ИДПС как свидетель в деле об административном правонарушении

Почему инспектор ДПС не может быть свидетелем

ИДПС как свидетель в деле об административном правонарушении

Автомобилисты, которым довелось отстаивать свою правоту в ГАИ или суде, знают, что “побороть” показания инспекторов ДПС очень сложно. Изначально считается, что инспектор непредвзят, а потому объективен. И информация, которую он изложил в рапорте или сообщил во время опроса в качестве свидетеля, как правило, ложится в основу обвинительного постановления. 

Опустим тот нюанс, что, по сути, мы все равно в сухом остатке имеем “слово инспектора” против “слова водителя”, что с точки зрения “весомости” доказательств по идее равнозначно.

Сегодня мы предлагаем продолжить разговор о законности таких доказательств в принципе. Наверняка читатели помнят, как в прошлом году мы рассказали о судебном прецеденте, подтвердившем, что рапорт инспектора ДПС не может служить доказательством в деле об административном правонарушении. 

Но проблемы возникают не только с рапортами. Этот наш разговор – о привлечении инспекторов ДПС в качестве свидетелей при подготовке к рассмотрению или при рассмотрении дела об административном правонарушении. Своим видением ситуации поделился адвокатПавел Латышев: 

– Использование в административном процессе в качестве одного из основных доказательств данных, содержащихся в протоколе опроса инспектора, составившего протокол об административном правонарушении, и в протоколе опроса его напарника – сложившаяся годами правоприменительная практика.

Законно ли это? Предлагаю разбить проблему на две составляющие.

1. Протокол опроса инспектора, составившего протокол об административном правонарушении

Изначально данный инспектор ДПС выступает в процессуальном статусе должностного лица органа, ведущего административный процесс, на стадии подготовки дела к рассмотрению. Однако когда административный материал передается его начальнику или заместителю начальника для рассмотрения, в материалах дела часто появляется протокол опроса данного инспектора ДПС.

В этом протоколе опроса отражается суть произошедшего. То есть этот же самый инспектор ДПС проходит по делу уже свидетелем. Получается, что один и тот же инспектор ДПС по одному и тому же делу об административном правонарушении имеет два различных процессуальных статуса: должностное лицо органа, ведущего административный процесс, и свидетель.

По моему мнению, такое совмещение является недопустимым. 

С одной стороны, статья 4.6 ПИКоАП не содержит прямого запрета на опрос в качестве свидетеля должностного лица органа, ведущего административный процесс. 

Статья 4.6. Свидетель

1. Свидетелем является лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что ему известны какие-либо обстоятельства по делу об административном правонарушении, вызванное судьей, должностным лицом органа, ведущего административный процесс, для дачи объяснений либо дающее объяснения.

2. Свидетелем не может быть:

  1. лицо, в отношении которого ведется административный процесс;
  2. лицо, которое в силу возраста, физических либо психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, подлежащие установлению по делу об административном правонарушении, и давать о них объяснения;
  3. защитник и представитель потерпевшего, лица, в отношении которого ведется административный процесс, – относительно обстоятельств, которые им стали известны в связи с исполнением обязанностей защитника или представителя;
  4. священнослужитель – относительно обстоятельств, известных ему из исповеди.

С другой стороны, действующим законодательством, в первую очередь нормами ПИКоАП, не предусмотрено, что должностное лицо органа, ведущего административный процесс, составившее протокол об административном правонарушении, может быть опрошено при ведении административного процесса в качестве свидетеля. Статья 3.30 ПИКоАП не содержит прямого закрепления соответствующего правомочия для должностных лиц, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях.

Такое право совмещения процессуальных статусов ПИКоАП допускает ТОЛЬКО в отношении понятого – часть 4 статьи 4.10 ПИКоАП.

Статья 4.10. Понятой

4. Понятой может быть опрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, связанных с производством процессуального действия, в котором он участвовал.

Как поступить в условиях, когда закон не запрещает, но и не предусматривает какое-то действие? Здесь органу, ведущему административный процесс, необходимо руководствоваться требованиями Директивы Президента Республики Беларусь №2, согласно которой в случае неясности или нечеткости предписаний правового акта решения должны приниматься исходя из максимального учета интересов граждан.

Полагаю, что здесь необходимо исходить из аналогичной нормы, которая содержится в пункте 5 части 2 статьи 60 УПК. 

2. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

5) прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, секретарь судебного заседания (секретарь судебного заседания – помощник судьи) – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по уголовному делу, а судья – в связи с обсуждением в совещательной комнате вопросов, возникших при вынесении судебного решения.

Подобный запрет на опрос в качестве свидетеля должностного лица органа, ведущего административный процесс, должен быть введен и в административном процессе. 

– Почему в данном случае можно говорить о том, что нормы УПК и ПИКоАП следует применять аналогично? Процессы разные, у каждого своя специфика. 

– В первую очередь отмечу, что здесь речь идет не о применении аналогии права, которая, к сожалению, не может быть применена в подобной ситуации, а именно аналогично, исходя из предписаний Директивы №2.

Да, специфика действительно есть, но в отношении процессуального статуса участвующих лиц они практически идентичны. И понятие свидетеля в данном случае одинаково – это лицо, которое обладает соответствующей информацией.

При этом УПК возможность выступать в качестве свидетеля, его права и обязанности описывает подробно, а в административном процессе много “белых пятен”. 

– Если исключить протоколы опросов инспекторов из процесса рассмотрения дел об административных правонарушениях, что мы должны получить в итоге?

– Инспектор фиксирует факт правонарушения и составляет протокол об административном правонарушении. В фабуле он описывает само правонарушение, как он его увидел.

Далее он излагает суть обвинения, что и является позицией этого должностного лица.

Инспектор как должностное лицо органа, ведущего административный процесс, на этой стадии административного процесса полностью выполнил возложенную на него законом функцию.

– Павел, с тех пор как мы обсуждали проблему использования рапорта в качестве доказательства в административном процессе, прошел год. Что-нибудь поменялось? Меньше ли стали привлекать в этих целях рапорты?

– Меньше, но само явление как таковое остается. В Гомельской области суды в своих постановлениях по-прежнему указывают должностным лицам органов, ведущих административный процесс, чтобы они оценивали рапорт как источник доказательств. То же самое и в Брестской области. Но здесь многое зависит от конкретного судьи.

Я всегда рекомендую людям в своих жалобах делать ссылку на то самое постановление Верховного суда, о котором шла речь год назад, как на соответствующий случай из практики. Иногда судьи принимают его во внимание, иногда – нет. Однозначно единой практики по этому вопросу пока не выработано.

Неизвестно, сколько еще лет пройдет, пока рапорты полностью исчезнут из административного процесса. 

2. Напарник может быть свидетелем, если он что-то видел и все правильно оформлено

– Рассмотрим вторую ситуацию. Известно, что инспекторы ДПС, как правило, несут дежурство в паре. В случае фиксации правонарушения один из них составляет протокол об административном правонарушении. А что же второй инспектор? Он мог видеть, а мог и не видеть факт нарушения закона. Если он ничего не видел, все очевидно: ни о каких свидетельских показаниях речи быть не может. 

А если видел? В каком случае этот второй инспектор может выступать в качестве свидетеля и быть опрошенным? В соответствии с частью 2 статьи 10.2 ПИКоАП протокол об административном правонарушении должен содержать: фамилии, имена и отчества, адреса потерпевших и свидетелей, если они имеются. Это прямое императивное требование закона.

Есть свидетели на месте выявления правонарушения – необходимо занести, нет – оставить соответствующие графы пустыми. Протокол об административном правонарушении – это бланк строгой отчетности. Он номерной. В нем есть соответствующие графы.

Поэтому при составлении протокола об административном правонарушении прямая обязанность должностного лица – инспектора – выявить всех свидетелей по делу. И если второй инспектор действительно видел факт совершения правонарушения, его данные обязаны быть вписаны в соответствующие графы протокола об административном правонарушении, тогда он может выступать свидетелем.

В таком случае его показания являются допустимыми, достоверными по делу доказательствами, которые могут служить основанием для привлечения лица к административной ответственности.

Правда, за свою практику я ни разу не видел, чтобы данные напарника были вписаны в протокол об административном правонарушении в графе “свидетели”. 

Что это влечет с точки зрения закона? Мы получаем двоякую ситуацию.

Во-первых, если второго инспектора все-таки опрашивают при отсутствии соответствующей записи в протоколе, то такой протокол об административном правонарушении получен с нарушением закона (статья 10.

2 ПИКоАП) и является недопустимым по делу доказательством. Во-вторых, сомнения в достоверности самих показаний. Поскольку ФИО инспектора в протоколе нет, откуда мы знаем, был ли этот человек на месте событий, мог ли что-то видеть?

– Вы пытались указывать на этот момент в суде?

– Да, мы всякий раз подчеркиваем это в своих жалобах и докладываем в судебных заседаниях, но в постановлениях, выносимых судами по результатам рассмотрения наших жалоб, отсутствует письменная оценка судом этих моментов.

– Подводя итог обеих ситуаций, получаем, что несовершенство ПИКоАП в данном случае очевидно, но на это все закрывают глаза и действуют по “накатанной” схеме? 

– Да. Это принципиально важно еще и потому, что подобные опросы инспекторов в качестве свидетелей всегда ложатся в основу постановлений. Постановлений, когда решения о привлечении лица к ответственности принимались только на основании показаний инспекторов ДПС, несметное множество.

Начальник или замначальника, принимая решение, как правило, указывает: оснований не доверять показаниям инспектора нет. Показания инспектора ДПС являются достоверными и достаточными доказательствами для привлечения лица к административной ответственности.

А вот насколько правомерно получены эти показания – никто не считает нужным задуматься.

В уголовном процессе все описано достаточно подробно, подобных проблем не возникает, а в административном – сплошь и рядом. И всем сторонам будет проще и понятнее, если эти пробелы будут устранены.

Наталья ЖУРАВЛЕВИЧ Фото из архива редакции

ABW.BY

Источник: https://www.abw.by/novosti/law/190114

Может ли инспектор ГИБДД быть свидетелем по делу об административном правонарушении? » АвтоСуд

ИДПС как свидетель в деле об административном правонарушении

Ситуация: инспектор ГИБДД вписан в протокол об административном правонарушении в качестве свидетеля. Правомерно ли это? Может ли инспектор выступать в качестве свидетеля по административному делу в суде? Насколько правомерно будет использование судом подобных показаний для признания водителя виновным в совершении нарушения?

При рассмотрении дел об административных правонарушениях судьям предписано руководствоваться Кодексом РФ об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ), являющимся основным законом, регулирующим порядок привлечения к административной ответственности. Однако не стоит забывать, что наряду с Кодексом немаловажную роль играет и сложившаяся судебная  практика по административным делам, а также официальные разъяснения применения норм закона Верховным судом Российской Федерации.

Для того чтобы более полно разобраться в интересующем нас вопросе, проведем анализ законодательства, а также разъяснений Пленума Верховного суда РФ по интересующей теме.

Так, согласно ст. 25.6 КоАП РФ, в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению.

Свидетель обязан явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении и дать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу, ответить на поставленные вопросы и удостоверить своей подписью в соответствующем протоколе правильность занесения его показаний.

Таким образом, КоАП РФ не содержит каких-либо строго определенных требований к лицу, привлекаемому в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении. То есть, свидетелем по административному делу может быть абсолютно любое лицо, будь то любой посторонний человек, знакомый, друг или даже близкий родственник лица, привлекаемого к административной ответственности.

Единственным условием, которому должен отвечать свидетель, является то, что ему должны быть известны обстоятельства дела о лишении водительских прав. Таким образом, нормы Кодекса не запрещают судьям опрашивать в качестве свидетелей любого из присутствовавших при совершении вменяемого водителю правонарушения сотрудников ГИБДД, в т.ч.

и составлявшего протокол об административном правонарушении.

Теперь обратимся к разъяснениям Верховного Суда РФ, согласно которым органы и должностные лица, составившие протокол об административном правонарушении, не являются участниками производства по делам об административных правонарушениях, круг которых перечислен в главе 25 КоАП РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5).

Однако в том же Постановлении Пленума Верховного суда РФ имеется и поправка, согласно которой, при рассмотрении дел о привлечении лиц к ответственности за административное правонарушение, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях, в случае необходимости не исключается возможность вызова в суд указанных лиц для выяснения возникших вопросов.

Что же это у Верховного суда получается: свидетелем по делу составивший протокол об административном правонарушении сотрудник ГИБДД не является, а в тоже время может быть допрошен в качестве свидетеля?!

В то же время можно сделать вывод о том, что согласно разъяснениям Верховного суда,  инспектор ГИБДД все же может быть участником судопроизводства, если составил протокол по нарушению не он.

 Однако в чем же разница между составившим протокол инспектором и его напарником? Оба, хоть и находятся при исполнении служебных полномочий, но в то же время уполномочены на сбор и представление в суд доказательств совершения правонарушения, на составление протокола об административном правонарушении и других доказательств по делу о лишении прав, которые в дальнейшем подлежат изучению судом для принятия решения в отношении водителя. В то же время можно придти к выводу и о том, что как составивший протокол инспектор ДПС, так и его напарник могут иметь служебную заинтересованность в исходе дела.

Тем не менее, поскольку КоАП РФ не содержит такого требования к свидетелю как отсутствие прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела, то, из комплексного анализа норм права в совокупности с разъяснениями Пленума Верховного суда, можно придти к выводу, что сотрудники ГИБДД, являющиеся очевидцами совершенного нарушения, вполне законно могут быть привлечены в качестве свидетелей по делу, что на практике довольно часто и происходит.

В тоже время имеется и другой вопрос: насколько свидетель инспектор ДПС будет непредвзят и правдив в своих показаниях? Однако этот вопрос уже подлежит решению в рамках судебного рассмотрения дела и, однозначно, ни законом, ни разъяснениями Верховного суда не трактуется.

Однако не стоит забывать, что никакие доказательства, в том числе и показания любых свидетелей по делу, не должны иметь для суда заранее установленной силы, а задачами производства по делу об административном правонарушении является полнота и всесторонность его рассмотрения.

Источник: http://avtosud.ru/page19.html

Вс объяснил, когда протокол гибдд является недействительным

ИДПС как свидетель в деле об административном правонарушении

Верховный суд (ВС) РФ снова выступил на стороне водителей, указав инспекторам ГИБДД на необходимость составлять протоколы без ошибок и заполнять все графы документа: любой промах автоинспектора трактуется в пользу автомобилистов и является поводом вернуть им право садиться за руль. 

До высшей инстанции с жалобой дошёл житель Москвы, которого сотрудники ГИБДД остановили на Рублевском шоссе.

Они составили на водителя Land Rover Freelander II протокол об отказе пройти медосвидетельствование, и на основе этого документа сначала мировой суд столичного района Кунцево лишил его прав вождения и оштрафовал на 1,5 тысячи рублей, а затем Мосгорсуд признал это решение законным. Тогда автолюбитель обратился с жалобой в Верховный суд РФ, и судья Сергей Никифоров обнаружил в протоколе целый ворох нарушений, который подробно проанализировал. 

Временной сбой 

ВС напоминает, что к числу доказательств по делу об административном правонарушении относится протокол об административном правонарушении, в котором, согласно части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, должны отражаться: 

– событие административного правонарушения, 

– место и время совершения административного правонарушения.

«Установление места и времени совершения административного правонарушения имеет существенное значение для правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, в частности для защиты лица, привлекаемого к административной ответственности.

Протокол об административном правонарушении – это процессуальный документ, где фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, формулируется вменяемое данному лицу обвинение», – отмечает ВС.

При этом в деле московского водителя протоколы содержали разные данные о времени совершения правонарушения: согласно одному документу правонарушение произошло в 2 часа 40 минут, а согласно другому – на сорок минут позже (в 3 часа 20 минут). 

Эту ошибку судья ВС РФ счёл существенной. 

Разъяснение прав 

Согласно части 3 статьи 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, разъясняются их права и обязанности, о чем обязательно делается запись в протоколе.

Игнорирование этого требования приводит к тому, что доказательства по делу признаются судами недопустимыми, подчеркивает высшая инстанция. Она ссылается на пункт 18 постановления пленума от 24 марта 2005 года №5 – при рассмотрении дела собранные доказательства должны оцениваться с позиции соблюдения требований закона при их получении.

«Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ и статьей 51 Конституции», – указывает ВС.

В данном случае в протоколе не отображено, что водителю разъяснили положения статьи 25.1 КоАП: в соответствующей графе документа его подпись отсутствует. Нет в деле и расписки о разъяснении автовладельцу его прав.

«Изложенное свидетельствует о том, что привлечённый к административной ответственности не был осведомлен об объеме предоставленных ему процессуальных прав, что повлекло нарушение его права на защиту», – отмечает ВС РФ. 

Понятые и Конституция 

Высшая инстанция напоминает, что доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (часть 1 статьи 26.2 КоАП РФ). 

Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями привлекаемого к ответственности, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (часть 2 статьи 26.2 КоАП РФ).

Не допускается использование доказательств, если они получены с нарушением закона, а отсутствие разъяснений норм КоАП и Конституции понятым относится к подобным нарушениям, отмечает ВС.

Он ссылается на письменные объяснения двух понятых, из которых усматривается, что им не были разъяснены положения статьи 25.1 КоАП и нормы статьи 51 Конституции, так как в документах нет их подписи об этом.

«Следовательно, протокол об административном правонарушении и письменные объяснения понятых являются недопустимыми доказательствами по делу и не могли быть использованы судом при вынесении постановления», – подчеркивает судья. 

Извещение правонарушителя 

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 25.1 КоАП дело должно быть рассмотрено с участием привлекаемого к ответственности, а исключение составляют случаи, когда имеются данные о надлежащем извещении правонарушителя о процессе, на который он добровольно и без уважительной причины не явился. 

Но в материалах рассматриваемого дела информация о надлежащем извещении водителя Land Rover о предстоящем судебном процессе отсутствует.

«Аналогичная информация отсутствует и в отчете автоматизированной информационной системы «ПК Мировые судьи». Из истории операции доставки регистрируемых почтовых отправлений уведомление об извещении (водителя) о дате судебного заседания находилось в стадии «обработка».

Таким образом, порядок рассмотрения дела об административном правонарушении был нарушен, поскольку дело рассмотрено мировым судьей в отсутствие (водителя), который не был надлежащим образом извещен о месте и времени рассмотрения дела», – считает ВС РФ. 

Он пришёл к выводу, что все ошибки, допущенные сотрудниками ГИБДД и судами, являются существенными, а значит нельзя считать, что по делу принято справедливое и верное решение.

В связи с этим ВС не только отменил решение о лишении водителя прав и наложении на него штрафа, но и прекратил административное преследование автомобилиста в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было принято решение.

Алиса Фокс 

Источник: http://www.supcourt.ru/press_center/mass_media/27576/

Спецсвидетель в административном процессе

ИДПС как свидетель в деле об административном правонарушении

В данном обсуждении рассматривается вопрос, насколько обоснованной, соответствующей положениям закона и основным принципам права, является сложившаяся позиция судов в части допроса лиц, составивших протокол об административном правонарушении, в качестве свидетелей.

Данный вопрос представляет для меня интерес не только с точки зрения законодательства об административных правонарушениях, но с точки зрения соответствия подобной позиции основным правовым принципам в целом, в связи с чем интересно мнение не только практикующих в области административного права. Хотелось бы услышать мнение коллег и относительно правового обеспечения позиции, данного одним из высших судов — Конституционным Судом РФ, так как лично для меня толкование названного суда представляется более чем неясным. Приветствуются ссылки на другие правовые акты по теме.

Суть проблемы

В судах общей юрисдикции, при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных гл.

12 КоАП РФ, сложилась практика привлечения в качестве свидетелей по делу работников ГИБДД, составивших протокол об административном правонарушении.

Обращаю внимание на тот факт, что речь идёт именно о работнике, составившем протокол, а не о его напарнике, непосредственно в составлении протокола участия не принимавшего. По крайней мере, так считается, что не принимавшего, а фактически…

Однако, несмотря на то, что и обоснованность привлечения второго работника ГИБДД также является весьма спорным вопросом, не будем на это отвлекаться, и сосредоточимся на лице, составившем протокол.

Итак, какие имеются разъяснения на этот счёт.

ПостановлениеПленума ВС РФ от 24.03.2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса РФ об административных правонарушениях», п.

10 которого чётко установлено: «Поскольку органы и должностные лица, составившие протокол об административном правонарушении, не являются участниками производства по делам об административных правонарушениях, круг которых перечислен в главе 25 КоАП РФ, они не вправе заявлять ходатайства, отводы, а также обжаловать вынесенные по делу определения и постановления судей».

Необходимо отметить, что в главе 25 КоАП РФ, в числе прочего, в ст. 25.6, указан свидетель. Следовательно, должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении, не может быть привлечено к участию при рассмотрении дел о привлечении лиц к ответственности за административное правонарушение в качестве свидетеля.

Действительно, вышеприведённый п.

10 Пленума ВС РФ указывает: «Вместе с тем при рассмотрении дел о привлечении лиц к ответственности за административное правонарушение, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях в случае необходимости не исключается возможность вызова в суд указанных лиц для выяснения возникших вопросов». Однако, исходя из вышеуказанного, не в качестве свидетеля.

Из анализа данного положения следует, что участие данного должностного лица в суде ограничено исключительно уточнением тех или иных обстоятельств по делу и ответу на возникающие в связи с этим у суда вопросы. Более того, учитывая возможную служебную заинтересованность лица в исходе дела, к данным им показаниям суд должен отнестись максимально критично.

Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2007 N 346-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кондрашина Андрея Владимировича на нарушение его конституционных прав рядом положений Кодекса Российской Федерации об административных прав, п.

2 которого указано: «КоАПРФ не исключает участие в качестве свидетеля при рассмотрении судом дела об административном правонарушении должностного лица, составившего протокол по делу об административном правонарушении. Как указал Пленум ВС РФ в Постановлении от 24 марта 2005 г.

N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», при рассмотрении дел о привлечении лиц к ответственности за административное правонарушение, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях в случае необходимости не исключается возможность вызова в суд указанных лиц для выяснения возникших вопросов (пункт 10)».

Да, указал. Но ведь, вместе с этим, и указал на то, что как раз свидетелем должностное лицо, составившее протокол, быть не может. Или всё же не так, и положения означенного Пленума следует толковать не прямо, а наоборот?

Дополнительно рассмотрим вопрос о заинтересованности работников ГИБДД в исходе дела, так как он является одним из ключевых для постановки вывода о законности и обоснованности привлечения указанных лиц в качестве свидетелей.

Не возникает сомнений, что, в случае выявления факта составления протокола с нарушениями, а также в отношении невиновного лица, составивший протокол работник будет привлечён к дисциплинарной ответственности. При условии хорошего, заинтересованного руководителя такового лица, естественно.

В этом году органами прокуратуры было вынесено достаточно много предписаний по подобным вопросам. Так что заинтересованность у «свидетеля» всё же имеет место быть.

Не будем останавливаться на таких элементарных вещах, как статус свидетеля, так как все помнят требования, предъявляемые к свидетелю.

Также здесь стоит упомянуть и позицию ВС РФ в части возможной заинтересованности работника ГИБДД, получившей выражение в Вопросе 12 Обзора законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2006 года, утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 07.03.2007 года.

Несмотря на то, что в вопросе рассматривается привлечение работника ГИБДД в качестве понятогопо делам об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП РФ «Административные правонарушения в области дорожного движения», для нас интерес представляют именно положения о заинтересованности указанных лиц: «В силу осуществления указанных полномочий сотрудники милиции могут иметь служебную заинтересованность в исходе данного дела, поскольку являются работниками данного органа».

Таким образом, исходя из вышеизложенного, привлечение работника ГИБДД, составившего протокол об административном правонарушении в качестве свидетеля, представляется нарушением основных принципов российского законодательства и неверным применением законодательства об административных правонарушениях. Кроме того, это также нарушает законные права и интересы лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, так как участие в деле заинтересованных свидетелей значительно ухудшает возможность надлежащей защиты.

Вопросы, выносимые на обсуждение

1) Насколько соответствует позиция привлечения судами в качестве свидетелей, должностных лиц, составивших протоколы об административных правонарушениях, закону и основным принципам права?

2) На чём может быть основана приведённая в тексте обсуждения позиция КС РФ в части допустимости допроса в качестве свидетеля должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении?

P.S.: Хотелось бы услышать мнение уважаемых коллег по данной теме.

Источник: https://zakon.ru/Discussions/specsvidetel_v_administrativnom_processe/8582

допрос инспектора ДПС в суде

ИДПС как свидетель в деле об административном правонарушении

Инспекторы ДПС, которые составляют протоколы об административных правонарушениях, редко потом приходят в суд. Судьи не всегда вызывают и свидетелей, даже если “обвинение” строится на их показаниях. В одном из таких дел двум инстанциям оказалось достаточно протокола и справки из больницы, чтобы убедиться в виновности водителя. Но ВС поставил ее под сомнение и объяснил, почему.

Противоречивая история

В марте 2016 года Анна Ларкина*, диспетчер тульского автовокзала, обратилась в больницу с ушибом правого бедра. Там она объяснила, что попала накануне в аварию, и врачи передали эту информацию правоохранителям. Ларкина сообщила в местное отделение МВД подробности: по словам женщины, на автовокзале ее сбил на своей машине Роман Трухин*, бывший муж ее родственницы.

На место происшествия выехал инспектор ДПС, который опросил свидетелей, водителя и составил протокол об административном правонарушении. Полицейский сделал вывод, что Трухин наехал на Ларкину, хотя показания свидетелей были противоречивы.

Например, охранник автовокзала рассказал, что слышал крик “Куда едешь? Задавишь!”, но самого ДТП не видел. Трухин и вовсе заявил, что никакого наезда не было.

Он рассказал, что поссорился с Ларкиной, а она рассердилась и уехала на маршрутке еще до того, как он сел за руль.

Тем не менее мировой судья судебного участка № 69 Пролетарского судебного района Тулы посчитал факт наезда доказанным. В основу такого решения легли выписка пострадавшей из больницы и протокол инспектора, который законспектировал показания Ларкиной и охранника. За то, что Трухин покинул место ДТП, его лишили прав на год (ст. 12.27 КоАП “Невыполнение обязанностей в связи с ДТП”).

Версии водителя поверил только Верховный суд

Водитель оспорил такое решение в Пролетарском районном суде Тулы (дело № 12-98/2016). По его ходатайству в суд явились трое свидетелей, которые подтвердили непричастность Трухина. Но судья Игорь Крымский воспринял их слова критично, потому что они противоречили другим доказательствам по делу.

О заседании известили инспектора ДПС, составившего протокол, но тот не пришел в суд и не объяснил причин. Но судья решил, что неявка полицейского не препятствует рассмотрению дела по существу, и в итоге оставил решение первой инстанции без изменений.

С этим согласился и зампред Тульского областного суда Александр Кусев (дело № 4А-208/2016).

Затем Трухин отправился в Верховный суд, который, наконец, занял сторону водителя.

ВС обратил внимание на слабую доказательную базу: например, показания охранника автовокзала не подтверждают факт ДТП, поскольку он не видел самой аварии.

Его и Ларкину полицейские не предупреждали об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, что тоже является нарушением, отметил судья ВС Владимир Меркулов (дело № 38-АД16-7).

В таких условиях собранные доказательства не подтверждают однозначно вины Трухина, а его доводы суды фактически оставили без внимания.

Раз сомнения остались, надо было опросить инспектора ДПС, который выяснял обстоятельства дела и составлял протокол, резюмировал судья Меркулов. Кроме того, суду следовало выслушать саму Ларкину и охранника.

 Он сослался и на позицию ЕСПЧ (постановление от 13 марта 2012 г. «Карпенко против Российской Федерации»):

Прежде чем признать лицо виновным, суд должен публично изучить все доказательства, чтобы обеспечить состязательность процесса. Ответчик должен иметь возможность оспорить показания свидетеля и произвести его допрос.

Поскольку суды нарушили принцип непосредственного исследования доказательств и не допросили свидетелей в заседании, это лишило Трухина возможности задать свидетелям вопросы, объяснил судья Меркулов. Таким образом, он прекратил производство по делу, а Трухин получил свои права.

Мнение экспертов “Право.ru”: “Суды станут тщательнее проверять свидетельские показания”

В большинстве случаев, когда водителей наказывают за нарушение ПДД, суды основывают свои решения на объяснениях сотрудников ДПС, говорит Марина Костина, адвокат ЮГ “Яковлев и Партнеры”.

 Акт ВС стимулирует нижестоящие инстанции тщательно исследовать все доказательства, в том числе вызывать свидетелей, считает Сергей Водолагин, партнер юридической фирмы “Вестсайд”: “Суды не должны выносить решения формально, только на основании письменных доводов, которые имеются в деле”.

 Владимир Старинский, управляющий партнер коллегии адвокатов “Старинский, Корчаго и партнеры”, подтверждает, что чаще всего игнорируются именно свидетельские показания: “Свидетелей не вызывают на заседание или они сами не приходят. Этого судьям достаточно, чтобы о них забыть”.

 Старинский советует водителям в спорных ситуациях просить об экспертизе автомобиля на предмет повреждений и прикладывать записи видеорегистратора.

* – имя и фамилия изменены редакцией

Алексей Малаховский. ПРАВО.РУ

Источник: https://adv-simfi.ru/dopros-inspektora-dps-v-sude.html

Некоторые моменты привлечения к административной ответственности на примере двух дел (произвол или усмотрение в административном судопроизводстве)

ИДПС как свидетель в деле об административном правонарушении

Венцерев Андрей

02.03.2008

Автор делится своим собстенным опытом по защите прав лиц, привлекаемых к административной ответственности

14 февраля этого года в отношении моего доверителя Н. было вынесено Постановление об административном правонарушении, которым он был привлечен к ответственности по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Меру ответственности ему суд избрал в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 5 месяцев.

В общем-то, дело как дело, и мало отличается от других, однако, при его рассмотрении и вынесении Постановления, по моему мнению, судом был допущен ряд нарушений процесса привлечения моего доверителя к ответственности.

Кроме того, на мой взгляд, помимо нарушений, связанных с нарушением самого процесса (который у нас к тому же весьма плохо закреплен законодательно) судом был допущен ряд нарушений конституционных и общепризнанных международных норм и принципов права.

В общем, начнем по порядку.

Сами дела, об административных правонарушениях, как известно, по общему правилу возбуждаются составлением Протокола об административном правонарушении.

Протокол, является не только документом, согласно которого возбуждается дело об административном правонарушении, но и документом, имеющим в процессе силу доказательства.

При этом, документы, прилагаемые к Протоколу можно считать неотъемлемой его частью.

По правилам КоАП РФ, и в соответствии с п.10 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации 24.04.2005г. №5 орган, должностное лицо, составившие Протокол не являются стороной по делу об административном правонарушении, и в случае передачи дела в суд на рассмотрении, они лишь могут быть вызваны в суд для дачи пояснений по делу. Этим и ограничиваются их полномочия.

Таким образом, можно сделать вывод, что орган, должностное лицо, составившее Протокол об административном правонарушении не имеют права на представление новых доказательств по делу, поскольку иное означало бы, что сам Протокол составлен по неполно выясненным обстоятельствам, т.е.

имеет существенные недостатки, в связи с чем, привлечение лица к административной ответственности является незаконным.

Протокол об административном Правонарушении в отношении моего доверителя был составлен 24.12.2007г. сотрудником УГИБДД УВД по *** области.

При этом мой доверитель, получил лишь копию составленного протокола, но ему не были выданы копии материалов, которые прилагались, как это было указано, в самом Протоколе, хотя по всей логики вещей, эти материалы являются неотъемлемой частью Протокола.

Не смотря на то, что с другой стороны, это кажется не столь существенным обстоятельством, поскольку, при направлении материалов дела в суд и рассмотрении дела судом, либо должностным лицом (органом) он и имел право знакомиться с материалами дела, я лично считаю это грубейшим нарушением прав моего доверителя изначально знать, в чем его обвиняют, и каковы имеются доказательства его вины, поскольку у него в таком случае нет возможности для более полной подготовки своей защиты.

В протоколе, составленном инспектором ДПС Ч., указано, что мой доверитель совершил нарушение, пп. 1.3. ПДД «Управляя автомобилем, совершил обгон транспортного средства с выездом на полосу встречного движения пересек, сплошную линию разметки 1.1.», чем он и нарушил ч. 4 ст. 12.15. КоАП РФ. Мой же доверитель указал в протоколе «… С нарушением не согласен. Я не нарушал. Есть свидетели…».

При таких обстоятельствах инспектор ДПС Ч. был обязан выяснить, что это за свидетели, и внести их данные в Протокол, иное означает, что такой Протокол является неполным, и имеет существенные недостатки. На это обстоятельство, на мой взгляд, было необходимо обратить внимание и суду, при принятии дела к производству и при вынесении Постановления по делу.

Кроме объяснений, данных моим доверителем в Протоколе, в качестве приложения к указанному Протоколу фигурировали следующие документы:

– Схема правонарушения – моим доверителем не подписана, в связи, с чем он не мог сделать каких-либо замечаний к ней во время составления Протокола. Подписана она лишь лицом, составившим Протокол – инспектором Ч. Согласно этой схеме правонарушение было совершено на 4-5 км участка дороги ***, т.е. после того, как мой доверитель минул сотрудников.

– Акт участка дороги 5-6 км ***, согласно которой на данном участке дороги нанесена разметка 1.1. приложения к правилам.

– Фотография участка дороги – данный документ, как и два вышеобозначенных вызывает большие сомнения, поскольку такое фото можно сделать во многих местах, и эта фотография ни как не привязана к местности.

Cуд при вынесении Постановления не принял во внимание данные доказательства. Кроме указанных документов к Протоколу были приобщены объяснения свидетелей, которые фигурировали в Протоколе – это свидетель С. (напарник инспектора Ч.), и что самое забавное – свидетель Т., которого допросил указанный свидетель

Что же касается этих письменных свидетельских показаний, то о них я расскажу ниже.

Источник: http://sutyajnik.ru/articles/217.html

Защита прав online