Как добиться возврата части общедомового имущества, приватизированного парикмахерской?

Вмешательство собственника помещения в общее имущество здания: когда ВС РФ считает это допустимым?

Как добиться возврата части общедомового имущества, приватизированного парикмахерской?

Наша страна остается одной из тех немногих, в которых отсутствует достаточное нормативное регулирование так называемой «поэтажной собственности».

Этот общепризнанный за рубежом особый вид собственности образуется в случае выделения в здании помещений, которые запускаются в оборот в качестве самостоятельных объектов прав, и требует системного регулирования.

В то же время в нашей стране оборот жилых и нежилых помещений исчисляется десятками тысяч сделок, а общее число зданий, находящихся в режиме поэтажной собственности, исчисляется миллионами.

О проблемах, порожденных практикой перевода жилых помещений многоквартирного дома в нежилые, на вебинаре, организованном порталом Lextorium, рассказывал Андрей Егоров, к.ю.н., директор и профессор РШЧП, первый заместитель председателя Совета ИЦЧП им. С.С. Алексеева при Президенте РФ.

Лишь незначительное число норм посвящено в Жилищном кодексе РФ непосредственно жилым помещениям, и в то же время в нем вовсе отсутствует регулирование в отношении нежилых помещений.

Все регулирование в отношении нежилых помещений сосредоточено в небольшом постановлении Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 64. При этом более 30 000 судебных актов были приняты по поводу разграничения индивидуального и общего имущества в многоквартирном доме.

Другой «болевой точкой» судебной практики является переоборудование помещений из жилых в нежилые.

Узкая тема с далекими последствиями

Тема, которую А. Егоров выбрал для своего выступления, только на первый взгляд кажется довольно узкой. В аспекте соотношения прав индивидуального собственника помещения с правами, по сути, сообщества собственников иных помещений в том же здании к обсуждению был предложен вопрос: допустимо ли, и если да, то в каких случаях, вмешательство в общее имущество здания?

Прежде чем обратиться к анализу судебной практики, А. Егоров обратился к вопросам теории. Специфика поэтажной собственности заключается в том, что в рамках этой правовой конструкции присутствует объект личного имущества — предположим, квартира.

И устоявшееся к данному моменту в России отношение к институту личной собственности выражается известным выражением: «Что хочу, то и ворочу». Но вопреки данной «традиции», очень скоро мы будем вынуждены смотреть на подобную собственность с другой точки зрения.

И чем быстрее мы «прозреем», тем легче нам будет подойти к тому пониманию личной собственности, которое сейчас уже формируется и практикой Верховного суда РФ, и законодательными инициативами, и — на более высоком уровне — на уровне правовых идей и концепций.

Лектор придерживается той точки зрения, что помещение, находящееся в личной собственности владельца (например, квартира в многоквартирном доме), — это прежде всего объект общей собственности. Да, в нашей истории с нами (с гражданами, с юрлицами, с законодателем, с судьями) злую шутку сыграл переход от социалистического уклада жизни к рыночным отношениям.

Поспешный, надо сказать, переход. Стремясь, во-первых, снизить издержки собственно переходного периода, ввергнувшего россиян в новые реалии, а во-вторых, создать какой-никакой класс собственников, власти позволили гражданам приватизировать квартиры. Дальше — больше. Под приватизацию начали попадать и здания, и предприятия.

Их делили на помещения, которые также подлежали продаже, и становились чьей-то собственностью. Отдельные помещения в отдельной собственности.

В этих условиях немудрено, что сформировалось убеждение, что главное в собственности — это именно помещение, а вот доля в праве на общее имущество — это нечто эфемерное, не дающее ни прибыли, ни убытков и не накладывающее на владельцев ни прав, ни обязанностей.

Сегодня мы приходим к выводу, что это был абсолютно неправильный подход.

Альтернатива долевой собственности

Поэтажная собственность родилась как преодоление недостатков общей долевой собственности. Классическая общая долевая собственность в чистом своем виде означает, что никому не принадлежит никакое конкретное помещение. Все собственники всего. Просто договорились, что один живет на первом этаже, другой — на втором и т.д.

В чем недостаток такого рода отношений? В отсутствии стабильности. В том, что все договоренности могут потерять с течением времени свою силу. Тот, кто живет на первом этаже, умирает, условно говоря, и сосед со второго может переехать туда. А наследники получат какую-нибудь иную долю.

Масса может быть всяких вариантов при режиме общей долевой собственности, и однозначных решений всех проблем институт долевой собственности не дает.

Поэтажная собственность, по сути, придала пользованию отдельными помещениями универсальный характер, характер, защищающий собственника этого помещения от посягательств всех остальных лиц. Но при этом перед собственником ставится ряд различных ограничений, поскольку принадлежащая ему собственность находится в едином объекте, в едином здании.

Потому что в конечно счете собственнику принадлежит пространство, ограниченное конструкциями помещения. По сути, стены, пол, потолок настолько же принадлежат ему, как и его непосредственным соседям. Да и окна, являясь неотъемлемой конструктивной частью фасада здания, принадлежат всему сообществу собственников.

Внешний вид зданий, собственно говоря, также является имуществом всех собственников этого здания. Именно поэтому окна должны быть одинаковыми, нельзя менять свои окна, ориентируясь исключительно на свой вкус и свои предпочтения, без согласия остальных собственников.

Другое дело, что пока личный опыт говорит нам об обратном, но с точки зрения правовой составляющей, это именно так.

В этой парадигме живет остальной, так называемый цивилизованный мир, и на самом деле эти требования логически вытекают из системы права, хотя в российском правосознании кажутся нонсенсом. Но понемногу, не так быстро, как хотелось бы, ситуация начинает меняться.

Если какое-то время назад кондиционеры, установленные как бог на душу положит, на фасадах ни у кого не вызывали вопросов, и даже суды к подобным архитектурным изыскам оставались равнодушными, то сейчас в ряде регионов формируется практика, которая эти кондиционеры предписывает демонтировать. А.

Егоров выразил уверенность, что в будущем эта тенденция будет распространяться еще больше.

Кстати, в иностранных правопорядках в отношении поэтажной собственности уже разработаны и успешно применяются механизмы регулирования. И российской юрисдикции есть куда стремиться. Другое дело, считает А.

Егоров, нам еще предстоит пройти большой путь к созданию взвешенной системы праворегулирования, которой будут подчиняться все правоотношения в доме, в здании, в котором есть отдельные помещения, находящиеся в собственности у отдельных лиц.

Общий принцип баланса интересов

Итак, есть индивидуум, и есть сообщество, частное против общего. Известный вопрос: как установить и соблюсти баланс интересов?

Для начала лектор предложил обсудить общий принцип этого будущего регулирования. Он должен быть таков: любое строительное вмешательство отдельного сособственника в общее имущество здания недопустимо. Немецкое право возводит этот принцип практически в абсолют.

И когда встает вопрос о вывесках, к примеру, немецкое право их размещение на стенах домов тоже относит к строительному вмешательству в общее имущество здания.

Потенциально любые сособственники могут запретить размещение вывесок каким-либо способом: на саморезы ли, на клей ли — любое прикрепление любых конструкций к стене требует согласия всех собственников. Это же касается и антенн, что на стене, что на крыше.

Отметим, что соответствующие положения о строительном вмешательстве появляются в правилах и нормах российского законодательства, в том числе в Жилищном кодексе РФ. В общем и целом, отмечает А.

Егоров, движение идет в правильном направлении, хотя не все суды еще эту тенденцию уловили.

Практика не единообразна, и в недалеком прошлом много примеров встречалось, когда суды отказывали в иске к собственнику, аргументируя позицию тем, что «не произошло уменьшения общего имущества».

Сегодня ситуация изменилась. «Сейчас, — говорит А. Егоров, — ВС РФ выстраивает практику достаточно последовательно и в соответствии с подходами европейских правопорядков.

И с наиболее распространенной в мире догматикой поэтажной собственности».

И, основываясь на практике ВС РФ, спикер выдвигает тезисы, которые, по его мнению, должны быть заложены в правовое регулирование рассматриваемых отношений.

Согласие всех собственников нужно всегда

Источник: https://www.eg-online.ru/article/380171/

Нужен закон о возврате общего имущества

Как добиться возврата части общедомового имущества, приватизированного парикмахерской?

Заседание ОП РФ 28.08.2017

Созданную в 2005 г. Общественную палату РФ по характеру и цели её деятельности вполне можно отнести к институтам независимого от государства гражданского общества.

По закону «Об Общественной палате Российской Федерации» последняя «призвана обеспечить согласование общественно значимых интересов граждан Российской Федерации, общественных объединений, органов государственной власти и местного самоуправления для решения наиболее важных вопросов экономического и социального развития, обеспечения национальной безопасности, защиты прав и свобод граждан» посредством выдвижения и поддержки гражданских инициатив, осуществления общественного контроля за деятельностью правительства РФ, органов исполнительной власти субъектов РФ и т. д.

28 августа 2017 г. Комиссия Общественной палаты по ЖКХ, строительству и дорогам созвала из числа граждан и представителей органов власти круглый стол по теме: защита и восстановление имущественных прав собственников помещений многоквартирных домов. Разговор вели о проблемах, связанных с государственной регистрацией прав собственности на объекты общего имущества в многоквартирных домах.

В выпущенном для круглого стола пресс-релизе Комиссии и НП «ЖКХ контроль» о текущих результатах деятельности Общественной палаты сообщается, что «если до 2016 года вопросом восстановления прав собственников системно занимались администрации Москвы, Санкт-Петербурга и Костромы, то в 2017 году уже более 40 городов РФ создали или создают рабочие группы по восстановлению прав собственников МКД». При этом особенностью этого процесса становится внесудебный порядок исключения из казны города, поселения переданного ей ранее с нарушением закона о приватизации общего имущества многоквартирного дома.

Тем не менее, дискуссия показала, что дела с возвратом общего имущества собственникам в целом обстоят плохо: игнорируя решения судов о возврате общего имущества и отказывая гражданам в регистрации их права на такое имущество под любым предлогом, государственная исполнительная власть активно препятствует восстановлению нарушенных прав граждан на общее имущество.

Наиболее острыми и содержательными стали выступления представителей собственников помещений из Санкт-Петербурга С.Г. Морозовой, М.В. Нахимовой, из Москвы — Вепрецкой Т.П., Молодых В.Г. и др.

Ведущая заседание заместитель председателя Комиссии по ЖКХ С.В. Разворотнева констатировала, что «у нас ничего не работает так, как должно работать по закону».

Выступавшие говорили о том, что надеяться на суды или добрую волю власти собственникам не приходится: жизнь опровергает такую надежду.

Необходимо через СМИ доводить информацию о прямом нарушении права собственников на общее имущество, которое продолжается в течение уже четверти века, и ставить перед Государственной думой вопрос о принятии специального закона о возвращении им третьими лицами фактически незаконно изъятого у них общего имущества многоквартирного дома. Таких случаев незаконного изъятия по стране тысячи. Более того, эта порочная практика, несмотря на противодействие общественности, продолжается.

Необходимо снять барьеры для постановки общего имущества многоквартирных домов на кадастровый учёт и зарегистрировать в государственном реестре права собственников помещений на общее имущество, таким образом, реально защитить их права. Точно так же следует поступить и с земельным участком под домом и придомовой территорией с элементами благоустройства.

О причинах конфликта

Каким же тогда образом переданное собственникам общее имущество попало в чужие руки?

1. По Закону «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от 4 июля 1991 г.

, приватизации подлежали только жилые помещения, то есть квартиры, которые в настоящее время автоматически включены в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество.

Нежилые же помещения в том же Реестре не учитываются, хотя приватизаторы квартир, по Закону, одновременно становились и совладельцами общего имущества в виде нежилых помещений, а также земельного участка.

Попросту говоря, свидетельство о праве собственности собственник получал только на приватизированную им квартиру. Оформления в собственность права на владение долей в общем имуществе — внутри дома и на земельном участке, не происходило. А такое оформление и является условием для постановки права на общее имущество на учёт в Реестре.

То есть приватизация и регистрация объектов недвижимости бывшего государственного и муниципального жилищного фонда обернулась для новых собственников приобретением в собственность только жилого помещения. Регистрация оказалась разделённой на регистрацию квартиры, общего имущества и земельного участка.

Поэтому Закон о приватизации остался не исполненным до конца.

Например, нам говорят, что для постановки на кадастровый учёт принадлежащего нам по закону права на земельный придомовой участок нужно знать его границы и то, что наш дом стоит именно на этом участке. Для выполнения данной работы необходимо пригласить специалиста в лице кадастрового инженера и заплатить ему за услуги примерно 70-100 тысяч рублей.

При этом не факт, что Росреестр учтёт полученные таким образом данные и оформит наше с вами право на придомовую территорию.

Но, скажите, пожалуйста: какого кадастрового инженера или другого специалиста вы пригласили, чтобы оформить право собственности на вашу приватизированную квартиру? Никакого! Так в чём же дело: почему в первом случае статья 1-я Закона предусмотрела бесплатную передачу жилых помещений в собственность граждан, а в отношении совладения общим имуществом порядок передачи в собственность не установлен?! При этом вам как собственнику противостоит государство, которое приняло закон и передало бесплатно в вашу собственность квартиру, а общее имущество не передаёт. Где же логика, где передача жилищного фонда, а не квартиры? Где выполнение государством своей конституционной обязанности по признанию, соблюдению, уважению и защите прав и свобод своих граждан?!

Почему, вместо исполнения своей законной обязанности, государство, по определению одного из участников круглого стола, ведёт из-за общего имущества с гражданами «гражданскую войну» за изъятие у них этого имущества?

Теперь представьте себе, что часть общего имущества, ну, скажем, подвал дома или колясочная, попала в руки третьих лиц и стала их собственностью на основе каких-то сочинённых документов. Третье лицо ставит вашу собственность на учёт в Росреестр как свою.

Вы идёте жаловаться в суд. В суде вам отвечают, что при наличии противоречий в документах приоритет имеет запись третьего лица в Росреестре (пункт 4 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утверждённых постановлением правительства РФ №491 от 13.08.

2006 г.).

Таким образом, отсутствие у собственника помещений оформленного права на общее имущество, не установленный в Законе о приватизации порядок оформления этого права являются одной из причин, по которой общая собственность становится собственностью посторонних лиц, включая и государство.

2. Закон о приватизации жилищного фонда появился на свет, когда общенародное советское государство мирно превращалось в буржуазное. Может быть, именно это обстоятельство обусловило появление собственника с квартирой, но без общего имущества. Кто знает.

Но фактом остаётся то, что управляющие многоквартирными домами, как правило, государственные организации были активными или пассивными соучастниками оформления подвалов, игровых, почтовых комнат, электрощитовых и т.д. в собственность тех же третьих лиц.

В обход принципов Закона о приватизации происходило массовое и, по существу, организованное обворовывание собственников многоквартирных домов.

3. Известно, что приватизация жилищного фонда не ограничена во времени. Тем не менее, в первоначальном тексте Закона о приватизации и вплоть до 2004 г.

присутствовали довольно странные и несовместимые с не ограниченным во времени применением данного закона понятия: «полностью приватизированный дом» (ст. 23) и «частично приватизированный дом» (ст. 24).

То есть дом как объект недвижимости делился на части в зависимости от количества приватизированного в нём имущества и якобы для того, чтобы упорядочить его содержание на разных этапах приватизации.

В действительности же приватизация жилищного фонда, как следует из содержания Закона, предусматривала приватизацию вовсе не многоквартирного дома, а жилищного фонда, то есть всего состава находящегося в нём имущества в виде жилых помещений, внутридомового имущества, а также и земельного участка.

Поэтому не было никакой необходимости рассматривать приватизацию жилищного фонда в виде «полностью или частично приватизированного дома». Очевидно, что составители Закона допустили смысловую ошибку.

Включение в закон не соответствующих его назначению понятий, запутывание его сути не могло не сказаться отрицательно на практике его применения, особенно в первые годы приватизации, именуемые в народе «лихими девяностыми».

«Над нами глумятся»

Вернёмся теперь к теме круглого стола Общественной палаты и предложениям его участников.

Жительница Санкт-Петербурга Морозова С.Г. высказала мнение, что суды намеренно обходят содержание ст. 36 Жилищного кодекса РФ «Право собственности на общее имущество собственников помещений в многоквартирном доме». Решения судов, принимаемые на основе внутреннего убеждения судей, выглядят как надуманные, обходящие суть поставленного заявителем вопроса.

В городе широкое распространение получила самовольная реконструкция фасадов многоквартирных домов, когда дом оказывается буквально усеянным входами в различные коммерческие организации. В результате меняется к худшему архитектурный облик здания. Делается это с использованием общего, 3-х летнего срока исковой давности.

Самовольными строителями сочиняется фальшивый протокол общего собрания собственников помещений, которое якобы состоялось более трёх лет назад и согласовало реконструкцию. Собственники узнают об этом «собрании» уже после произведённой реконструкции.

Суды не принимают их иски о сносе самовольной постройки, поскольку в отношении фиктивного протокола миновал срок исковой давности.

А как можно отсчитывать срок давности с момента события, которое никогда не происходило? Часть 1 ст. 10 Гражданского кодекса указывает на пределы осуществления гражданских прав. Не допускается, в частности, совершение действий в обход закона с противоправной целью и заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав, имевшее место в виде подделки протокола.

Марина Викторовна Нахимова, тоже из Санкт-Петербурга, привела факты, когда в новых домах продаются и колясочные, и электрощитовые комнаты. В одном из домов колясочную вначале сдавали в аренду, а затем продали. В рассмотрении иска суд отказал. Жилищная инспекция нам отвечает тоже отказом.

С землёй самое ужасное: все суды проиграны.

Необходимо изменить линию поведения и провести через Государственную думу закон о возврате собственникам помещений общего имущества, его регистрации как объекта общей долевой собственности собственников помещений в каждом многоквартирном доме.

Руководитель Комиссии по контролю обеспечения имущественных прав собственников помещений многоквартирных домов в муниципальных образованиях и субъектах РФ А.П. Пинчуков сообщил другие факты.

Так, в городе Переславле-Залесском в одном из домов все колясочные были проданы. В Волгограде администрация продала предпринимателю электрощитовую. Её вернули потом через суд.

В Костроме был заключён договор купли-продажи колясочной и электрощитовой, выдано свидетельство предпринимателю о праве его собственности на подвал многоквартирного дома.

По мнению А.П. Пинчукова и при нормальных условиях, регистрировать общее имущество как объект недвижимости и право собственности на него можно не в Росреестре, а через службу «одного окна», поскольку регистрирующие организации связаны друг с другом.

Другие участники круглого стола сообщили, что Росреестр под любым предлогом отказывается регистрировать общее имущество многоквартирных домов и право собственности на него собственников помещений. Решения общего собрания собственников Росреестр во внимание не принимает.

Созданная в 2011 г. в Москве при Департаменте городского имущества Межведомственная комиссия по решению вопросов по общему имуществу в настоящее время заседает в закрытом режиме.

Документы этой Комиссии издаются ею для внутреннего пользования. Общее имущество Департамент продаёт и перепродаёт, его сотрудники трудятся не на жизнь, а на смерть.

Уровень их агрессии, как говорили выступающие, зашкаливает.

Судебные решения, вынесенные не в пользу Департамента, город обжалует во все инстанции, вплоть до Верховного суда. Есть случай, когда уже после вступления в силу решения арбитражного суда о возврате имущества город продал это общее имущество.

В отношении наиболее активных собственников помещений организуется преследование в форме завышения в ежемесячном Едином платёжном документе взносов на капремонт.

На Алтуфьевском шоссе, дом №100 Департамент удерживает колясочную, почтовую комнату и вестибюль. В Денежном переулке, дом №22 — помещение бывшего красного уголка. И так далее.

Приглашённый для участия в обсуждении представитель названного Департамента в Общественную палату не прибыл.

Участники круглого стола настаивали на том, что резолюция по итогам обсуждения должна быть резкой. «Над нами глумятся», — сказала одна из приглашённых.

Михаил Малинин

Мнение редакции информационного сетевого издания «Чистовик» может не совпадать с мнением автора

Источник: https://chistovik.info/life/lifecity/6928

Оп рф: необходимо разработать алгоритм возврата общего имущества в многоквартирных домах законным собственникам во внесудебном порядке

Как добиться возврата части общедомового имущества, приватизированного парикмахерской?

Новости и аналитика Новости Оп рф: необходимо разработать алгоритм возврата общего имущества в многоквартирных домах законным собственникам во внесудебном порядке

По закону общее имущество в многоквартирном доме (МКД) принадлежит на праве общей долевой собственности собственникам помещений в этом доме (ст.

36 Жилищного кодекса). По решению общего собрания собственников помещений в МКД объекты общей собственности могут быть переданы в пользование иным лицам, но только в случае, если это не нарушает права и законные интересы граждан и юридических лиц.

Государственная регистрация доли в праве общей собственности на помещения и земельный участок, составляющие общее имущество в нем, осуществляется при государственной регистрации права собственности на квартиру или нежилое помещение в многоквартирном доме (ч. 5 ст. 40 Федерального закона от 13 июля 2015 г.

№ 218-ФЗ “О государственной регистрации недвижимости”; далее – закон о регистрации недвижимости). 

Однако практика показывает, что общее имущество во многих МКД либо находится в собственности органов власти, причем право собственности зарегистрировано, а объект недвижимости внесен в реестр собственности города, например, либо передано ими третьим лицам (подвалы, к примеру, сдаются в аренду или продаются предпринимателям и т. д.). По данным Национального центра общественного контроля в сфере жилищно-коммунального хозяйства “ЖКХ Контроль” (далее – НП “ЖКХ Контроль”), помещения, относящиеся к общему имуществу, отчуждены в среднем в 15-20% многоквартирного жилого фонда административных центров субъектов РФ. 

Причем такое неправомерное отчуждение имущества имеет место как в домах, изначально находившихся в государственной или муниципальной собственности, квартиры в которых впоследствии были приватизированы, так и в новостройках, для строительства которых привлекаются средства граждан, отметили эксперты в ходе состоявшегося вчера в Общественной палате РФ круглого стола.

Хотя законом прямо установлено, что у участника долевой собственности одновременно с правом собственности на объект долевого строительства возникает доля в праве собственности на общее имущество в МКД, которая не может быть отчуждена или передана отдельно от права собственности на объект долевого строительства (ч. 5 ст. 16 Федерального закона от 30 декабря 2004 г.

№ 214-ФЗ). 

Необходимость исправления сложившейся ситуации подтверждена Правительством РФ – разработка мер по восстановлению законных прав собственников на общее имущество в МКД, в том числе по ранее совершенным сделкам, особенно в случае незаконного отчуждения такого имущества органами власти, включена в качестве одной из задач в Стратегию развития жилищно-коммунального хозяйства в Российской Федерации на период до 2020 года. 

Кроме того, о невозможности принадлежности общего имущества в МКД третьим лицам, не являющимся собственниками помещений в этом доме, говорится в ряде судебных решений.

Так, суд отмечал, что нежилые помещения, имеющие признаки общего имущества, которые на момент приватизации первого жилого помещения в многоквартирном доме не были определены как самостоятельный объект недвижимости для использования в целях, не связанных с обслуживанием более чем одной квартиры, даже в случае оформления органами власти права собственности на них и передачи в пользование третьим лицам, подлежат возврату в общедомовое имущество (постановление Арбитражного суда Московского округа от 3 октября 2016 г. № А40-142132/2015).

Высшие суды указывали, что даже если право собственности на спорное имущество зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (с 1 января 2017 года реестр включен в Единый государственный реестр недвижимости), это не означает прекращения права собственности жильцов дома на общее имущество, которое возникает у них в силу закона вне зависимости от регистрации в ЕГРП (Постановление Президиума ВАС РФ от 26 марта 2013 г. № 14828/12, определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 10 февраля 2015 № 91-КГ14-5).

Тем не менее, как отметили в ходе мероприятия представители ТСЖ, далеко не все поданные жильцами МКД к органам власти или третьим лицам иски о прекращении права собственности на общее имущество удовлетворяются судами.

К тому же рассмотрение соответствующих дел занимает довольно продолжительное время. Поэтому эксперты считают, что необходимо разработать алгоритм возвращения общедомового имущества законным владельцам во внесудебном порядке.

 

В некоторых регионах такая практика уже реализуется – благодаря деятельности комиссий или рабочих групп по защите прав собственников помещений в МКД в отношении общего имущества (в настоящее время созданы в 40 регионах страны), рассказал руководитель созданной НП “ЖКХ Контроль” межрегиональной комиссии по контролю обеспечения имущественных прав собственников помещений МКД в муниципальных образованиях и субъектах РФ Андрей Пинчуков. Так, комиссия или рабочая группа выявляет (в том числе по обращениям граждан) в составе государственной или муниципальной собственности помещения, обладающие признаками общего имущества МКД, и направляет в администрацию муниципалитета решение о признании отсутствующим права собственности муниципального образования на соответствующий объект. Администрация, в свою очередь, выносит распоряжение об исключении из реестра ошибочной записи о регистрации права (к примеру, распоряжение Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга от 11 февраля 2016 г. № 164-рз) и передает его в соответствующее территориальное подразделение Росреестра. Таким образом в Санкт-Петербурге, например, за текущий год собственникам было возвращено около 300 помещений.

Однако не все управления Росреестра считают возможным изменение записи о госрегистрации права по такому основанию.

Как отметила участвовавшая во вчерашнем обсуждении заместитель руководителя Управления методического обеспечения и анализа в сфере регистрации прав и кадастрового учета Росреестра Анна Волынцева, позиция ведомства базируется на норме закона, согласно которой зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке (ч. 5 ст. 1 закона о регистрации недвижимости). Более того, она подчеркнула, что право общей долевой собственности на земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, возникает только с момента постановки участка на кадастровый учет. На вопрос о том, почему общее имущество, которое по своему определению предназначено для обслуживания иных помещений в доме, рассматривается Росреестром как самостоятельный объект недвижимости, представитель ведомства не ответила.

В связи с этим эксперты пришли к выводу о том, что нужно не только уточнить статус общего имущества МКД, чтобы он однозначно воспринимался всеми органами власти, в том числе регистратором, но и обязать муниципалитеты провести инвентаризацию данного имущества (технических помещений в самом доме, элементов благоустройства возле дома, а также участков, на которых расположены МКД). 

В заключение первый заместитель председателя Комиссии ОП РФ по ЖКХ, строительству и дорогам Светлана Разворотнева предложила создать совместную рабочую группу с Минстроем России и Росреестром для разработки мер по решению обсуждаемой проблемы. 

Документы по теме:

Источник: http://www.garant.ru/news/1132268/

Защита прав online