоки, но в действительности таким образом бесконечно долго скрывается факт хищения, поскольку дело может пылиться в архиве десятилетиями», – пояснил он.

По мнению эксперта, если было установлено, что алкоголь и акцизные марки не имеют признаков фальсификаций, партия возвращается их владельцу согласно нормам УПК РФ.

«Подтверждающим владение документом является акт изъятия продукции либо протокол ее выемки, в дальнейшем сами правоохранительные органы доказывают в судах этим же документом факт владения товаром на момент его изъятия, поэтому выводы судов о невозможности возврата продукции по причине недоказанности права собственности не основаны на законе», – отметил Евгений Москаленко.

Он полагает, что явные нарушения всегда свидетельствуют об иных причинах, которыми руководствуются правоприменители: «В данном случае схемой принятия решений “следствие – прокурор – суд” наверняка скрывается хищение продукции в системе ОВД».

В связи с этим адвокат выразил удивление выводами ЕСПЧ о невозможности компенсации утраченной продукции. «Акцизная марка дает право на реализацию алкогольной продукции, однако это вовсе не означает, что у последней нет стоимости или владельца.

Собственник имеет право владеть алкоголем, а акцизная марка может быть получена в будущем. Кроме того, поддельные акцизы составляли лишь часть изъятой партии, поэтому непонятно, почему ЕСПЧ отказался компенсировать стоимость оставшейся партии с подлинными акцизами.

Я не увидел препятствий для удовлетворения иска компании к РФ», – отметил Евгений Москаленко.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/espch-sobstvennik-utrachennykh-veshchdokov-mozhet-trebovat-kompensatsiyu-za-nikh-do-zaversheniya-ugolovnogo-dela/

Защита прав online