Халатность медработников

Особенности квалификации халатности в профессиональной деятельности медицинских работников (Петрова Т.Н.)

Халатность медработников

Дата размещения статьи: 24.01.2018

Халатность отнесена законодателем к группе преступлений, объединенных в главу 30 Уголовного кодекса Российской Федерации “Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления”. В диспозиции ст. 293 УК РФ однозначно указан субъект данного преступления – должностное лицо.

Статус должностного лица в сфере медицинской деятельности легко определяется у представителей администрации медучреждений. К таковым “автоматически” относятся руководители всех уровней (главный врач или директор , заведующий отделением, начальник лаборатории) и их заместители.

Вместе с тем выявление в деятельности других медицинских работников, не занимающих руководящие или административные должности, функций, характерных для должностного лица согласно примечанию 1 к ст. 285 УК РФ, приводит к весьма противоречивым решениям, следовательно, к неоднозначной квалификации содеянного ими.

——————————– Должность директора для руководителя медучреждения предусмотрена для научных медицинских центров, например директор ФГБНУ “Научный центр психического здоровья”, директор ФГБУ “Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева”.Судебно-следственная практика квалификации преступлений в сфере профессиональной медицинской деятельности неоднозначна.

Наиболее часто правоприменители ошибаются при разграничении халатности с тяжкими последствиями (ч. 2 ст. 293 УК РФ) и причинения смерти (ч. 2 ст. 109 УК РФ) или тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 118 УК РФ) по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Сложившаяся в регионе практика рассмотрения подобных уголовных дел в судах по понятным причинам влияет на окончательное решение о квалификации, принимаемое следственными органами. Позиция прокурора по данному вопросу также не всегда совпадает с позицией следователя.

В целях надлежащей уголовно-правовой оценки медицинского происшествия необходимо выявить такие составообразующие признаки, которые позволят безошибочно квалифицировать содеянное по конкретной норме уголовного закона.

Основным критерием разграничения халатности от других смежных составов является субъект преступления и отнесение допущенного им конкретного нарушения к функциям, присущим должностному лицу. По общему правилу субъектами совершения вышеуказанных медицинских преступлений являются медицинские работники: врачи всех специальностей, фельдшеры, акушерки, медицинские сестры.

На практике наиболее часто к ответственности за профессиональные преступления привлекаются именно врачи. Далее необходимо разграничить их профессиональные и служебные (должностные) функции при совершении анализируемых преступлений.

Для этого необходимо выяснить, в какой роли в исследуемой ситуации выступал медицинской работник: как специалист (носитель врачебной специальности – акушер-гинеколог, анестезиолог, хирург, кардиолог) и выполнял мероприятия в соответствии со своей врачебной специализацией или выполнял обязанности как должностное лицо, т.е.

организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции. Анализ дефекта оказания медицинской помощи (установленного и детализированного посредством проведения комиссионной судебно-медицинской экспертизы) позволит определить, допущен он субъектом в профессиональном поле или при реализации возложенных должностных полномочий.

Очевидно, что некоторые должности в медицинских учреждениях определяют должностной статус субъекта, т.е. наличие у лица “узаконенных” согласно примечаниям к ст. 285 и ст. 201 УК РФ организационно-распорядительных и/или административно-хозяйственных функций в организации, функций представителя власти или управленческих функций (постоянно, временно или по специальному полномочию).

Такими полномочиями (полностью или частично) в медицинских учреждениях наделены руководители медицинских учреждений (главные врачи), их заместители по направлениям деятельности, заведующие отделениями, лабораториями (в том числе и.о., в.р.и.о.); врачи разных специальностей; главные (старшие) медицинские сестры или акушерки.

Необходимо обращать особое внимание на дефекты оказания медицинской помощи, допущенные дежурными врачами (так называемыми врачами-дежурантами) медицинских учреждений, поскольку такой временный статус (при нахождении на дежурстве) наделяет их элементами полномочий должностного лица.

То есть врач-дежурант, помимо своих профессиональных функций (оказание медицинской помощи больным), выполняет функции руководителя медицинского учреждения, его подразделения или дежурной смены со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Не стоит забывать также о том, что “при временном исполнении функций должностного лица или при исполнении их по специальному полномочию лицо может быть признано должностным лишь в период исполнения возложенных на него функций” .——————————– Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.

2009 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий” // СПС “КонсультантПлюс”.Халатность в сфере медицинской деятельности является относительно распространенным преступлением, относится к категории должностных, в связи с чем субъектом его совершения может быть только должностное лицо.

Примерами дефектов оказания медицинской помощи в деятельности должностных лиц в медицине могут служить ненаправление или несвоевременное направление пациента в другое медицинское учреждение для оказания специализированной профильной медицинской помощи или невызов санитарной авиации в экстренных случаях, решение о чем принимает главный врач, его заместитель по лечебной работе (начмед) или в ночное время дежурный администратор медицинского учреждения, или деятельность врача-дежуранта по организации оказания медицинской помощи, обладающего в силу специального полномочия отдельными функциями должностного лица, административная деятельность заведующего отделением в отношении подчиненных ему сотрудников и при принятии организационно-распорядительных решений, например о переводе пациента в другое отделение или о помещении в стационар своего отделения и в иных случаях, когда последнее решающее слово остается за ним. Сложнее распознать халатность в деятельности рядового врача, который непосредственно оказывает профессиональную помощь и при этом по обстановке, действуя в рамках своих служебных полномочий, принимает отдельные организационно-распорядительные решения, например о сборе операционной бригады, вызове дежурного профильного специалиста к больному или сборе врачебного консилиума для принятия коллегиального решения, выдаче листка нетрудоспособности. Здесь необходимо четко отделить его действия как специалиста определенного клинического профиля от организационно-распорядительных решений и выяснить, в какой именно сфере им был допущен основной дефект (а их может быть несколько или они могут быть конкурирующими), прямо причинно связанный с наступившими последствиями, только после этого окончательно квалифицировать деяние медицинского работника.Анализ судебно-следственной практики показывает, что именно здесь, при разграничении полномочий медицинского работника на должностные и профессиональные, правоприменителями совершается наибольшее количество ошибок, приводящих в результате к неверной квалификации содеянного. Одни и те же категории работников по характеру и содержанию деятельности могут выполнять и функции, связанные с административно-хозяйственными либо организационно-распорядительными обязанностями, и функции профессиональные. Поэтому решающим признаком в этих случаях будет установление того, выполняло ли данное лицо в конкретном случае должностные или профессиональные функции . Распространенной ошибкой является предъявление врачу обвинения в халатности (по ст. 293 УК РФ) при неверно выставленном диагнозе, неправильно назначенном лечении, назначении противопоказанного препарата, нарушении техники выполнения медицинского вмешательства или манипуляции. Справедливости ради стоит отметить, что халатность в действиях рядового медицинского работника (не руководителя любого уровня) в чистом виде встречается нечасто, его действия, как правило, подпадают под ч. 2 ст. 109 или ч. 2 ст. 118 УК РФ, так как основной дефект допускается все-таки в профессиональной деятельности и связан непосредственно с процессом диагностики и/или лечения, а не его организацией и/или руководством.——————————– Павлинов А. Круг субъектов должностных преступлений требует уточнения // Российская юстиция. 2001. N 9. С. 63 – 64.Отнесение отдельных полномочий к организационно-распорядительным вызывает наибольшее число споров. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий” говорится: “К организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии)” . Б.В. Волженкин к организационно-распорядительным полномочиям относит наличие у работников государственных и муниципальных учреждений права совершать по службе юридически значимые действия управленческого характера, способные порождать, изменять и прекращать правовые отношения. Поэтому должностным лицом следует признавать субъект, который постоянно, временно или по специальному полномочию имеет право выдавать от имени государственного или муниципального учреждения официальные документы, подтверждающие определенный юридический факт, и тем самым как-то организовывать, направлять поведение других лиц, для которых этот акт (документ) имеет юридическую силу . В.С. Орлов считает, что врачи являются служащими тех или иных учреждений и занимают определенные должности, поэтому не исключена возможность признания их должностными лицами и привлечения к ответственности за злоупотребления по статьям УК, но не в связи с их профессией, а в связи с исполнением обязанностей по службе . О присутствии в повседневной деятельности врача организационно-распорядительных полномочий говорит и А.В. Полукаров, указывая, “что рядовой врач… руководил деятельностью младшего медицинского персонала, нес полную ответственность за своевременность и качество медицинского обслуживания больных, проходящих лечение, был полномочен выдавать листки временной нетрудоспособности и осуществлять ведение медицинской документации, что указывает на наличие организационно-распорядительных функций” .——————————– Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий” // СПС “КонсультантПлюс”. Волженкин Б.В. Служебные преступления. СПб., 2005. Орлов В.С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. М., 1958. Полукаров А.В. Должностные лица сферы здравоохранения как субъекты коррупционных преступлений // Вестник РУДН. Серия “Юридические науки”. 2013. N 2. С. 46 – 64.Попытки разграничения анализируемых смежных составов в сфере медицинской деятельности по наступившим последствиям не привели к успеху, несмотря на то что общественно опасные последствия для профессиональных преступлений однозначно определены в диспозициях ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 118 УК РФ (наступление смерти или причинение тяжкого вреда здоровью человека), а для халатности (ч. 1 ст. 293 УК РФ) общественно опасные последствия (причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства) могут быть, по сути, любыми, и они подлежат по своей значимости субъективной оценке правоприменителем (оценочный признак). Вместе с тем халатность предусматривает в качестве последствий и аналогичные профессиональным преступлениям наступление смерти пациента или причинение тяжкого вреда его здоровью (ч. ч. 2 и 3 ст. 293 УК РФ), что совершенно точно не позволяет разграничить данные составы по последствиям.Таким образом, для установления в деянии медицинского работника халатности, допущенной при исполнении служебных обязанностей, должно быть установлено следующее: 1) при выполнении каких именно функций допущен дефект (административно-хозяйственных, организационно-распорядительных) – таким образом уточняется субъект халатности; 2) какие конкретно обязанности были возложены в установленном порядке на данного медицинского работника; 3) что именно из этих обязанностей не выполнено или выполнено ненадлежащим образом; 4) повлекло ли это (невыполнение или ненадлежащее выполнение) существенные вредные последствия для охраняемых законом прав и интересов граждан либо государственных или общественных интересов; 5) имел ли данный медицинский работник реальную возможность для надлежащего исполнения служебных обязанностей и недопущения вследствие этого существенно вредных последствий. Только совокупность этих условий может служить основанием для признания медицинского работника виновным в допущении халатности.

Литература

1. Волженкин Б.В. Служебные преступления. СПб., 2005. 368 с.2. Орлов В.С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. М., 1958. 260 с.3. Павлинов А. Круг субъектов должностных преступлений требует уточнения // Российская юстиция. 2001. N 9. С. 63 – 64.

4. Полукаров А.В. Должностные лица сферы здравоохранения как субъекты коррупционных преступлений // Вестник РУДН. Серия “Юридические науки”. 2013. N 2. С. 46 – 64.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Источник: http://xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/27602

Ошибка, но не халатность!

Халатность медработников

Юридического определения понятия «врачебная ошибка» не существует. При этом в медицинской литературе представлены десятки вариантов определений. Пожалуй, самое классическое дано в 1946 году патологоанатомом И.В.

Давыдовским (академик АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Ленинской премии, вице-президент АМН СССР).

Врачебная ошибка, по Давыдовскому, – это «следствиедобросовестного заблуждения врача при выполнении им профессиональных обязанностей».

То есть врачебная ошибка исключает умышленность преступных действий, а также халатность или непрофессионализм.

Врач, должным образом оказывая медицинскую помощь, принял неверное решение, основываясь на тех данных, которые были им получены. Ошибка в интерпретации была допущена не в силу незнания, а из-за того, что болезнь имела особенное течение (казуистические случаи), либо данные исследования были не совсем объективными, но в этом не было вины самого врача.

Опираясь на данное определение, можно сделать вывод: врачебная ошибка не подразумевает вину медицинского работника.

В то же время сегодня часто под врачебной ошибкой понимаются именно виновные действия, т.е. халатность, ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей.

И здесь для медработников и медицинских организаций возникают большие риски оказаться виновными и понести наказание.

Проигранное дело в рамках гражданского процесса для организаций означает, как правило, выплату пострадавшей стороне компенсации за причиненный вред. Для медиков риск более серьезен – вероятность привлечения к уголовной ответственности.

Верные вопросы

Ни одно дело о врачебной ошибке не обходится без судебно-медицинской экспертизы. Она назначается в тех случаях, когда есть основания предполагать, что негативные последствия, проявившиеся у пациента, были причинены неправильными действиями медработников, либо медицинской организацией при оказании медицинской помощи.

При назначении судебно-медицинской экспертизы перед экспертом ставятся вопросы. От того, как они будут сформированы, зависит многое в исходе дела.

В моей практике был случай, когда девушка 25 лет внезапно скончалась. Она болела ОРВИ, состояние ухудшалось, пациентка была госпитализирована и  умерла в больнице. Родители обвиняли бригаду скорой помощи и персонал больницы в несвоевременной госпитализации и в неверном лечении.

При этом причина смерти пациентки не была установлена. Были проведены две судебно-медицинские экспертизы, ни одна не дала ответ на вопрос о причине смерти.

По всей видимости, пациентка умерла от сепсиса, но в процессе экспертиз анализы и исследование на выявление сепсиса не проводились.

В итоге в отношении медработников не было возбуждено уголовное дело, но больницу все же обязали выплатить компенсацию в несколько миллионов рублей родителям умершей.

Часто со стороны медицинской организации отсутствует системное понимание, какие вопросы нужно ставить перед экспертом. Например, защищая доктора, которого обвиняли в неверной установке имплантов, приведшей к повреждению тройничного нерва у пациентки, мы сформулировали ряд вопросов для судебно-медицинского эксперта.

Просили указать, в каких стандартах медицинской помощи или литературных источниках содержатся указания по технике установки имплантов. Таких источников не было, были только национальные клинические рекомендации, которые рекомендованы к исполнению, но не обязательны, а значит, правовым источником и эталоном не являются.

 

Здесь следует пояснить, что на эталон в лечении пациентов должен опираться как врач, так и судебно-медицинский эксперт, оценивающий результаты лечения.

Эталоном могут служить стандарты медицинской помощи (при этом основная функция стандартов медпомощи – расчет стоимости лечения, но никак не оценочный критерий).

Поскольку результаты экспертизы были построены на информации из клинических рекомендаций, не являющихся эталоном, мы оспорили ее результаты, заявив, что экспертиза была проведена ненадлежащим образом.

Условия вины

Судебно-медицинская экспертиза проводится, чтобы установить условия вины медицинской организации и врача, наличие причинно-следственной связи между действием медработника и наступившими негативными последствиями. Например, хирург при операции забывает в операционной полости инструменты либо салфетку. Пациента благополучно выписывают, а через какое-то время он умирает.

Тут важно определить причинно-следственные связи: если пациент с инородным телом в животе умирает от острого нарушения мозгового кровообращения, причинно-следственная связь, скорее всего, не будет установлена, а значит, и о вине медицинского работника и организации говорить не приходится.

А если у пациента случился перитонит, связь между ошибкой  и негативными последствиями налицо. 

Несколько лет назад на одной из шахт произошла авария, несколько пострадавших в крайне тяжелом состоянии были доставлены в районную больницу, где впоследствии скончались. В этот момент в городе случилась техногенная катастрофа, прекратилась подача электричества. Собственный генератор в больнице не смогли завести, соответственно не работали аппараты ИВЛ.

На судебно-медицинской экспертизе был поставлен вопрос: умерли пациенты  в результате отсутствия ИВЛ или по другим причинам? Эксперты вынесли заключение, что вне зависимости от того, работал аппарат ИВЛ или нет, к смерти привели травмы, не совместимые с жизнью.

Условий для наступления юридической ответственности должно быть четыре: факт причинения вреда здоровью пациента, неправомерность действий персонала медицинской организации, прямая причинная связь между ними, вина персонала медицинской организации.

Если хотя бы одного из четырех условий вины нет, говорить, что во врачебной ошибке виноваты врачи или медорганизация, нельзя. Но это в теории.

На практике мне встречались дела, когда, несмотря на отсутствие причинно-следственной связи и прямое указание Верховного суда РФ на то, что отсутствие такой связи не делает причинителя вреда виновным, суды выносили решения против медицинских организаций и медработников. Стоит иметь в виду, что подобные прецеденты возможны.

***

Любое обращение в суд – это трата нервов и времени как для врача, так и потерпевшего, именно поэтому я всегда советую договариваться с пациентом на досудебном этапе. Если же пострадавший все же планирует обратиться в суд, важно проинформировать его, что рассмотрение врачебных дел длится, как правило, долго.

Это связано с длительным сроком проведения экспертизы.

Стоит задать вопрос пострадавшему: готов он ждать и тратить свои нервы и время на все эти заседания, подставляя других пациентов, которые недополучат помощь, потому что врач будет ходить на слушания в суде?  Беседа в таком ключе часто помогает пойти на мировую в досудебном порядке.

Источник: https://medvestnik.ru/content/interviews/Oshibka-no-ne-halatnost.html

Роковая ошибка. Как наказывают за халатность ульяновских медработников

Халатность медработников

Совсем недавно Ульяновск всколыхнула ужасающая история: молодая женщина погибла из-за того, что медработник вместо физраствора ввел ей 25-процентный формалин. Не спасли пациентку и в лучшем учреждении здравоохранения страны, Федеральном медико-биологическом агентстве им. Бурназяна. Екатерина Ф.

скончалась 5 апреля в Москве, а в Ульяновске в отношении бригады врачей ГУЗ «Центральная клиническая медико-санитарная часть имени заслуженного врача России В.А. Егорова» завели уголовное дело по ч. 2 ст.

109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

Сейчас  проводятся следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего. В СУ СК России по Ульяновской области ждут медицинскую документацию из московской клиники, что поможет прояснить ситуацию. Кстати, само расследование находится на личном контроле прокурора Ульяновской области Сергея Хуртина, а виновным грозит до трех лет лишения свободы.

Обычные горожане до сих пор переживают по поводу смерти молодой здоровой девушки. Разумеется, ситуацию не разрешило увольнение медработников ЦК МСЧ и снятие с постов других должностных лиц. Корреспондент сайта mosaica.ru решил разобраться, что грозит медикам, по чьей вине погибли пациенты.

Эхо «Арсенала»

Одним из наиболее обсуждаемых случаев до сих пор остается причинение смерти заключенному исправительной колонии №9, который погиб сразу после взрыва «Арсенала», поранившись осколками стекла.

Как сообщает СУ СК России по Ульяновской области, в ноябре 2009 года хирург ИК-9 Андрей Т. оказывал медицинскую помощь пострадавшему, но не заметил кровоточащий сосуд. Пациент умер от кровопотери.

По поводу этого происшествия состоялся суд, и врач получил 1 год условно.

Смерть в стоматологическом кресле

Еще один вопиющий случай произошел 4 августа 2014 года, когда во время стоматологической операции в одной из частных клиник погиб подросток Михаил М. Как сообщается в материалах судебного дела, молодой человек пришел с жалобами на зубную боль.

Врачи платного лечебного учреждения поставили ему ряд диагнозов: хронический фиброзный пульпит, глубокий кариес и др. Осмотр провел анестезиолог Сергей Ш. Для лечения предложили провести операцию под наркозом.

После введения анестезии врачи констатировали остановку кровообращения, мальчик скончался после попыток привести его в чувство. После этого родные погибшего – его отец, бабушка и дедушка – подали в суд иски на некомпетентных врачей на общую сумму в 2 млн рублей.

В результате иск удовлетворили частично, родственники получили 1,2 млн рублей. Уголовное дело заводить не стали.

Умерла из-за пластической операции

Похожий случай произошел в той же платной клинике 13 июля 2016 года, когда молодая пациентка умерла во время операции по исправлению носовой перегородки. Гузель И. хотела выровнять искривленную перегородку, операцию ей проводили хирург Игорь Р.

 и  анестезиолог-реаниматолог Сергей Ш. По материалам следствия, до начала действий медработники не проконтролировали положение дыхательной трубки, нарушилась подача кислорода, но сразу этого не заметили.

После этого женщина какое-то время находилась в коме и погибла, придя в сознание. У нее остался муж и двое сыновей пяти и трех лет. После смерти Гузель супругу удалось отсудить у клиники почти 5 млн рублей. Врачи арестованы не были.

При этом администрация клиники настаивала – врачебной ошибки не было, и затребовала проведение дополнительных экспертиз. 

Смерть после родов

В мае 2017 года суд вынес приговор двум гинекологам УОКБ Галине К. и Наталье А. Они осуждены по той же самой ч. 2 ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей».

По информации прокуратуры Железнодорожного района, 17 августа 2015 года в Ульяновскую областную клиническую больницу поступила 35-летняя беременная пациентка Елена Е. Она родила, но после этого у нее возникли осложнения. Спустя девять дней женщина была переведена в акушерское обсервационное отделение областной больницы.

Там ее осмотрела акушер-гинеколог Галина К., но она не назначила необходимых для лечения препаратов и даже не диагностировала разрыв родовых путей.

«Аналогичный непрофессионализм проявила и врач – акушер-гинеколог Наталья А. Видя значительное ухудшение состояния больной вследствие массивной кровопотери, она, игнорируя неоднократные замечания анестезиолога-реаниматолога, продолжила проводить неверно выбранные Галиной К. оперативные вмешательства. В результате спустя несколько часов пациентка скончалась», – сообщают в прокуратуре.

Наталье А. и Галине К. назначено наказание в виде двух лет ограничения свободы, также они лишены права заниматься медицинской деятельностью на 1,5 и 2 года соответственно.

Проявили халатность

Такие же сроки в 2016 году получили врачи Старомайнской больницы, в которой погиб пациент. По материалам следствия, в сентябре 2015 года хирург Иван У. и завотделением больницы А.

 ошиблись, когда оценивали состояние 55-летнего пациента, который жаловался на боль в брюшной полости. Осмотрев мужчину, дежурный врач-хирург поликлиники названного государственного учреждения здравоохранения Иван У. диагностировал ему травму живота.

При этом медицинский работник не назначил лечения, не использовал весь арсенал возможных диагностических методов для выявления разрывов внутренних органов (УЗИ, рентгенография, лапароскопия и т.д.). Заведующий отделением А.

, видя ухудшение состояния больного, не организовал проведения полного комплекса исследований и не принял мер к своевременному проведению экстренной операции.

Несвоевременное диагностирование привело к смерти пациента. Суд приговорил А. к 2 годам, а Угарина – к 1,5 годам лишения свободы условно.

Ребенок умер от ОРВИ

Еще один чудовищный случай произошел в Ульяновске в начале февраля 2015 года. В приемную горбольницы №1 поступил 9-летний мальчик с температурой 39 градусов и другими признаками ОРВИ. В это время в больнице дежурила терапевт Светлана М.

, которая осмотрела мальчика, но, как указано в деле, «вопреки требованиям вышеуказанных норм действующего законодательства, недобросовестно отнеслась к исполнению своих должностных и профессиональных обязанностей без уважительных причин». Она не назначила необходимых исследований, и ребенка лечили сначала от ушиба, а потом от ветряной оспы.

Через несколько дней он скончался, и вскрытие показало, что причиной смерти стала вирусно-бактериальная пневмония.

Дело было передано в суд, Светлане М. предъявили обвинение в халатности, повлекшей по неосторожности смерть человека, что предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет. Свою вину она признала, однако реального срока не получила, так как попала под амнистию в связи с юбилеем Победы в Великой Отечественной войне.

Как нам пояснили в региональной прокуратуре, врачи в Ульяновской области крайне редко получают реальные сроки за свои должностные преступления.

Василий Зима

старший помощник прокурора Ульяновской области

То, что врачи не получают реальных сроков, – это общая судебная практика по стране.

В соответствии с законодательством Российской Федерации, органом, который определяет, виновен человек или нет, и выносит ему вердикт, является суд. Это позиция суда.

Мы можем вносить апелляционные представления, обжаловать приговоры, считая их незаконными, однако районные суды или областной суд считает так. Почему они так делают, могут сказать только они.

Кстати, за рубежом докторам тюрьма не грозит, там все заканчивается денежным штрафом. Все расходы покрывает врачебная страховка. Однако медик, нанесший вред здоровью пациента, теряет возможность практиковать, что равносильно профессиональной смерти.

Как себя защитить?

У пациентов всегда есть законный способ защититься от “врачебного произвола”. Согласно декларации о правах пациентов в России, принятой в 2010 году, все жители страны имеют право на доступную медицинскую помощь, на получение полной информации о состоянии своего здоровья, а также на выбор лечебного учреждения и на отказ лечиться там, где ему не нравится.

Более того, пациенты имеют право сомневаться в результатах лечения и перепроверять результаты. Для этого можно обратиться в страховую компанию или Росздравнадзор.

Страховщики проводят независимые экспертизы и делают это в рамках работы Фонда обязательного медицинского страхования (ОМС). Как сообщают сотрудники страховых компаний, в год от пациентов поступает около 3,5 тысяч жалоб.

В абсолютном большинстве случаев (88%) в спорах побеждают пациенты.

Источник: https://mosaica.ru/ru/ul/news/2018/04/11/rokovaya-oshibka-kak-nakazyvayut-za-khalatnost-ulyanovskikh-medrabotnikov

Оспорена экспертиза, оправдывающая халатность медработников

Халатность медработников

Иван и Татьяна мечтали о ребенке. В семье уже подрастал трехлетний Антошка, когда на свет появился его младший брат. Но супругов постигло несчастье: малыш умер через два месяца после рождения.

Новость о третьей беременности Иван принял с восторгом, решив, что будет оберегать жену от всех невзгод. В октябре 2014 года Татьяна стала на учет в Ухтинском межтерриториальном родильном доме.

Супруги выполняли все рекомендации врача: «нет» вредным привычкам, здоровое питание и только здоровый образ жизни. Анализы были в норме, и никаких отклонений не наблюдалось.

В целом беременность протекала нормально, вот только однажды УЗИ показало однократное обвитие плода пуповиной. Обеспокоенная, Татьяна спросила, угрожает ли это здоровью и жизни ребенка, но врачи заверили: «Ничего страшного. Такое, действительно, бывает. Разрешится».  

В июне 2015 года, когда начались схватки, Иван привез супругу в роддом. После того, как были оформлены все необходимые документы, Татьяну проводили в родильный зал. Было около 3 часов ночи, когда в палату вошла женщина в белом халате – врач роддома.

Она осмотрела Татьяну и задала несколько вопросов. «Это моя третья беременность, и я уже знала, что делать, – рассказывает пациентка. – Я сразу же сообщила про обвитие пуповиной шеи у ребенка, ответила на вопросы врача. Вскоре передали обменную карту, и она ушла».

Было решено провести кардиотокографию ребенка, запись велась на протяжении часа, после чего Татьяне сказали, что все в норме. При этом сама женщина чувствовала все нарастающую боль и тревогу, будто бы «что-то идет не так». Она попросила сделать анестезию и позвать врача.

Акушерка сделала укол, но врача Татьяна увидела только через 2 часа. 

Тревога нарастала, схватки стали редкими. Психологическое состояние женщины усугублялось еще и поведением врача: акушерку отправили на поиски другого доктора, и когда тот пришел в палату, коллеги начали совещаться.

Второй врач предложил сделать анализ кислотно-щелочного состояния крови ребенка и сказал, что надо «еще подождать». Данные КЩС были готовы через 20 минут. «Жаль если не родит сама, есть еще полчаса», – резюмировал доктор и снова вышел из палаты.

Было почти 7 утра, когда, измученная болью, неизвестностью и странным поведением врачей, женщина взмолилась сделать ей кесарево сечение. Лишь через полчаса Татьяну повезли в операционную… 

  Спасти ребенка не удалось. Врач-реаниматолог разводил руками и «не знал» причину смерти. Говорил, что ребенок родился здоровым и доношенным, но потом «почему-то умер». Из-за осложнения после родов Татьяна провела в больнице еще несколько недель, а затем была выписана с изменениями общего анализа крови, хотя и чувствовала себя не вполне здоровой. 

Министерством здравоохранения Республики Коми была назначена экспертиза на предмет качества и своевременности услуг, оказанных Ухтинским родильным домом. Экспертиза показала, что врачебные ошибки имели негативные последствия и привели к ухудшению состояния роженицы и летального исхода при родах.

Дефекты при оказании медицинских услуг имели прямое отношение к асфиксии плода. Так, отсутствие мониторинга плода во время родов в течение 1 часа 50 минут при обвитии пуповиной вокруг шеи и регистрация патологического типа кривой КТГ сразу после подключения аппарата свидетельствовали о раннем появлении дистресса плода.

Анализ кислотно-щелочного состояния был сделан только через 30 минут после получения данных КТГ и не повторяется при сохранении патологического типа кривой. В карте пациентки отсутствует отметка времени, когда происходит оценка КТГ после начала инфузионной терапии.

Осмотр анестезиологом проведен только через 15 минут после решения вопроса об оперативном родоразрешении. Начало операции необоснованно задержано на 30 минут после принятия решения об этом. Между выявлением необходимости кесарева сечения и самой операцией прошло 1,5 часа.

Кроме того, операция была проведена некачественно, что привело к ухудшению здоровья роженицы. Однако заключение эксперта является довольно-таки странным: «данный случай подлежит экономическим санкциям в соответствии с законом».

В апреле 2016 года по факту смерти в результате неправильных врачебных действий было возбуждено уголовное дело. Однако, из-за отсутствия состава преступления оно было закрыто.

Логика следователя оказалась проста: согласно уголовному кодексу, объектом преступления является человек, а плод, который не родился, человеком еще не является. Следовательно – отсутствует и объект преступления.

Причинно-следственной связи между действиями медиков и смертью новорожденного тоже нет, а выявленные дефекты оказания помощи – всего лишь дисциплинарный проступок. 

Возобновить расследование помогла рецензия на экспертизу. Детальный анализ выявил, что экспертиза не полностью отвечает на поставленные вопросы. В заключениях экспертов имеются неточности и фактические несоответствия. Выводы не конкретны и не обоснованы, во многом спорны и вызывают сомнения.

Установлено также, что была нарушена процедура предупреждения экспертов об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307 УК РФ). Эта «подписка» должна оформляться до начала производства экспертизы: в тот момент, когда эксперту только поручается её производство.

В рецензируемом же заключении подписи комиссии экспертов были поставлены после окончания исследования и распечатки текста заключения. Таким образом, подписи не имеют юридической силы. Вызывает сомнения и компетентность экспертной комиссии: специалисты не использовали и не применили необходимую медицинскую и нормативную литературу.

Следовательно, заключение, выполненное судебно-медицинской экспертной комиссией ГБУЗ  РК «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Сыктывкара, не является объективным, всесторонним и полным. 

Рецензия показала, что заключение экспертизы оформлено с нарушениями ст.ст. 199 и 204 УПК РФ и Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной  деятельности в РФ» от 31.05.2001г. и других нормативных актов. Это явилось основанием для назначения повторной судебно-медицинской экспертизы. В настоящее время ведется расследование уголовного преступления.

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/01/09/osporena_ekspertiza_opravdyvayuschaya_halatnost_medrabotnikov

Халатность врачей: статья УК РФ, жалоба, наказание, заявление

Халатность медработников

Человеческая некомпетентность, лень или недооценка всей серьёзности той или иной ситуации при выполнении им своих должностных обязанностей, явление достаточно распространённое, но в силу специфики выполняемых функций подобное попустительство может быть безвредным для окружающих или иметь социально-значимые негативные последствия.

В обоих случаях, классифицируя поведение человека, можно говорить о его халатности, но в последнем случае, при нанесении вреда материальному или физическому благосостоянию других людей или обществу, может наступить уголовная ответственность за последствия зловредного действия или бездействия.

Характеристика преступления

Индивидуальной статьи или правовой нормы в отношении халатности медицинских работников не предусмотрено, а причинение ими ущерба физическому благосостоянию пациентов или преждевременное наступление летального исхода, необходимо рассматривать, как пренебрежение исполнением должностных обязанностей. Под обязанностями любого должностного лица подразумеваются действия и алгоритмы поведения, которые предписываются ему различными нормами, указанными в законах, правилах, положениях, инструкциях или иных документах и регламентирующими его профессиональную деятельность.

Являясь должностным лицом, врач может совершить преступление в тех случаях, когда принятое им решение в состоянии отрицательно повлиять на здоровье больного или вызвать летальный исход. Исходя из этого, состав преступления характеризуется сочетанием следующих фактов:

  1. Объективность, выражающаяся в наличии должностной обязанности, которая не была исполнена врачом по причине лени, безалаберности или недооценки серьезности ситуации и это привело к разрушительным последствиям. Причинно-следственная связь должна быть очевидной и формализованной, так как наличие фактора неопределенности при лечении освобождает медперсонал от ответственности, потому что они не могли знать о наступлении негативных последствий и шли на оправданный медицинский риск.
  2. Субъективность, определяемая наличием конкретного медицинского работника, действия которого привели к ухудшению физического благосостояния больного или его смерти.
  3. Ущербность, заключающаяся в зафиксированном событии ухудшения самочувствия пациента или его смерти, которое имеет прямую взаимозависимость с лечебной процедурой в силу известных побочных эффектов лекарственных препаратов или лечебных процедур.

О том, как наказать врача за халатность, как ее доказать и куда обращаться, расскажем далее.

Куда жаловаться на халатность врачей?

Первой инстанцией, в которую должно быть выполнено обращение — это непосредственное руководство врача, допустившего халатное отношение к своим обязанностям, приведшее к неблагоприятным последствиям, в лице главного врача медицинского учреждения.

Оформляется подобная процедура в виде заявления свободной формы, в котором указываются все значимые обстоятельства, позволяющие отнести проступок медработника к халатности и указывающие на взаимосвязь предпринятого лечения и наступившего ухудшения самочувствия.

Результатом вручения такого обращения, с отметкой о регистрации на втором экземпляре, может быть дисциплинарное и/или материальное воздействие главврачом на подчиненного, поэтому пользоваться этим способом целесообразно при незначительном ущербе здоровью.

Если обращение к руководящему медработнику осталось без внимания и надлежащего ответа, который должен быть направлен по почте или вручен лично, то следующей инстанцией будет обращение в Министерство здравоохранения, являющееся высшей ступенью медицинской иерархии и обязанное принять меры воздействия к персоналу, допустившему пренебрежение должностными обязанностями, заключающееся обычно в дисциплинарном наказании или увольнении виновного лица и руководителя медучреждения. Обращение к министерским работникам оформляется аналогично заявлению на имя главврача больницы, за исключением адресата и различий в описательной части инцидента, включающей в себя изложение подробностей обращения к руководителю медработника виновного в халатном отношении к работе.

Более подробно о таком феномене как врачебная халатность расскажет следующее видео:

Полиция

Несмотря на наличие признаков уголовного преступления, факт попустительского отношения к должностным обязанностям со стороны врача не рассматривается правоохранительными органами в лице полиции и обращаться с заявлением в полицию смысла нет.

О том, как подать заявление в прокуратуру, если врача обвиняют в халатности, читайте далее.

Прокуратура

Полномочия правоохранительных органов, в лице прокуратуры, проводить проверки в отношении любых коммерческих и государственных учреждений в части соблюдения персоналом норм законности и правомерности действий, делают обращение с заявлением о халатности, допущенной врачом, необходимой процедурой для того, чтобы в отношении факта нанесения вреда здоровью была проведена проверка и при наличии состава преступления заведено уголовное дело. Параллельно с подачей письменного заявления в органы прокуратуры по месту происшествия, следует направить обращение аналогичного содержания в территориальный орган Росздравнадзора, в функции которого входит контроль за деятельностью медучреждений в части организации лечения больных, в том числе.

Заявления, подаваемые в контрольно-надзорные органы, должны включать указание адреса, которым является наименование органа и заявителя с его личными данными позволяющими осуществить обратную связь. Текст обращения должен содержать:

  1. Описание обстоятельств нанесения вреда здоровья человека или вызвавшие смерть пациента, с указанием даты происшедшего, периода лечения, лечебных процедур и мероприятий, ответственного медработника, принимавшего те или иные решения в отношении содержания лечения и назначения препаратов, которые привели к нежелательным последствиям.
  2. Изложение истории взаимодействия с руководством медучреждения и профильного Министерства в части установления вины врача в халатном отношении к своим должностным обязанностям и принятия к нему мер административного воздействия.
  3. Просьбу о проведении проверки правомерности действий лечащего врача и установления состава преступления по ст.293 УК РФ или иных признаков противоправного деяния.
  4. Ходатайство об удовлетворении определенных требований: компенсация материального, физического и морального ущерба или привлечения виновного лица к уголовной ответственности.

Копии всех имеющихся в наличии документов, способных подтвердить наличие состава преступления, следует приложить к заявлению и перечислить в качестве приложений в тексте.

Завершаться любое письменное обращение должно собственноручной подписью заявителя и датой его написания.

Ниже вы найдете пример заявления в прокуратуру на халатность врача. Его также можно скачать здесь.

Жалоба на халатность врача (образец)

О том, как подать в суд на врача за халатность, читайте ниже.

Суд

Обращение в суд без попытки досудебного разрешения конфликта в виде обращения к главврачу и в Министерство здравоохранения, а также без проведения прокуратурой и Росздравнадзором проверки по факту халатных действий должностного лица, бесперспективно и не будет принято к производству по причине отсутствия каких-либо доказательств, установленных причинно-следственных связей и обоснованности претензий заявителя.

Допускается судебное разрешение конфликта при требовании истца о взыскании материального ущерба от халатности врачей.

Далее мы рассмотрим случаи, когда халатность врачей привела к смерти пациента.

Особый случай

Ниже мы расскажем о том, что делать, если имеет место халатность врача, повлекшая смерть пациента.

Смерть пациента

При ненадлежащем исполнении или неисполнении медработником своих должностных обязанностей, если это привело к смерти больного, он подлежит наказанию по части 2 статьи 293 УК РФ, которая предусматривает в подобных случаях:

  • пятилетние принудительные работы с последующим запретом на медицинскую практику в течение не более 3-х лет;
  • тюремное заключение сроком до 5-ти лет и последующим запретом лечить людей еще три года после освобождения.

О том, что делать, если халатность врачей привела к смерти ребенка, читайте далее.

Следующее видео посвящено вопиющему случаю врачебной халатности, в следствии которого умерла 18-летняя девушка:

Смерть ребенка

Возраст умершего не является отягчающим признаком при определении меры пресечения для врача, который в силу халатного отношения к своим должностным обязанностям допустил смерть пациента. То есть наказание за смерть малолетнего или несовершеннолетнего больного наступает по ч.2 ст. 293 УК РФ.

Ниже представлена небольшая судебная практика по врачебной халатности в соответствии со статьями УК РФ.

О подобном случае врачебной халатности, принесшей смерть ребенка, расскажет следующий видеосюжет:

Судебная практика

  1. В 2008 году федеральный суд Центрального района г. Тольятти приговорил нейрохирурга и заведующего отделением к условным срокам, лишив на три года права заниматься врачебной деятельностью, за то, что они выписали, не долечив, лицо без определенного места жительства, которое впоследствии скончалось от диагностированного заболевания.
  2. В 2007 году врач реаниматолог-анестезиолог краевой специализированной инфекционной детской больницы г. Краснодара и дежурная медсестра были приговорены к годовому пребыванию в колонии-поселении и последующему запрету на занятие медицинской практикой в течение двух лет.

    Данная мера пресечения была применена за неверные действия при введении катетера маленькой девочке, доставленной с диагнозом «коклюш», которые стали причиной тромбоза артерии правого предплечья, приведшего к летальному исходу по причине не проведения операции, способной спасти ребенку жизнь.

Итак, теперь вы знаете, как доказать врачебную халатность и как наказать нерадивых медиков. Желаем, чтобы полученные знания никогда вам не пригодились!

Источник: http://ugolovka.com/prestupleniya/halatnost/vrachej.html

Защита прав online